Курьер

Размер шрифта: - +

Глава 21 Коварство Серхера (Ч. 2)

Глирзан, южные ворота Оборотграда

Меня прямо до городских ворот действительно провожала целая процессия. И никто не посмел задержать банду воров, праздновавшую смену вожака. Как видно, Шухерс не устраивал многих подельников. Сразу после его смерти толпа растерзала личную охрану свергнутого вождя. Почему этого не сделали раньше, я спрашивать не стал, торопясь вернуть обратно ощущение самого себя. Долго находясь как бы сбоку, уже начал опасаться последствий наших переходов. Вдруг Щапрун задумал не только поквитаться с врагом, но и вернуть себе полноценную жизнь за счет моего тела? К счастью, обошлось. Стоило произнести: «Дух, знай свое место», и странный сон закончился.

По неписаным законам улицы Воров победитель решающей схватки становился главой гильдии, но при условии, что он являлся жителем города. Поскольку желания оставаться во владениях Серхера у меня не имелось, бразды правления, по совету Щапруна, передал Запраху. А тот в благодарность устроил пышные проводы к южным воротам.

Теперь оставалось только дождаться жениха Шарель. Интересно, он в курсе, что мне все-таки удалось выбраться?

— Сарин, топай сюда, — прозвучал неприятный голос, стоило войти в кабак.

За столиком возле окна сидел коварный волшебник. Кувшин вина, два бокала и тарелка с зеленью — волшебник отличался постоянством вкусов.

— Вы уже здесь?

— Тебя забыл спросить! Садись, везунчик. Камни не потерял?

Я снял оба кулона с шеи. В глазах резко потемнело, а по голове словно ударили чем-то большим и тяжелым. Из меня чуть наружу не полезло угощение небольшой пирушки Запраха. Благо, боль ушла так же быстро, как и появилась.

— Щапрун как был воришкой, так и остался. Даже смерть его не изменила. Это ж надо — при первой возможности стащил духа лучшего мечника! И ведь не без пользы для тебя.

Серхер не зря считался хозяином города — он знал все, что тут происходит.

— Вы его накажете?

— Не твоего ума дело, паршивец. Радуйся, что я сегодня добрый. Вот, — он поставил на стол украшенную камнями золоченую шкатулку, которая наверняка стоила дороже всех домов в моей деревне, — откроешь ее в присутствии сынка и папаши, раньше не вздумай. Только тогда проклятие потеряет свою силу. Понял?

— Ага.

Серхер пристально посмотрел на меня водянистыми глазами, покачал головой и спросил:

— А скажи мне, Сарин, на тебя самого случайно никакое проклятие не наложено?

От неожиданности я едва не выронил драгоценную коробочку. Осторожно поставил ее на стол.

— Одно точно есть. А вам зачем?

— Пытаю, значит, так надо! — гаркнул он.

С момента нашей беседы не прошло и трех минут, а заведение уже покинули все посетители. Видимо, не желали попасть под горячую руку чародея.

— Напророчили, что в могилу меня сведет красивая девица, — сознался я.

— Забавно. — Мужчина костяшками левой руки потер подбородок. — И кто постарался?

— Одна старуха, к демонам ей в пасть.

— Не свети зубы попусту, дубина! Та старуха, скорее всего, легко могла тебя заставить живьем в землю закопаться. Хотел бы я с ней познакомиться, — задумчиво произнес колдун.

Взгляд собеседника устремился сквозь меня. Казалось, Серхер пытается отыскать старую гадалку. Мешать ему не рискнул.

— А я все удивлялся, с чего это мои проклятия от тебя отскакивают, — наконец прервал паузу чародей.

— Так вы?!. — Рука непроизвольно коснулась топора.

— Непременно! Ты ничем не лучше других, червяк! А мои чары падают на каждого, кого вижу. Если хочешь знать, весь Оборотград под моим заклятием находится.

— И Шарель?

— Нет, она единственная, кого я даже не пытался околдовать. У девчонки иное назначение. Сейчас узнаешь какое. Раз привел ее ко мне и сумел живым выбраться из Оборотграда, достоин чести знать немного больше других. Только сразу хочу предупредить: услышанное тебе настолько не понравится, что попытаешься меня убить. Если не совладаешь с собой, — сам сдохнешь. Справишься — может, хоть брата ее спасешь.

— И слышать ничего не хочу…

— Закрой пасть, болван! Свое «не хочу» засунь поглубже в задницу! Уразумел, или лучше сразу башку открутить?!

— А не надорвешься? — Я вскочил из-за стола.

Он поднялся и положил мне руку на плечо. Неимоверная сила заставила плюхнуться на стул, который сразу подо мной сломался.

— Зубы показать решил, щенок? А не боишься без них остаться?!

Ведь ожидал нечто подобное, почему не сдержался?

— Сядь! — вернувшись на место, рявкнул собеседник. — Ты супротив меня букашка. И жив до сих пор лишь потому, что настроение у меня хорошее. Уразумел? Или новые пояснения требуются?



Тин Алевик

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться