Кукушонок

Размер шрифта: - +

День двадцать третий.

День двадцать третий.

Вместо Амаис мне снилась кавалерийская атака. Чудовищно огромные кони несли вооружённых всадников вперёд. Тысяча кавалеристов летела на несколько сотен пехотинцев, вооружённых копьями. Рыцари и лошади нападавших закованы в кольчужную броню, под ней многослойная ткань для смягчения ударов и увеличения защиты. Всадники вооружены копьями и дротиками, щитами и мечами, за спиной луки, но главная сила рыцаря — это конь весом до тонны. Стоит этому зверю врезаться в строй, и он опрокинет десять рядов пехотинцев. Главная задача такого кавалериста в бою — направлять это безумное животное и защищать от врагов, остальное эта боевая машина сделает сама.

Сразить коня в броне сложно, добить рыцаря — ещё сложнее. Рыцарская кольчуга превосходно держит удар любого оружия, а её хозяин в пару взмахов меча лишает жизни пехотинца. Мне снилось, что я стою в рядах пехоты, и на нас налетает кавалерия Орла. Во сне многое можно изменить одним желанием. Теперь на месте тощего жгута франкской фаланги возник плотный квадрат швейцарской баталии. Лес пик пронзает небо, по команде мы упираем их в землю, следующий ряд готовится колоть, за ними алебардисты, снова пикинёры, ряды, ряды, ряды. Отстрелявшись, в строй бегут наши арбалетчики. Вот-вот кавалерия нанесёт удар, баталия гильдии горшечников рычит в едином порыве. Задние ряды напирают на нас, чтобы сдержать удар. Справа и слева наши маневры повторяют баталии скобельщиков и каменщиков. Я проснулся в холодном поту за мгновение до удара.

Двадцать третий день встретил меня утренним сумраком и дождём. Холод задувал в щели и проникал в сны. Я размялся и мир потерял прежнюю угрюмость. Сегодня мне было не сложно фехтовать, бегать и поднимать тяжести. Радость от того, что скоро я сменю эти казематы на уютный домик в Хегле переполняла меня. В уме я прокручивал разные варианты переговоров с бургомистром, совместные коммерческие предприятия, мечтал о тихой и спокойной жизни под крылом здравомыслящей власти. Как всегда, этим надеждам не суждено было сбыться.

После завтрака я почитал Валотии вслух, поцапался с мелкими орлятами и пошёл в замковую кузню. Какой попаданец не пытается реализовать земные технологии в чуждых условиях? Умный. В деревне я мог только смотреть на инструменты, тут же я видел их за работой, сравнивая результаты труда профессионала с собственными желаниями. Замковый кузнец занимался только ремонтом, ведь всю основную работу выполняли в поместье, но и этого мне хватало для выводов.

Основной рыцарской бронёй в королевстве Мальвикия продолжала оставаться кольчуга. Хорошая кольчуга давала владельцу надёжную защиту и не стесняла движения, но у неё оставался один небольшой недостаток — она была достаточно тяжёлой. Пластинчатые доспехи встречались крайне редко, только столичные кузнецы могли гарантировать качество металла. Мелкие пластинки умел отковать любой деревенский кузнец, и уже из них делались самые разные усиленные виды брони: из пришитых к ткани получали чешуйчатые панцири; связанные стык в стык, или идущие внахлёст пластины рождали ламеллярный и ламинарный доспехи. Чаще всего пластинками просто усиливали кольчугу.

Я разглядывал клёпаные колечки кольчуги, ужасаясь необходимому количеству труда. Сначала кузнец отковывал проволоку, потом эту проволоку рубил на ровные отдельные кусочки, соединял колечки внахлёст, а затем вплетал их в кольчугу, плющил концы и ставил заклёпку. Море тяжёлого ручного труда направленного на защиту одного угнетателя от оружия другого, пустая растрата дорогостоящего металла, и убогость технологии.

Без привода от водяного колеса создание мощных молотов, или прокатных станов оставалось несбыточной мечтой. Латные доспехи невозможно выковать без этих инструментов, с ними же я смог бы не беспокоиться: солдаты города Хегль будут защищены и вооружены лучше, чем ратники Орла. Я помогал кузнецу уже раза три, или четыре, и он охотно делился со мной знаниями. Тлефти жил в замке второй десяток лет, и опыта у этого грузного мужчины, разговаривавшего языком портового грузчика, хватало. Он ремонтировал броню и оружие, правил чужие ошибки и переделывал трофеи под новых хозяев.

- Кольчуга — вещь хорошая, но ухода требует: каждое колечко от ржавчины почисти, маслом смажь, насухо вытри. Если за ней следить, да поддоспешник хороший носить, то никогда не убьют. Стрелы застрянут, копьё не пробьёт, меч не разрубит.

Тлефти подгонял под меня кольчугу и весело болтал, перемежая речь огромным числом ругательств.

- Пластинки — баловство. Под сильный удар нужно щит подставлять, а не грудь. Пара ударов по щиту, и кольчугу враг сегодня не пробьёт. А почему? Меч затупится.

Кузнец осмотрел результат и улыбнулся.

- Супротив болотных тварей кольчуга слабовата, да против них и крепостные стены слабы. Но я скажу тебе, Инизамгор, что щит и кольчуга с поддоспешником на болоте лучше, чем пластинки. Твари — они шустрые, сильные, злые. Их ни стрелы не берут, ни мечи. Верное копьё — вот последняя надежда. А если Камнеплюйка тебя бить начнёт, только щит и спасёт. Лучше совсем без брони идти, но на болоте хватает кусачей мелочи, и укусы у них ядовитые.

Мастер продолжал разговаривать со мной: я молчал и кивал, говорил только он. Искусное владение бранным словом у Тлефти скорее завораживало, чем оскорбляло. Как-то раз он даже научил меня дозволенной дворянской ругани. Заковыристо, но послабее его воображения.

Викор Орёл вернулся с охоты к обеду. Только я поздоровался, как меня подозвал к себе старший сын Орла — Лагрум, и мы покинули графа. Лагрум устроил мне подобие экзамена, выспрашивая одно и другое, потом проверил меня в поединке, кивнул сам себе и сказал:

- С завтрашнего дня тебя будет учить егерь. Жаль, что в этот раз ты не съездил на охоту, но ничего. Ещё успеется.

Лагрум честно пытался стать мне старшим братом. Он не задирал меня, исправлял ошибки и старался подбадривать всякий раз, когда я терпел неудачу. Казалось, что ему стыдно за планы своего отца, и он хотел помочь подготовиться к предстоящим испытаниям. Однажды, я слышал, как он просил Викора Орла отправить его на болота вместе с егерской командой. Сдержанность Лагрума всегда вызывала во мне зависть, и в тот раз он явно не искал приключений, осознавая опасность болот.



Nihil Simularcra

Отредактировано: 05.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: