Курьер

Размер шрифта: - +

Глава 24 Снова при исполнении (Ч. 2)

Глирград, резиденция воеводы

Непобедимость Сахада в предыдущих поединках объяснялась просто: второй советник носил под камзолом непробиваемую кольчугу. И это помимо демона, который управлял его телом. Так что если бы де Гринкас не имел привычки поражать врага только в открытые участки тела, как знать, чем бы окончилась наша схватка.

— Да ты знаешь, сколько стоит такая защита? — спросил меня магистр Гуркан, когда я собрался отказаться от предлагаемого трофея.

— Понятия не имею.

— Тысячу золотых монет. Сделана из чешуи голубого дракона. Тонкая, легкая и действительно непробиваемая. Даже арбалетным болтом.

— Сколько-сколько стоит? И она точно моя? Тогда, конечно, возьму.

Кольчуга выглядела невзрачно: простая бледно-серая рубаха с обрезанными по локоть рукавами. Увидев такую на рынке, не дал бы и двух серебряных монет.

Кроме оружия, мне достался конь Сахада и тридцать монет золотом — те самые, которые он вернул за несостоявшееся убийство Сарина Дюзана. Еще полсотни получил от первого советника. Сотню от Храбреца. Как он сказал, я подарил ему не только жену, но и целый город. Женившись на вдове Серхера, волшебник стал правителем. Звали его Тери Делсаг, но с легкой руки девушки за мужчиной закрепилось первое прозвище. Спорить с новым хозяином Оборотграда не стал. Я лишь доставил Шарель к Серхеру, а орудием убийства он ее сделал сам. Это надо ж было догадаться превратить зеркальце в заколку!

Серебряный медальон и свиток, подтверждавший мое дворянство, позволяли беспрепятственно путешествовать по Глирзану. Вдобавок магистр Гуркан выписал еще один документ.

— Согласно этой бумаге ты — вольный служитель храма темных богов. Объясняю, что это значит. Первое — в каждой обители темных богов тебе обязаны предоставить пищу и ночлег, при необходимости — защиту и убежище на любой срок. Второе — на территориях Заргина, Глирзана и Журавии ни один представитель светской власти, за исключением короля и его прямых наследников, не смеет задерживать обладателя этой бумаги. В Луринии и Вархаяме с храмовыми людьми тоже стараются не связываться, но там всякое случается. И третье — любой караван будет рад иметь служителя богов в попутчиках.

— Спасибо, магистр, за столь великую честь. Только вот интересно, чем на этот раз для меня обернется ваша помощь? Договаривайте уж до конца. Говорят, кроме прав существуют и обязанности, верно?

Вопрос надоумил задать граф де Гринкас. После поединка он часто вмешивался в мои беседы с представителями местной знати.

— Правильно думаешь, молодой человек. А обязанности простые: во всех городах, которые будешь проезжать, ты должен заглянуть в храм, переговорить с настоятелем и ответить на его вопросы. Рассказать, откуда прибыл и куда направляешься. Возможно, он передаст письмо или посылку. Тебе ведь несложно доставить, если по пути?

— Ага, — обреченно вздохнул я.

Отставка с должности курьера откладывалась на неопределенный срок. Прямо рок какой-то! Хорошо хоть нынешняя служба не мешала моей цели, даже, наоборот, способствовала. Теперь можно не искать постоялый двор, тратить деньги на еду…

— Кстати, в храмах поспрашивай про Рухуса. О твоем покровителе мало что известно. Я не знаю ни одного святилища, где имеется его алтарь.

— Рухус? Да кто он такой? И почему вы решили, что он мне покровительствует?

— Ты же сам рассказывал, что видел летающего пса с синими глазами.

Наверное, секундант Сахада не испытывал неприязни к Гуркану и успел кое-что рассказать обо мне. Убедившись в смерти второго советника, чародей сразу удалился.

— Мало ли что привидится, когда стоишь на краю бездны...

— Вот оттуда он тебя и вытащил.

— Кто?

— Рухус. Единственный из великих, которому открыты дороги во все три мира.

О существовании верхнего, нижнего и среднего миров рассказывал еще отец Лирток. Он же говорил и о бездне, куда попадают души негодяев, о разных демонах, о черных духах. В общем, пугал всякими пакостями, которые ожидают тех, кто плохо молится светлым богам.

С Гурканом мы проговорили полночи, а с рассветом я покинул столицу Глирзана. Дожидаться попутного каравана не стал. После всех опасностей, которые удалось пережить, дневная поездка по открытой местности казалась легкой прогулкой.

Была и другая причина одиночного путешествия. Мне очень хотелось расспросить Щапруна, как он умудрился не только сам расположиться в моей голове, но и пристроить туда же лучшего мечника Заргина. Во время этой немой беседы лучше не иметь сторонних наблюдателей, еще подумают, что новоиспеченный дворянин от радости лишился рассудка.

«Мы не собирались вмешиваться в твои дела, Сарин, — сразу принялся оправдываться одноухий вор. — Нет, конечно, мы не могли себе позволить отдать тебя в лапы демонам тьмы, иначе и сами бы там оказались, но в остальном… Если бы его высокородное сиятельство, демона ему в дышло, не увидел свой меч и не понял, что ты собираешься от него отказаться, ты и не узнал бы о нашем присутствии».



Тин Алевик

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться