Купите даме монстра

Размер шрифта: - +

Глава 1

Ясный солнечный день не предвещал ничего плохого. Птицы резвились на ветвях печальной ивы, безысходно купающей тонкие листья в грязной лужице, которую горожане гордо именовали рекой Беглянкой. Парочки неспешно прогуливались по набережной, тихие пенсионеры прикармливали уток, а мамаши с колясками ходили взад-вперёд бесцельно, приучая бестолковых чад к созерцанию прекрасного.

Веда шарахнулась в сторону, когда я попыталась взять её под руку.

– С ума что ли сошла?! – недовольно шикнула она, оскорблённо пряча чёрный маникюр в кармане балахона, который она упрямо называла мантией.

– А что? – пожала плечами я, обижено поправляя короткую лимонную юбку. – Мы подруги или как?

Стараясь не вслушиваться в занудные причитания Веды о глупых замашках современной молодёжи,  я с интересом покосилась на компанию парней, коротающих выходной на парапете у воды.

– Смотри, кажется, тот высокий блондин на меня запал, – доверительно шепнула я, – вон, как пялится!

Я кокетливо поправила волосы, грациозно вышагивая на высоченной шпильке. Ноги уже начинали ныть: ради прогулки по главной улице города, мы проделали немалый путь с окраины, сменив два автобуса, где милые горожане битый час добросовестно оттаптывали мне ноги.

Покосившись на подругу, я вздохнула: Веда не захотела идти на компромисс даже сегодня, несмотря на жару и мои мольбы. Она, как всегда, вырядилась по-ведьмински, всем своим видом показывая, что с ней лучше не связываться. Единственным украшением был кричаще-яркий оранжевый цветок, вплетённый в длинную косу подруги. Вкупе с густо подведёнными глазами смотрелось угрожающе: словно она только-только сбежала с костра, на котором её собирались сжечь, да одна прядь успела заняться…

– Эй, красотка, одолжи-ка плащ-палатку, а то я свою дома оставил!

Последовавший за этим взрыв хохота заставил меня остановиться. Веда хмыкнула и, не оборачиваясь, продолжила прогулку. Я её ангельским терпением не обладала, поэтому, развернувшись к нахалам, окатила их презрительным взглядом. Блондинчик больше не казался симпатичным: дурацкий смех напоминал скрип несмазанных петель, а массивные резцы делали его похожим на суслика.

– А ты, клоун, я погляжу, прямо из цирка и сюда! – всплеснула руками я. – И какие слова умные знаешь! Обалдеть!

Ошарашенный парень растерянно хлопал белёсыми ресницами, но, видимо, не желая ударить в грязь лицом перед друзьями, быстро взял себя в руки:

– А ты, значит, специально подружку пострашнее выбрала, чтоб на её фоне красоткой выглядеть? – дружки одобрительно загудели, и не успела я подобрать достаточно язвительный ответ, Суслик продолжил: – А штукатурки на себя наложила сколько! Шагай отсюда, да поосторожнее, а то отвалится!

Теперь остановилась Веда. Я поняла свою ошибку и, не обращая внимания на летящие в спину насмешки, поспешила догнать подругу, пока та не наделала глупостей. Но опоздала. Глаза Веды почернели, а с кончиков пальцев сорвалась едва заметная серебряная паутинка. Обогнув случайных прохожих, она нырнула в приоткрытый рот белобрысого, заставив того закашляться.

– Ведьма! – выкрикнул кто-то.

Блондинчик беспомощно открывал и закрывал рот, не в силах издать ни звука. Веда щёлкнула пальцами и с его губ сорвалось протяжное и обиженное…

– Кря… Кря-кря-кря! Кря-а-а-а!!!

Парни тут же бросились врассыпную, забыв о приятеле, а Веда, подхватив меня под руку, продолжила прогулку, как ни в чём не бывало, заведя разговор о гортензиях.

Когда первый ступор прошёл, а злосчастный парапет остался далеко позади, я решилась спросить:

– А как ты планировала его расколдовывать? Не вечно же ему крякать…

– Не вечно, – весело подтвердила чародейка. – Через минут десять закукарекает, потом чирикать начнёт. Закончит робким блеянием – так и зверюшек выучит, и вести себя хорошо научится.

– Веда! – воскликнула я, заметив, как она довольно потирает руки. – Вот почему ты так легко согласилась на прогулку! Ты хотела поколдовать! Это нечестно!

– Да расслабься, это новое заклинание, надо было протестировать на ком-то. Не волнуйся – пройдёт. Наверное...

– Хочешь сказать, есть вероятность, что он навсегда останется уткой-переростком? – уточнила я, косясь на подругу. – Не то, чтобы я за него заступалась, но если мы каждого идиота станем превращать в птичку, добрая половина человечества закукарекает.

– Успокойся, – ухмыльнулась Веда, – как только он осознает свои ошибки, его ангельский голос вернётся. А если снова злословить попытается, боюсь, нашего Ромео ждёт неприятный сюрприз!

– Ве-е-е-да! – подруга неисправима. – Злобная ведьма – вот ты кто!

– Чародейка, – деловито поправила она. – А ты, милая, могла бы проявить хоть немного благодарности! Я, между прочим, за тебя заступалась! И вообще...

Я так и не узнала, что хотела сказать Веда, ибо в этот самый момент земля разверзлась у меня под ногами. Фигурально, конечно. Но тем не менее. Я замедлила шаг, не в силах отвести взгляд от парочки, движущейся нам на встречу.



Алёна Сокол

Отредактировано: 20.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться