Кукушонок

Размер шрифта: - +

Вечер двадцать четвёртого дня и несколько следующих дней.

Вечер двадцать четвёртого дня и несколько следующих дней.

Кажется, после спешного отъезда герцогских посланников и некоторого колебания граф сосредоточил своё внимание на мне. Он понял, что сейчас самое время.

- Инизамгор, надеюсь, ты понимаешь, что герцог постарается оторвать тебя от семьи?

- Да, отец.

Он смотрит на меня, сравнивает с чем-то.

- Хорошо маг тебе голову поправил.

Я киваю. Мне же проще, когда он сам находит объяснения любым странностям. При всей невзрачности моего положения, есть кое-что весёлое: у нас с графом одинаковая проблема — недостаток времени. Но для разных целей. Ему нужно быстрее закинуть меня в Болото, а мне успеть смыться до этого. Если бы он мог знать, что я выживу, то отправил бы в Топь прямо сейчас.

- Чтобы выбраться из этих проблем, нам нужно сходить на Болота, добыть там ценный трофей и поднести его королю. Тогда герцог не сможет ничего тебе сделать.

Меня интересуют лишь ограничения по времени.

- Когда мы должны быть готовы?

- Неделя, или полторы — это наибольший срок, что даст нам герцог.

Сердце пропускает удар. Слишком быстро! Я не успеваю подготовить побег!

- Наши егеря — лучшие во всей Мальвикии. Королевские — прекрасные охотники, но они редко бывают на Болоте. У герцога хорошо организованные отряды, ставящие главной целью истребление монстров, но добытчики из них так себе. Арна течёт из дальнего от Чёрной Топи края Болота. Находки там дешёвые, хоть их и много. В Чёрную Топь ходят только мои люди.

Граф умолчал, что посылал осуждённых в Топь. Повешенные вчера разбойники могли бы стать отличным источником разового дохода, но суд проходил под пристальным взором Раскера, и казнь привели в исполнение немедленно. Мало кто возвращался из Болота после того, как солдаты пиками загоняли его в чёрную жижу, хотя определённый шанс был. Находки выживших пополняли казну графа, правда слишком нерегулярно. Топь словно сама решала, когда она выдаст порцию чудес, а когда проглотит жертву вместе с охраной. Меченные Хозяйками могли как-то предугадывать удачные дни. Граф ещё что-то говорил, но запомнил я только жгучее желание отправить меня в Болото поскорее.

Маг напился, Эфиш составил ему компанию. Поговорить стало не с кем. Долго грустить в одиночестве мне не дал Викор. О привёл старшего егеря. Сколько я не искал в своих записях, так и не нашёл его имени, этот невысокий и жилистый однорукий мужчина сохранился в моей памяти только, как старший егерь. Молчаливый бирюк с трудом справился с обязанностями экзаменатора, подтвердив моё знание «болотной теории». Он больше присматривался, и вроде как принюхивался ко мне, чем спрашивал. Закончив с опросом, сам начал рассказывать да показывать, довольно путано объясняя банальности. Из-за потери руки, откушенной удачливым раскером, советы старшего пояснял на практике его ученик — Бокли. Так феодальный бардак создал достаточно сложную систему взаимоотношений в будущем егерском отряде.

Теоретически, я был главой этого отряда, как Инизамгор Орёл, доверенным лицом графа стал начальник над воинами — Денкель, а егерями командовал Бокли. Если в поле, или посреди леса Бокли выполнял работу проводника и организатора охоты, то в Болоте — он командовал. Денкель, как опытный воин, составлял основную силу нашей экспедиции. А я должен был просто одарить всех своей удачей меченного. Егеря занимаются разведкой и прокладывают путь, воины защищают всех, а сынишка графа стоит в сторонке. Как это было бы прекрасно. Только меченный мог проложить безопасный для всех путь в Топи. Подобную ценность требовалось защищать воинам, а егеря мало чем могли помочь. Полнейшая путаница, характерная для тех дней.

Наша егерская команда выехала в лес сразу, как граф и старший егерь утвердили состав. Шестеро егерей, четверо воинов и я. Из всей этой толпы в саму Топь ходил только Денкель, остальные воины сопровождали осуждённых до границ Топи, не далее. Егеря заходили в Топь случайно, зная её только в теории, зато умели отлично слушать и смотреть в лесу и на Болоте. С нашими копьями и щитами мы могли справиться только с самыми простыми врагами, от всех прочих предлагалось героически драпать. Это крайне разумный совет из уст старшего егеря. Главной идеей рейда назначили скрытность. Не шумя, мы собирались пробраться мимо тварей, добыть ценности из болота и вернуться назад, избегая больших стычек и быстро побеждая в мелких. Всё наше обучение оказалось сосредоточено на доведении до автоматизма такого образа действий.

Всего за один день я успел возненавидеть грядущее предприятие. Двадцать пятый день прошёл утомительно, глупо и неприятно. В лесу я шумел за десятерых, и никак не мог сосредоточиться. Мы вернулись в замок на ночь, и я успел застать мага перед отъездом. Трезвый магистр производил совершенно иное впечатление. Подтянутый и аккуратный, с внимательным взглядом и точным расчётом. Все мои колебания о том, чтобы сбежать к волшебникам он отмёл одной фразой.

- Инизамгор, Совет постарается тебе помочь, но законы не на твоей стороне. Если бы ты нашёл где-то демона…

Колдуны стояли вне феодальной системы власти, но варились в том же денежном котле, что и все. Крупная аристократия — главный источник дохода, и ссориться с ней из-за одного мальчишки никто не желал. Я решил ходить с козырей.

- Хозяйки дали мне много странных знаний.

Хоргал ухмыльнулся, что-то нарисовал на столе, и звуки вокруг нас стихли.

- Верю. Верю, что Хозяйки даровали тебе красочные видения. Что-то из этого окажется ложью, что-то — правдой. Совет мог бы рискнуть, но не сейчас, не сразу. И уж точно не теперь.

- Почему? - я вышагивал взад и вперёд, откровенно паникуя. Болото таило чудовищные опасности и по мнению егерей, и по опыту авторов книги. Денкель отказывался говорить о своём походе в Чёрную Топь, лицо его в эти моменты обретало мертвенную бледность, и откровенный ужас читался на нём, сколь бы смелым человеком не был опытнейший из рыцарей.



Nihil Simularcra

Отредактировано: 05.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: