Курьер

Font size: - +

Глава двадцать вторая

Глава двадцать вторая

 

Нельзя сказать, что слова Якова Вениаминовича не произвели на меня совсем никакого впечатления, но чтобы я ими проникся до глубины души — этого тоже не было. Комитет не вызывал у меня ни малейшей симпатии и, возможно, после аргументов старого мага стал еще чуть более неприятен. Но плечи мои не поникли под гнетом нависшей над миром глобальной катастрофы. Не верю я в основополагающую роль идеологии в ограничении власти. Как мне представляется, власть имущие чем вмещать свои действия в рамки идеологии, скорее поступятнаоборот: натянут идеологию на нужные им действия. И касается это не только мелких шалостей с вопросами морали, но и куда более серьезных вещей. Вроде миротворческих бомбардировок больниц, например.

Конечно, возможности растягивания границ допустимого не бесконечны, окна Овертона могут смещаться быстро, но не мгновенно… и все же в полной мере я страха Якова Вениаминовича не разделял. К тому же, с чего он взял, что КОМКОН обойдется без идеологии? Это вообще возможно? Мне почему-то кажется, что какая ни есть идеология дается любой власти в нагрузку, даже если эта власть об этом не задумывается. И КОМКОН — если опасения Якова Вениаминовича небезосновательны, и комитет действительно придет к власти на всей планете — не исключение. Вот только какой она будет, эта идеология?

Я попытался себе представить, как будет выглядеть мир под управлением группы магов, вся сила которых в мощи заклинаний. Получалось плохо. Точнее, совсем не получалось. Эх, мало я фэнтези в юности читал, наверняка там подобные примеры описаны.

Возможно, ближайшим аналогом будет феодальное общество, с магами в роли новой аристократии? Обычные люди, понятное дело, плебс, а курьеры? Классовая прослойка? Я поежился от подобных мыслей, прослойкой почему-то быть совсем не хотелось. И слово какое-то неудачное, и роль мне не больно импонировала.

Но тут ведь другой вопрос есть. Как быть с теми, кто находится у власти сейчас? Я не только и не столько президентов и министров имею в виду. А всех тех, кто владеет реальными деньгами, а значит — реальной властью. Легко ли они отдадут рычаги управления, легко ли смирятся с ролью черни? Смешной вопрос с очевидным ответом… И вот тут уже мне лично виделись вещи пострашнее полуабстрактных построений Якова Вениаминовича про силу и идеологию.

Да полно, под силу ли вообще кучке магов, пусть очень мощных, опрокинуть этакого колосса — сложившуюся, устоявшуюся, исправно функционирующую систему Власти Денег? Нет, не верю…

Я подался чуть вперед, чувствуя, что ухватил за хвост важную мысль.

— Яков Вениаминович, мне кажется, в одном вы ошиблись.

— В чем же, Вадик? — старик посмотрел на меня с неподдельным интересом.

— Вы сказали, что комитет при ВАМ — это пустые слова, не имеющие под собой реальной почвы. Я так не считаю. Не сможет комитет сам по себе стать всепланетным правительством.

Яков Вениаминович какое-то время всматривался в мое лицо, словно рассчитывая там прочитать все мои аргументы. Но все же спросил:

— Почему?

— Кишка тонка, — просто ответил я. — При всей их силе, которая, верю, велика. Только ведь не в одной силе дело. Чтобы взять в руки власть, недостаточно завладеть дворцом и залезть на трон. Нужно еще — как там по классике — почты, телефон, телеграф…

Роберт тихонько засмеялся, а Яков Вениаминович хмыкнул:

— Ох, Вадик, какие-то у вас аналогии революционные…

— Конечно! — я встал и заходил по комнате, придавая энергии течению мысли. — А о чем мы вообще говорим? Разве не о революции? Я не знаю — и боюсь узнать, если честно, — насколько она будет бескровной, но нарисованная вами смена миропорядка — это именно революция. Не дворцовый переворот, который можно осуществить кучкой заговорщиков и который меняет только вывеску власти, не изменяя сути. Мы не знаем численный состав комитета, но он явно невелик. Для ниспровержения действующей власти им элементарно не хватит массовости!

Я ждал возражений от Якова Вениаминовича, но неожиданно оппонентом выступил Роберт.

— Действующей власти, вы говорите? — переспросил он. — Ваши рассуждения были бы безупречны, Вадим, имейся таковая в наличии. Но ведь на данный момент никакого всепланетного правительства просто не существует. Комитет, если папа прав, конечно, просто займет пустующую нишу. Или, скажем так, создаст ее для себя. Возможно, в таком случае революция необязательна?

Сделав еще круг по комнате, я вернулся на место и покачал головой.



Starrik

Edited: 17.03.2017

Add to Library


Complain




Books language: