Куклы зазеркалья

Размер шрифта: - +

Глава 41.1

Слова замерли в горле. Егор нес Дрейка на руках, лицо серое, волосы взъерошены, в глазах боль, потрясение, и чувство вины. Пес был частично забинтован, нос разбит.

Устало уложив его на диван, он сам сел на пол рядом. Я подошла и погладила осторожно короткую шерстку между ушей. Карие глаза печально поглядели не меня.

- Что случилось?

- Я так и не понял, - широкие ладони закрыли лицо, он долго не продолжал, справляясь с собой, - отпустил его побегать, как обычно. Сам побежал круг, но когда дошел до середины, услышал собачье поскуливание, переходящее в визг…. Побежал на этот звук. Дрейк лежал в кустах из бока кровища льет. А того козла я не догнал. Только видел, как кусты за ним шевелились в стороне… Черт!

Он еще помолчал.

- Я бы его убил. Но не до этого было. Возле парка такси стояло, мужик хороший попался, довез нас быстро до ближайшей ветеринарной клиники. Не побрезговал, что машину испачкает. Короче повезло. И все не так серьезно оказалось. Ранение поверхностное, только крови много. А так, пару дней полежит и опять в строй. Да, Дрейк?

Пес тихонько проскулил что-то.

- Это он от лекарств вялый. Я одно не могу понять. Зачем? Ведь он добрый такой, дружелюбный. Зачем?

- Я не знаю. О, Господи!

Из глаз полились слезы.

Он обнял меня и погладил по голове.

- Все обошлось, все хорошо…

Но поганое ощущение, что это не конец, а только начало цепочки событий, усиливалось и вскипало внутри.

Весь день был посвящен уходу за нашим мохнатым другом. Даже боязно, как бы он совсем не разнежился в такой атмосфере. Мобильник оживился в десять вечера. Номер был незнакомый, но занятая другими мыслями не придала этому значения и рассеяно нажала на кнопку, удивляясь тому, кому и что понадобилось в такой час.

- Алло. Слушаю вас?

- Привет, милая.

И голос такой спокойный, ласковый, певучий, как будто мы расстались только вчера, после кино или кафе. Никакой тебе зловещей трескотни из трубки или шорохов, ни скрипучего голоса, как в кино.

Все обычно и просто и от этого еще страшнее.

- Привет.

Егор издалека посмотрел на меня и вопросительно качнул головой. Наверное, лицо у меня в этот момент было как минимум испуганным.

Я махнула рукой, показывая, что звонок неважный, и направилась в сторону ванной. Внутри с грохотом сошла горная лавина и завалила все оборонительные сооружения, выстроенные мною, оставив только лед и холод.

- Не молчи, милая. Это так скучно. Мы давно не виделись, неужели тебе совершенно нечего мне сказать?

- Нечего.

Дверь я захлопнула и теперь смотрела в зеркало, как лицо становится замерзшей маской, а глаза двумя стекляшками без эмоций.

- Жаль, очень жаль. А я ждал, хотя бы банальных слов. Типа, прости, что продырявила тебе башку ведром и оставила помирать в огне пожара. Этого было бы достаточно.

- Достаточно того, что я не рассказала о тебе. По-моему этого вполне достаточно.

- Хм…. А ты стала прагматична. То дак высокие чувства тебя волновали, а сейчас…. Ладно, я не о том. Я наблюдал за тобой…

- Я поняла уже.

- Твои прогулки по парку с самого утра наводят на мысли о бессоннице. Я прав?

- Ты же следил за мной. Зачем тебе тогда что-то объяснять?

- Не кусайся. Держу в руках фотографии. Ты такая загадочно-грустная и притягательная.

- Зачем ты звонишь?

«Не понимаю, зачем разводить эту дребедень про загадочную грусть? Ты, дорогая, похоже, забыла, с кем говоришь. Это ведь его любимая игра загонять мышку в угол, потом опять выпустить, а потом снова в угол. Весь смысл в этой игре».

- Зачем? Я уже сказал, давно мы не виделись и не разговаривали. Я соскучился.

- Неужели? Не нашел пока другую игрушку?

Послышался тяжкий вздох.

- Ты никогда не была для меня игрушкой. Я много раз об этом твердил.

- Позволь мне не поверить.

- Не верь. Ты никогда мне не доверяла. Это очень обидно, - я фыркнула в трубку, так, что он услышал. – Да, обидно.

- Какая глупость. Тебе обидно…

- Потому что, хоть и не сразу, но я открыл тебе почти все свои секреты. Душу, можно сказать выворотил наизнанку, - «это точно, наизнанку мою и свою», я сглотнула, но это движение далось с трудом. – Я был предельно откровенен. И что? И, кстати. Не припомню, чтобы ты была сильно против.

- У меня не было выбора.

Смех был очень громким, таким, что пришлось отнести трубку подальше от уха, когда он прекратился, поднесла обратно.

- Выбора…. Ох, ну и насмешила ты меня. Выбор есть всегда, моя милая. У тебя он был. Но ты проявляла отменное усердие при наших встречах, - смешок, тихий, говорящий сам за себя. Я вдавила ногти в ладонь. – И была очень довольна. А что, не так? Можешь все отрицать. Но я помню все детали. Твои стоны, поскуливания даже иногда, как ты прикусывала мою губу до крови, как твои ногти…



Алиса Лойст

Отредактировано: 14.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться