Кукушонок

Размер шрифта: - +

День двадцать второй.

День двадцать второй.

Утро началось с драки. Векер пытался огреть меня деревянным мечом, но у него ничего не получалось. В силе я ему уже не уступал: моё новое тело превращало белки в мышцы какими-то бешеными темпами. Что же до навыков, то с фехтованием всё достаточно сложно: уроки Эфиша не проходили даром, но мне недоставало практики, да и за зрелищностью я не гнался. С одной стороны есть множество разнообразных приёмов, очень красивых на турнирах и в поединках, а с другой существует проверенная тысячелетиями формула «удар-защита». Применяя простейшие приёмы чётко, с хорошей силой и верным ритмом, можно истощить своего противника и воспользоваться его усталостью. Финты и приёмы хороши только в исполнении полного сил и опытного рубаки. От моих ударов и жёстких блоков у Векера тряслись руки, и без моей помощи у него не было шансов. Кроме того, я должен был проиграть любой ценой, и так думали мы оба.

Удар, Векер блокирует, теперь он рубит, я отхожу, мы пытаемся вырваться из чужого ритма. Снова подход и удар, ложный выпад, останавливаю замах, перевожу его в блок. Я несколько сбавил темп, потом заметил начало очередного приёма, и допустил намеренную ошибку. Левая рука получила свою порцию тупой древесины, я начал пропускать удары, и Векер успешно зарубил меня насмерть. Аплодисменты. Со стороны это должно было смотреться, как последовательность из недостаточной силы, выучки и опыта. Только сержант Литеви цыкнул и зло на меня посмотрел. Догадался? Денкель похлопал по плечу:

- Ещё месяц тренировок, и ты научишься неплохо махать деревяшкой.

Он не знал, что Литеви в принципе не признавал тренировочных мечей, полагаясь на свою реакцию, и требуя от меня того же.

Векер вёл себя столь же нагло, как и всегда:

- Деревенщина, знай своё место.

- Моё место подле ног графа.

И понимай, как знаешь. Мы с ним уже пару раз общались, после каждой беседы меня снедало желание выбить из него дурь. Иногда я стал замечать за собой совершенно детские реакции, скорее свойственные подростку, чем такой фальшивке, как я. Только человек, переживающий половое созревание по второму кругу, может оценить как тяжко мне становилось в присутствии Амаис. Она была прекрасна и умна, но её характеру позавидовал бы любой кактус. В первую неделю она просто выбирала меня мишенью своих острот. Во вторую что-то изменилось, и она стала чередовать остроты с довольно милой болтовнёй.

После завтрака, вкушаемого в одиночестве, я любил прогуляться по крепостной стене. Замок Орла выглядел неровным шестиугольником стен с башнями разной высоты и диаметра. Снаружи замок окружал глубокий ров. Вместо подъемного моста был узенький каменный мостик и караулка на другой стороне. В случае угрозы, мост успели бы разрушить: прямо над ним на стене был припасён огромный валун. Промахнуться не имелось никакой возможности, что делало штурм врат заданием для самоубийц. Разрушенный мост в считанные минуты можно было заменить временным деревянным, что хранился в замке вместе с разборными конструкциями для защиты стен. Изнутри замок был застроен и заставлен почти полностью. Деревянные сооружения разного назначения жались к каменным стенам внутреннего и внешнего дворов, оставляя пустыми совсем крошечные пятачки. В случае необходимости все деревянные пристройки предполагалось порубить на дрова, или взять с собой в поход. Внутренняя стена разделяла замок на две части, и лишала противника малейших шансов взять жилище Орла одним штурмом без длительной осады. Последней линией обороны возвышалось центральное здание с огромной прямоугольной башней, в нём же хранились основные запасы. Замок Орла был хорошо подготовлен и для отражения штурма, и для выдерживания длительной осады. Я рассматривал замок с совершенно непредусмотренной его создателями стороны: думал, как из него сбежать и не переполошить весь гарнизон. Мои размышления прервала Амаис:

- Матушка велела позвать тебя, Инизамгор.

Хозяйка замка — это не девица с вечным вышиванием. В отсутствие мужа она вела все дела. Ещё вчера граф со старшим сыном уехал на охоту, и до его возвращения Валотия имела право казнить и миловать. С ней отношения не заладились, она пыталась изображать искреннюю приязнь, но не слишком усердно. Если младшие Орлы были ещё балбесами, подстёгиваемыми товарищами и самолюбием, то Валотия просто не желала растрачивать тепло на такое временное семейное недоразумение, как я.

Мы с Амаис болтали, и я удивлялся её любопытству. Ей явно некуда было девать энергию. Половина её сверстниц уже нянчила детей, а вторая готовилась стать матерями, но не Амаис. Её голова была занята наставлениями Эфиша, чтением, ведением хозяйства и массой других вещей, которые не должны были интересовать ни женщину, ни девушку её возраста. Признаюсь, я думал, что если найдётся на свете мужчина, способный вытерпеть уколы этой розы, то в награду он получит не только прекрасный бутон, но и золото души, скрытое в её корнях. И пока мы не дошли до комнаты Валотии, все шипы были предназначены мне.

- Инизамгор, иногда я думаю, что ты притворяешься. Ты научился читать за несколько дней, машешь мечом не хуже настоящего солдата, Эфиш постоянно пропадает с тобой и мало пьёт. Но ты не знаешь самых элементарных вещей, ты с луны свалился?

- Я ходил на Болото и потерял память.

- Знаю, но не верю. Из болот часто безумные выходят, ты не такой. Тебе прибавили ума. Если бы я верила в Хозяек, то решила бы, что ты сам один из них.

От нервного тика у меня задёргался глаз.



Nihil Simularcra

Отредактировано: 05.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: