Куклы зазеркалья

Глава 49

Взломать дверь оказалось не так просто. Нашлись и молоток и стамеска. Чем только я не пробовала подковырнуть язычок – косяк рядом был весь в рытвинах. Не хотела дверь открывать секреты своего хозяина.

Около нее я ходила уже неделю, напоминая себе героиню из легенды о Синей Бороде. Но только нет у меня братьев, могли бы спасти меня в нужный момент.

Потом дошел весь смысл моих бесполезных усилий, я просто раскрутила и разобрала замок. Тем более что он был обычный комнатный. Довольно глупо, если хранишь за дверью серьезные секреты, а не просто надувную куклу.

Наконец отдельные его части упали на пол, я, немного, поднажала и вуаля проход открыт. Не знаю, что думала там увидеть. В нашем общем зазеркалье могло быть все, что угодно. И когда тебе говорят не открывать какую-то дверь, то больше всего хочется сделать именно это.

Комнатка показалась мне небольшой, метров двенадцать квадратных. В левом углу у окна стол с компьютером. В правом стеллаж с полочками, на которых были аккуратно расставлены диски. Подошла ближе, на них даты с именами и без… Черт!

«Мои маленькие шалости». Как-то было более свободно на душе, когда не знала имен этих самых «шалостей».

Дело было поставлено с размахом и четкой скрупулезностью. Даты на дисках и папках совпадали. Какие-то повторялись. Значит, в один промежуток времени могло быть несколько девушек. Не думаю, что его интересовали мужчины. Разве что, как объект для подчинения и манипулирования, не более.

Ох. Толстая папка, а на ней написано «Дима» и список дат. Осторожно достала ее. Сначала шла анкета на самого Диму, потом на каждую девушку, оставшуюся там, в «белой комнате». Не было меня и Марины. После обычных стандартных данных, несколько листков с описанием всего процесса: действия, производимые с жертвами, ощущения от них, реакции девушек, поведение Димы, небольшие выводы… Фрейд, мать его! Засунула папку обратно. Еще прилагались фотографии, но смотреть на эти лица не было сил.

Постепенно успокоилась и стала изучать материалы по порядку. Самая первая папка была еще бумажной, желтой от времени с потрепанными краями. Листочки внутри с написанным от руки текстом, а не набранным на машинке или компьютере. И фотографии квадратные, твердые, толстые. Я помню эти фотоаппараты моментального снимка. Это была такая диковина. Один из знакомых родителей принес его на Новый год. И собравшись маленькой детской кучкой вокруг него, мы, разинув рты, смотрели, как появляется изображение.

Полностью погрузившись в изучение, я не услышала шагов и не заметила движения около двери. Просто почувствовала – он здесь. Да, стоит, привалившись к косяку, смотрит весело и настороженно одновременно. Надеюсь, он не ждет так же, как и Дима, восторгов с моей стороны.

- А я все думал, ставки делал, когда же любопытство возьмет верх.

- Вот видишь, взяло.

- Ты знаешь было очень трудно достать такой фотоаппарат. Сам я фотографией никогда не занимался. О чем даже жалею иногда. А проявлять такие фото в ателье было невозможно, сама понимаешь.

- Понимаю.

И взяла одно. На нем девушка стоит вроде на коленях. В объектив камеры попали только часть височной зоны, щека, закрытая волосами, плечо в синяках и кровоподтеках, грудь и маленький кусочек изгиба спины с ягодицами – все наклонено вперед на фотографа. Следующее фото эта же девушка, но со спины, стоит на коленях, руки и ноги связаны, снято как-то сбоку, голова опять опущена. На спине, помимо прочего, тонкие красные полосы. Просмотрела все снимки с ней, лица так нигде и не видно. Почему то очень хотелось увидеть ее лицо, глаза.

Андрей опустился рядом со мной на корточки. Можно подумать, что мы просматриваем семейный фотки с отпуска.

- Тогда я понял свою ошибку и потом обязательно снимал всегда сначала лица. Ты ведь заметила, что хочется посмотреть на лицо, увидеть глаза. А все эти синяки, полоски, связанные руки, все вторично. Когда заглядываю в глаза на фото, то сразу вспоминаю все ощущения, события, связывающие меня с этой женщиной…

- Понятно.

Захлопнула папку и стала потихоньку разбирать их на полу и потом составлять на место. Он сел на офисный стул, перед компьютером и спокойно наблюдал за мной, руки свободно лежат на подлокотниках, но взгляд неотрывно следит за моими движениями.

Было несколько неприятно, что поведение индивида так предсказуемо. Что ожидалось, когда же я сделаю этот шаг и засуну свой нос туда, куда не надо, буду поймана. Чувствуешь себя, как таракан в искусственном лабиринте, которого подталкивают в нужную сторону. А ты бежишь, как оголтелый, веришь, что скоро выход. Надеешься на спасение. Ничего там нет. Только снова спичечный коробок, а дальше по кругу – лабиринт, страх, коробок…

От мыслей меня оторвало осторожное касание. Это Андрей подхватил мою кисть и притягивал к себе. Уже более уверенно погладил по бедру и поднял ладони к ягодицам… Боже! ... Зашумел компьютер включаясь. Совсем не хотелось на него отвлекаться. Тем более что на мне было простое домашнее платье без нижнего белья под ним. И, наконец, ощущение его рук на моем теле за столько месяцев, как заживляющий бальзам. Самой активность проявлять не хотелось.

Мы развернулись к экрану. И Андрей устроил меня на своих коленях, продолжая блуждать легко и непринужденно под платьем. Спереди пуговички уже расстегнуты, зубы легко покусывают мочку.



Алиса Лойст

Отредактировано: 04.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться