Кулинарная книга Верканона

Размер шрифта: - +

Рыбный день

 

Соломон Факман внимательно следил в монитор за двумя отделившимися от корабля шлюпками - стартовая платформа была сильно покорежена, и автоматика могла дать сбой в любую минуту.

- Все в порядке, Факир. Блокируй шлюз, - голос капитана звучал глуховато из-за кислородной маски.

- Есть сэр! - пальцы Факмана пробежали по пульту, закрывая люк и включая защитное поле.

- На ужин приготовь шашлык, да? - рация донесла веселый голос Сискаридзе.

- И бланманже! - было слышно, как Пьер восторженно причмокнул.

- И целую гору жареной картошечки с лучком, Моня!

Соломон вздохнул и покосился на лежащую рядом книгу. Гумадрот знает, что там за рецепты...

- Заткнитесь! - Анжелотти прервал голубые кулинарные мечты команды. - Факир, нам нужны эти рецепты, ты знаешь. Постарайся. Только поспи сначала - выглядишь неважно. Вернемся часов через восемнадцать-двадцать. До связи.

- До связи. - Факман потер пальцами виски. Он просидел над фолиантом почти всю ночь. И что? Да ничегошеньки!

* * *

"Интересно, сколько времени понадобится Факиру на расшифровку?" - в том, что Факман справится с этой задачей, капитан Анжелотти не сомневался.

Соломон Факман мало походил на космического волка-контрабандиста. Невысокий тщедушный и неуклюжий, он скорее был похож на школьного учителя или скромного бухгалтера из какого-нибудь третьеразрядной конторки. Многие, увидев Факмана впервые, удивлялись: зачем Анжелотти таскает с собой этого недотепу. Но Дэн ни за что не променял бы Факира даже на самого опытного пилота или космодесантника: Факман был мультилингвал-полиглотрм без ограничений. Люди с таким даром, а вернее - с таким сочетанием, - огромная редкость. Он мог бы стать величайшим языковедом современности, если бы вырос в столице, а не в захолустной колонии под стальным крылом мамаши-наседки. - "И еще эта несостоявшаяся свадьба..." - капитан Анжелотти знал всю биографию членов своей команды лучше, чем они сами. - "Если бы он не сбежал из-под бдительного ока профессора Плюрилинга и его счучки-дочурки, то был бы погребен в недрах какой-нибудь старинной библиотеки. А сноб Плюрилинг при таком раскладе давно бы стал министром Образования и Просвещения Империи. И в команде "Космического ковбоя" на одного гения было меньше...

* * *

Факман увлеченно водил пальцем вдоль строк на старых пожелтевших страницах, выделяя повторяющие слова и похожие символы. Кажется что-то начало получаться с этой проклятой расшифровкой! По крайней мере термины "ингредиенты" и "приготовление" уже выделены. Какое счастье, что все записи сделаны в очень похожей форме! Если бы рецепты записывала какая-нибудь ветреная и романтичная особа, проблем было бы гораздо больше. Он непременно расшифрует все эти рецепты. Непременно!

Что-то холодное и липкое коснулось Соломона, и он машинально потянулся рукой к шее, не отрываясь от книги. Пальцы натолкнулись на студнеобразную субстанцию, и Факман в ужасе замер, осознав вдруг чьё-то присутствие за спиной. "Йобэр тохес!" - он резко отдернул руку.  - "На корабле же никого нет!"  Сердце гулко заколотилось и провалилось куда-то глубоко, пытаясь найти укромное местечко в хитросплетении кишок. Потревоженные кишки возмущенно завопили и пригрозили вышвырнуть к чертям утреннюю яичницу.

Судорожно сглатывая тягучую слюну, едва живой от страха, Факман попытался вскочить с вращающегося кресла, где он сидел перед обзорными мониторами. Но чьи-то крепкие руки уже лежали на его плечах у самой шеи, не позволяя даже оторвать от сидения задницу. Он попытался повернуть голову, но ему не позволили, блокируя шею мертвой хваткой.

- Кто вы? Что вы хотите?  - с трудом выдавил из себя Факман, пытаясь поймать отражение незнакомца в в небольших хромированных деталях разбросанных по пульту. Лучше б он этого не делал! Даже собственное лицо искажалось до неузнаваемости, превращаясь в монстроподобную рожу. А за плечами стоял явно не человек.

По телу расползался влажный холод, будто одежда медленно, но верно промокала. Запах... Соломон почувствовал приступ тошноты, уловив до боли знакомые ненавистные нотки.

- Монечка! Почему ты меня не любишь? - капризно-обиженный шепот коснулся его уха и нырнул внутрь, пытаясь отыскать валяющееся в глубоком обмороке сердце.

Все волосы на теле Соломона встали дыбом, будто он превратился в громадного ежа.

- Я... я... ко... ко-го? - он начал заикаться, как когда-то в детстве, когда громадная зубастая модифо-щука едва не отхватила ему кисть. И этот запах...  У Факмана перехватило дыхание.

- Ты меня забыл? Не-е-т! Монечка не мог забыть свою Сефичку, правда? - скользкий язычок шаловливо прошелся по ушной раковине, но Соломону показалось, что по уху провели раскаленным железом.

- А... Но... Ты... ты не Йосефа!

- Глупый! Почему ты сбежал? Мы были прекрасной парой. Я нарожала бы тебе маленьких соломончиков и соломиечек... - булькающий смех обжег второе ухо, а руки "Йосефы" задвигались, как кошачьи лапы, то мягко скользя, то крепко впиваясь. - У тебя была бы самая вкусная рыба-фиш...

- Ненавижу рыбу!!! - заорал Соломон зажимая обеими руками рот и нос, чтобы не чувствовать распространяющийся по рубке духан, явно напоминающий атмосферу разделочного цеха модифорыбной фермы, которой заправлял его дед.

- Дурачок! - чудовище ласково хлопнуло Факмана по макушке, и на его колени шлепнулся сгусток прозрачной слизи. - Рыба - это прекрасно! Я тебе докажу...

- Нет! Нет! Нет! - забился в конвульсиях Факман, чувствуя как рубашка вылезает из штанов.
Соломон со всей дури уперся ногами в опоры пульта, пытаясь развернуть кресло и сбить монстра с ног. Он ненавидел Йосефу, он ненавидел рыбу, но больше всего он ненавидел, когда кто-то пытается залезть ему в штаны, без его на то согласия!



Яра Рута

Отредактировано: 13.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться