Кукушонок

Размер шрифта: - +

День двадцать четвёртый.

День двадцать четвёртый.

Если что-то может случиться, то оно обязательно произойдёт. Ищейка герцога оказался умнее Орла, ведь он захватил с собой мага. Это было моё первое столкновение с магией, заставившее серьёзно пересмотреть взгляды на местную нечисть. До этого момента я думал, что магия — это выдумка малограмотных дураков и впечатлительных девиц. Жители Нибла считали иначе и имели на то все основания.

Только я успел протереть глаза, как ко мне вошёл Херви с приказом графа спускаться вниз да побыстрее. Я не стал себя накручивать прежде времени, решив разбираться с проблемами по мере возникновения. Если Викор решил выдать меня герцогу, то это его проблемы, я ничего не знаю про Арнакталь, но затеряться в городе мне намного проще, чем в лесах и полях. Мысленно проклиная все эти чулки и убогие балахоны, я мечтал о нормальной одежде. Отсутствие привычного белья и туалетной бумаги только кажется мелкой проблемой, изводя медленно, но верно. Херви проводил меня в небольшой кабинет, где уже сидел порядком пьяненький маг.

От остальных смертных он не отличался ни одеждой, ни внешним видом. Чуть смуглее, черноволосый, с тонкими пальцами в перстнях. Я ещё не понимал, что стал свидетелем средневековой борьбы спецслужб. Салатир Раскер захватил с собой мага. Все маги стояли вне привычной мне феодальной системы. Было их очень мало, большей частью происходили они из племён веджей и на самом деле умели творить чудеса. Делали это волшебники редко и неохотно, ссылаясь на какие-то там условия, но когда мага удавалось подкупить, или уболтать, он мог многое. Привычные законы мироздания рассыпались в прах по его воле. Щелчком пальцев маг был способен развалить крепость, или сжечь армию, вылечить смертельную болезнь, или вернуть память. Не считая всяких мелочей, вроде чтения мыслей. Права магов признавали все страны, и права эти были необычайны: никто не мог препятствовать магу, кроме королей и других чародеев.

Магистр Хоргал практиковал в городе Арнакталь, и согласился по пути в Хегль заглянуть к скучающему без волшебства Викору Орлу. Чародей требовался в качестве замены детектору лжи. Прознав об этом, граф не стал сходить с ума: он приказал подпоить мага. Магистр оказался крепче, чем выглядел, и только добродушно ухмылялся, поглядывая на храпящих собутыльников. Сам он опьянел до того состояния, когда ходить уже не мог, говорил с трудом, но соображал. Чародей повелел, и меня усадили перед ним для всевозможных проверок.

С магией у него не ладилось, и он громко бранился.

- Ленивый демон, вылезай, кому говорю.

Ничего не происходило, и маг начинал злиться.

- Все силы выпущу, скормлю чужим демонам.

Что-то слабо зазвенело. Хоргал приказал мне сесть рядом, коснулся моей головы ладонями, и я перестал веселиться. Боли не было, лишь какое-то оцепенение, сменившееся странным ощущением невесомости. Хоргал стоял напротив меня, рассматривая мои воспоминания, как картинки и видеоролики. Стены, потолок и пол состояли из кусочков моей жизни. Хоргал ничего не понимал, и сосредоточил внимание на последних днях. Когда он дошёл до болота и увидел мои приключения там, то с облегчением прекратил мучить и меня, и себя. Мы снова были в небольшом зале, магистр отпыхивался и вытирал пот со лба, а я с трудом мог сидеть, заваливаясь в стороны.

- Теперь надо выпить. Обязательно.

Маг налил два кубка вина, и мы выпили.

- Лазать в чужую голову — та ещё работёнка. Если никто не сопротивляется, ещё ничего, а когда надо преступника допросить, то и сам без сил валишься, и злодея убить можешь. Демоны, они выпивку не любят, хулиганят, не слушаются. Но если надо в голову лезть, то потом обязательно выпить, а лучше и до!

Хоргал захохотал. Настроение волшебника постепенно улучшалось, он не пьянел, и не трезвел, сохраняя избранную степень опьянения и разговорчивости.

- Занятные у тебя в голове картинки. Хозяйки — большие выдумщицы. Я знаю все языки мира, но такого никогда не слышал. Оплатите проезд, Спартак! - магистр очень чётко произнёс непонятные ему слова.

На некоторое время чародей погрузился в размышления.

- На Болоте ты был. Демон это и так почуял. Не любят демоны Болота, боятся.

Я набрался смелости, и спросил:

- А кто такие демоны?

- Никто не знает. Призывать их мы умеем. Кормить научились, использовать. Вся магия от демонов. Но этого никому знать не положено.

Маг закатал рукав. Руку у локтя опоясывала татуировка свернувшейся змеи. Я попытался коснуться её пальцем, и змея шарахнулась в сторону.

- Во всём мире есть три типа людей: в одних демоны не видят никакой пользы, их мы зовём обычными людьми; другие помогают демонам, и демоны помогают им, делая волшебниками; а третьих демоны боятся и избегают, но если попадут в услужение, то служат верно, это меченные Хозяйками.

Чудо перед моими глазами лишило меня всяческой осторожности:

- А откуда берутся демоны?

- Из воздуха, из воды. Старшие колдуны знают ритуалы призыва и подчинения. Это почти всё, что мы знаем о них.

Магия плохо укладывалась в моей рациональной голове:

- Зачем же демонам служить магам?

Хоргал налил себе вина.

- Взаимная польза. Демоны постоянно жрут друг-друга. Слабые становятся добычей сильных. Если же маг призывает демона, то самый слабый демон сможет поглотить сильного, и сам стать сильнее. Волшебная сила — это сила мага и его демона. После ворожбы и колдун, и демон должны хорошо питаться, или погибнут. Колдуны кормят демонов, а демоны кормят магов, творя волшебство по приказу.

Маг улыбнулся, покивал головой, потом помотал ею. Змейка на его руке подползла к кубку по его руке и коснулась вина. Маг отхлебнул и поморщился:

- Я люблю выпить, но эта зараза превращает вино в уксус. Управлять демонами очень сложно. Нужно уметь одновременно желать чего-то изо всех сил и повторять в уме определённые магические формулы. Тогда демон услышит тебя. Как ты можешь заметить, сами демоны не ограничены такими костылями, и творят, что вздумается.



Nihil Simularcra

Отредактировано: 05.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: