Кукушонок

Размер шрифта: - +

День тридцать шестой.

День тридцать шестой.

Мы вошли в лес, только изображая слаженную команду, но опасности сразу же заставили нас сосредоточиться и забыть всё, что было до этой минуты. Признаюсь, что я несколько исказил действительность, хоть и ненамеренно. Мой страх в то время так заслонял мне всё остальное, окрасив всё в собственные серо-зелёные цвета в воспоминаниях, что моя история выглядит несколько однобокой. Думаю, что сам я вёл себя намного бодрее, чем об этом рассказываю. Видели ли окружающие мой страх? У них было вдосталь собственного. Все мои спутники боялись этой экспедиции, и от этого чувства мы сильнее сжимали оружие — нашу единственную надежду на спасение.

Все мы были вооружены копьями и щитами. Егеря несли дротики, воины дополнительно вооружались мечами и кольчугами. Спины всех участников экспедиции сдавливали коробы с имуществом, обшитые вываренной в воске кожей. Такая кожа не пропускала воду, не гнила. Из похожего материала нам пошили и одежду. Признаюсь, что я чувствовал себя под всей этой сбруей не слишком хорошо, но идею придать нам повышенную плавучесть я одобрял.

Как бы мы не пытались двигаться тихо, лес хрустел и скрипел под нашими ногами. Каждый звук заставлял нас вздрагивать, но от минуты к минуте всё меньше. Страх и ожидание опасности — очень выматывающие чувства. Примерно через половину часа мы перестали озираться от малейшего шороха. Я шёл в серёдке нашего построения рядом с Денкелем. Егеря рассыпались полукругом спереди, а воины встали за нами. Экспедиция тихо переговаривалась между собой. Компания — это великая сила, в коллективе любые неприятности переносятся проще, если горе и радости делятся вместе.

В пёстрой растительности показались первые разрывы — мы пришли к Болоту. Вода редкими лужицами проглядывала сквозь заросли камышей и лиан, отдельные мохнатые кочки и мангровые деревья. Из прочитанного фолианта я знал, что половина местных растений — ценнейшие ингредиенты для алхимиков. Прямо здесь мы могли набить свои карманы золотом, но нас послали за сокровищами Топи, и это всё усложняло. Егеря споро нарубили слег и раздали нам что-то вроде широких лыж на толстой подошве. Защита из болотоступов и плотной проваренной одежды предназначалась для того, чтобы свести к минимуму контакты тела с плававшими вокруг комьями болотной плоти. В сравнении с тем, что показывал маг, эта субстанция была исключительно активной. На моих глазах неосторожная цапля задела комок лапкой. В несколько мгновений эта дрянь сожрала её.

- Страшное дело, - пробормотал Бокли.

Мы забросили щиты и копья на спины, сохраняя возможность вооружиться за секунду, или две, и вошли в болото. Егерь вёл нас запутанными путями, но довольно быстро. Когда он терялся, мы доставали бумаги и прокладывали путь между островками, руководствуясь примерно десятком карт, сравнивая изменения глубин и перемещения островков в разное время с нынешним моментом. Только увидев плывущий в болоте островок, я понял, что наше положение существенно хуже, чем кажется. Ещё на Земле я слышал байки о многослойных болотах, где слои ила и влажного грунта чередовались со слоями воды. Все местные островки просто плавали на поверхности до тех пор, пока не становились слишком тяжёлыми. И тогда они тонули. Это объяснение нисколько меня не успокоило. Все мы привыкли ходить по твёрдой земле, и подозрение в том, что под нами километр пирога из воды и ила я оставил при себе. Большая часть островов казалась твёрдой частью суши, дрейфуя слишком медленно и слишком высоко, чтобы местные могли понять истинную природу Болота.

В прошлый раз я не заметил большого количества живности, но теперь Болото шумело непрерывно. На кочках квакали лягушки и стрекотали насекомые, выше шумели птицы, а в мутной воде, покрытой ряской плескалась разная живность от рыб и змей до совершенно немыслимых на Земле видов. Мы прошли несколько островов без неприятностей в пути, если не считать облака мошкары над нами. С собой мы взяли очень эффективный репеллент, и я впервые искренне восхитился местным алхимикам. Дойдя до крупного островка, мы решили сделать привал.

Бокли с егерями искал что-то рядом с берегом. За время пути мы добыли какую-то целебную плесень и несколько семян ядовитого растения, но ничего особо ценного. Экспедиция не тратила время на сбор растений, мы настойчиво продвигались вперёд. Теперь же егеря решили воспользоваться моментом и собрать все более-менее ценные растения и грибы. Пока остальные разводили костёр, я успел переодеться в сухое и стал прогуливаться по нашему острову, правда, не выпуская из рук оружия.

Солдаты негромко переговаривались:

- Чего это он?

- Молчи, не видишь почуял что.

- А меченные они все так?

- Мне почём знать!?

- Лучше приглядеть за ним.

- И то правда.

Меня что-то влекло к восточному краю нашего пристанища. Тяжело описать это чувство. Какой-то компас внутри, действующий на эмоции. Повернёшься на запад, чувствуешь какое-то раздражение, на север, или на юг — нетерпение, а лицом на восток ощущаешь умиротворённость. Я проследовал за внутренним ориентиром и под большими листьями куста обнаружил с десяток жёлтых шаров на тонких ножках. Из справочника я знал это растение. «Солнце радости» - сильнейший антидепрессант. Каждый шарик шёл по десятку золотых, превращаясь в руках умелого алхимика в снадобье стоимостью в сто-двести золотых. Будь мы свободными людьми, с такой находкой развернулись бы на месте и потопали домой. Я показал шары Денкелю, он вздохнул и сказал, что без артефакта граф не успокоится.

Подошли егеря, они тоже насобирали разной всячины.

- Хороший улов.

Бокли разложил находки и принялся считать. Вышло на три сотни золотых, не меньше. Все понимали, что с таким уловом мы уже выполнили задачу минимум, но нас послали за сокровищами.

Мы высушились, привели снаряжение в порядок и поели. Под удивлённые взгляды я разрезал одно из солнц. Из него брызнул сок, который мы тут же добавили в своё питьё. Толика оптимизма нам сейчас не повредит. Остатки я залил спиртом, чтобы ценный продукт не испортился. Чуть более бодрые, чем были до того, мы пошли дальше. Дважды на нас нападали мелкие и не слишком хищники. Первый раз из воды выпрыгнула какая-то помесь змеи и рыбы, но ловкий егерь с криком «берегись!» нанизал её на копьё, а во втором случае из кустов набросился необычайно крупный раскер. Его убили несколькими ударами копий и дротиков.



Nihil Simularcra

Отредактировано: 05.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: