Курьер

Размер шрифта: - +

Глава 23 Знакомство с демоном (Ч. 2)

Глирград, резиденция воеводы

— Сарин, да просыпайся же! — Голос доносился словно из глубокого колодца. — Разве можно столько дрыхнуть?

Меня тряс за плечи магистр Гуркан — тот самый колдун, страниями которого я влип в эту жуткую историю. Как он здесь оказался? И чего ему от меня надо?

— Эдак все пиршество проспишь!

— Какое еще…

— День рождения спасенного тобой ребенка и весть о смерти Серхера.

— День рождения? Но до него еще два дня.

— Было позавчера! Трое суток не могли тебя добудиться, даже меня пригласили…

— Колдун мертв? — Только сейчас до меня дошла главная новость. — Как? Когда?!

Я сбросил одеяло и резко присел на кровати. Вот это новость! Значит, мне теперь ничего не грозит?!

— Через день после твоего ухода из Оборотграда. Оказывается, у чародея было одно уязвимое место. Он боялся своего зеркального отражения.

Мне сразу вспомнилось удивление Шарель, когда она не нашла зеркала в одном из домов Оборотграда. Так вот что выискивали в нашей одежде охранники! Хорошую куртку мне истоптали, гады! Минутку, у девушки имелось зеркальце, которое Храбрец превратил в заколку!

— И что случилось?

— В храме Гороледы есть алтарь, куда подходят молодые после объявления их супругами. Это место снимает любые чары. Серхер сорвал вуаль с головы жены и наткнулся на зеркало, непонятно каким образом там оказавшееся. Увидел в нем себя и рассыпался в прах.

— Молодец, Храбрец!

— Ты его знаешь? — на этот раз удивился собеседник.

— Кого?

— Нынешнего хозяина Оборотграда и мужа Шарель. Они вчера приехали погостить…

Пока мы шли в трапезную, магистр рассказал, что в первую ночь моего дежурства в комнате появилось седое свечение, и ни один чародей не смог перешагнуть порог комнаты. Сразу отправили посыльного за Гурканом и артефактами, хранящимися в храме. Днем свечение сменилось серым туманом, и артефакты указали на схватку двух мощнейших заклятий. Борьба закончилась лишь к утру, тогда же очнулся и ребенок. Он без труда преодолел незримый барьер и сам вышел из комнаты.

— А вот ты просыпаться никак не желал, Сарин.

— У мальца так и осталось пятно на лице?

— Исчезло, словно и не было. Тебя решили не трогать до сегодняшнего дня. Выглядел страшно изможденным.

— Сейчас лучше?

— Гораздо.

— Мне необходимо переговорить с молодым человеком. — Перед входом в трапезную нас встретил Сахад.

— Не сейчас, — отмахнулся было Гуркан. — Парня ждет воевода.

— Я, как и обещал, очень подробно расписал Грамиру твой подвиг, Шурис.

Он явно намекал, что договоренность остается в силе, но я ведь не давал согласия, как, впрочем, и не отказывался. В конце концов, ни о плате, ни об условиях службы мы так и не договорились, он сам сказал, чтобы кое-кто сначала в живых остался.

— Пойдем, нас ждут. — Магистр собрался пройти мимо советника, но тот перегородил дорогу.

— Этот парень — мой слуга и будет исполнять только мои приказы.

— Когда это ты успел наняться к господину Сахаду?

— Я к нему не нанимался, — на этот раз сдержаться не удалось. Нельзя, наверное, спать по трое суток кряду. — Он врет!

— Ты смеешь обвинять меня во лжи, смерд? За это тебе сначала вырвут язык, а потом повесят. Арестовать негодяя!

Два дружинника, до этого стоявшие в сторонке, тут же оказались рядом. Ничего себе, сходил на пиршество. Лучше бы я спал.

— Минуточку, уважаемые. Вы не имеете права нарушать законы гостеприимства. Чужестранец был лично приглашен воеводой на праздник, я обещал проводить гостя и свое обещание выполню. Хотите мне помешать?

Воины растерялись. Храмовых людей побаивались, но и приказ начальства не выполнить нельзя.

— Мне, человеку дворянского происхождения, прилюдно нанесено оскорбление каким-то смердом! Законы чести требуют немедленного наказания.

— Господин советник, законы Глирзана мне хорошо известны. Но там ничего не сказано о сроках возмездия. Поэтому предлагаю все решать последовательно. Сначала выполню свое обещание я, а потом вы займетесь восстановлением своей чести. Идем, молодой человек.

Мы вошли в зал с высокими потолками и огромными окнами. Не знаю, что сделал чародей, но попытавшийся следовать за нами советник уткнулся в невидимую преграду.

— Поторопись, Сарин, у нас мало времени.

За многочисленными столами веселилось множество людей, но мне было абсолютно не до веселья. Неужели этому гаду позволят… Магистр вон тоже стал мрачнее тучи.



Тин Алевик

Отредактировано: 12.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться