Курьер

Лилия - цветок смерти

Дождь лил в эти дни не переставая, поэтому все жители Нью-Прайда предпочитали скрываться под крышами своих домов от надоевших капель, нежели бродить по грязным улочкам, усеянными глубокими лужами. Все оставались под защитой своего очага, все, кроме Джонатана Моргана, который спешил попасть в самый центр города, где находилось то самое кладбище. Он старательно объезжал на своём верном велосипеде бугры и всякие неровности поверхности тротуара.

Тяжело вдыхая смрадный воздух и нажимая изо всех сил на педали, парень нёсся так быстро, что его мысли с каждым разом путались всё больше и больше. Он зацепливался за ненужные мелочи, которые сменялись ещё более бесполезными вещами. То были мысли о погоде, скорости и стоимости велосипеда, о старом ларьке, неприхотливо стоявшем в самом углу бедного квартала, о прошедшем мимо бродяге, протягивавшем руку за подаянием, чтобы пропить потом его в ближайшем заведении для безнадёжных пьяниц.

Разные детали молниеносно сменяли друг друга, не позволяя сосредоточиться на дороге, поэтому Джонатан решил смотреть только вперёд перед собой, дабы случайно ненароком не наехать на кочку. Он уже видел очертания могил, когда внезапно на его пути возникло препятствие: сгорбленная старушка с морщинистыми лицом и руками, с заплывшими от нищеты чертами, она переходила дорогу возле фонарного столба и, казалось, совсем не обращала внимания на стремительно надвигающийся велосипед Моргана. Парень в последнюю секунду спохватился и еле как успел остановиться, чтобы не сбить старуху.

Он по какой-то причине не мог оторвать от неё взгляда: его, возможно, привлекла корзинка, которую она крепко прижимала к своей груди, или же тусклые, светлые, почти что белёсые, подёрнутые дымчатой пеленой старческие глаза. Корзина её была наполнена несколько засохшими лилиями, которые имели довольно жалкий вид, впрочем, как и весь вид незнакомки. Что-то в этой картине заставило Моргана съёжиться и даже устыдиться, чего он никак не мог объяснить.

— Извините, Вам не нужна помощь? — робко, как обычно обращался Джонатан к старшим,  обратился к ней парень.

— Кто здесь? Подойдите ближе, — навострила уши старушка и остановилась, удивлённо глядя в пространство. 

Морган подошёл к ней и терпеливо повторил свой вопрос.

— Молодой человек, купи цветы — вот и вся помощь. Купи, сходи на могилку, навести родных, помяни покойников добрым словом, — тонким детским голосом, несвойственным для женщин в преклонном возрасте, проговорила она с беззубой улыбкой. — Вот один мужчина регулярно навещает умерших, постоянный клиент у меня, всегда приходит и покупает ровно тринадцать лилий! Всегда! — высокопарно изрекла старушка.

Последние фразы, сказанные ей о "постоянном клиенте, который всегда покупает ровно тринадцать лилий", раздались эхом в голове Джонатана. "Не может быть, чтобы это был он... Возможно, просто совпадение", — подумал парень и сунул последнюю банкноту старухе, аккуратно забрав у неё цветы.

— Спасибо, — быстро кинул он и, не дождавшись, пока цветочница снова начнёт говорить, оставил велосипед и побежал на кладбище.

Старуха осталась стоять на том же месте, прислушиваясь к его скорому бегу и, пожав плечами, побрела домой. Морган же, как только приблизился к надгробиям, стал глазами жадно разыскивать те самые лилии. Вот он увидел первый цветок на могиле Анрея Харта...

Пройдя вперёд, наткнулся на могилу Лиама Хоффмана, на которой так же покоилась выцветшая лилия. Неподалёку от неё находилось надгробие, на котором было выгравировано имя Роя Дениля... Джонатан проходил всё дальше и дальше по всему кладбищу, разыскивая цветы и прочитывая надписи, посвященные погибшим солдатам на войне.

Зак Дейвлин, Элиас Шерол, Хейн Рил, Ян Фис, Билли Оклив, Остин Йел, Энтони Милтон, Льюис Кит, Криспиан Картер и имена всех убитых жертв пестрели перед глазами Моргана, сливаясь в одну размытую кровавую картину. Всё вдруг словно закружилось, рассеялось в тумане, уши заложило, колени предательски подкосились, а бешено стучащее сердце, казалось, не выдержав сильного напора, разорвётся на кусочки... "Нет, сейчас нельзя отступать", — упрямо воспротивился накатившему страху и боли Джонатан и, смахнув с ресниц слёзы и сжав кулаки, нашёл знакомую и такую родную могилу матери.

"Здесь лежит Дейв Джонатан Морган, храбрый солдат, любящий муж и отец", — гласила надпись об отце парня, которую он лишь пробежал глазами и, как всегда, почувствовал глубокое уважение к своему родителю и слабый трепет в груди. Его взгляд переметнулся к надгробию матери, где красиво выгравированные буквы построились в печальную запись: "Здесь покоится с миром Прия Миранда Морган". Джонатан прочитал этот текст снова и снова, ощущая тихую боль и смертельную тоску по этому человеку, который подарил ему жизнь и вырастил, посвящая всего себя его воспитанию.

Он подавил поднимавшиеся рыдания от воспоминаний, непосредственно связанных с той, которую парень уже никогда не вернёт. Вдруг его внимание привлёкла миниатюрная, с аккуратными лепестками, лилия, перевязанная красной лентой. Джонатан опустился на колени и, лучше осмотрев её, не заметил ничего особенного.

Тогда парень решил поднять цветок, которая почему-то не поддалась и осталась также лежать на поверхности рыхлой земли. Морган, сообразив, немного приподнял растение и стал раскапывать его. Наконец, нащупав пальцами холодную бумагу, он потянул и вытащил конверт.

Письмо было перевязано той же красной лентой, что и лилия, и на нём знакомым почерком была выведена острая цифра "13". Джонатан с нетерпением, злобно развязал узел и вскрыл конверт. Он уставился в эту бумагу, разгладил её пальцами, словно проверяя на опасность, и, собравшись с духом, раскрыл роковой текст.



Анима Мортемар

Отредактировано: 20.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться