Курьер

Там, где всё началось

Люди говорят, что в движении заключается жизнь, что в случае остановки его, закончится и существование человеческое. Если когда-нибудь замедлится человеческий шаг и исчезнет движение, остановится всё земное вокруг. Кто-то умирает, не сдвигаясь с места и на протяжении долгого времени не изменяя своего положения, а другие, немногие, более деятельные, выживают, упрямо движутся в выбранном направлении, спотыкаются, но настойчиво идут к своей цели.

Бег — это даже не движение, а своего рода полёт, который затрачивает большую часть нашей энергии, но быстрее приводит к, как нам представлялось изначально, недостижимому. Пробегая мимо ненужных деталей и мелочей, мимолётно сменявших друг друга бесполезных картин однообразной повседневной жизни, мы порой упускаем самое важное, то, что называлось "деталями и мелочью" могло впоследствии собраться в целые воспоминания или даже в отдельную историю человеческой души. Это значит, что замедленность движения может привести к его остановке, а стремительный бег может утаить от нас незримые, но значимые вещи.

Получается, лишь золотая середина между этими противоположными понятиями может привести человека к тому блаженному упованию, которое настигает редких счастливчиков. Поскольку слово "совершенство" никак не связывается со словом "человек", то правило "золотой середины" не действует в нашем мире. Всё достигается опытом, взлётами и падениями, ударами и неудачами, почестями и слабостями.

Джонатану Моргану не было никакого дела до всех этих "житейских мудростях" и "философской чепухи" в тот момент, когда он бежал в то самое место, где была назначена встреча с убийцей и где, возможно, решится его участь. В минуты опасности страх как-то внезапно отступает, человек становится решительней, и откуда ни возьмись вдруг является в его сердце отвага, достойная подвигов великих героев. Парень, пока нёсся к зданию, где находилась почта, думал не о себе, а о возможной тринадцатой жертве.

В эти мгновения ему было наплевать, что с ним случится, его волновала жизнь чужого ему человека. Если б у него спросили, для чего он так рискует, то Морган бы не смог дать точного ответа. То ли это был благородный порыв молодой души, то ли щемящая сердце совесть, то ли сумасбродная глупость, но Джонатан вернулся туда, где всё началось тогда, когда ещё можно было что-то поправить.

Теперь же ему не осталось ничего — только лишь открыть сломанную дверь и зайти в этот ад, чтобы встретиться с глазу на глаз с его властелином. С приближением он чувствовал, как его боевой настрой вдруг улетучивался и заменялся новыми сомнениями и страхом. Джонатан знал наверняка, что если он не поторопится, то просто развернётся, уйдёт и больше никогда не решится на эту махинацию. 

Морган, вдохнув и выдохнув несколько раз, подошёл к кабинету мистера Вэйндила, прислушиваясь к подозрительной тишине. Он не мог поверить, что снова находится в этом пыльном неприветливом и проклятом месте, где его запросто может убить какой-нибудь сумасшедший вроде мистера Н.Н. Джонатан приоткрыл неслышно дверь и взглянул в щель, стараясь быть незамеченным. 

Парень моргнул, дабы привыкнуть к свету, сочащемуся из кабинета, и увидел живого и невредимого мистера Вэйндила, одиноко сидящего в своём старом кресле. Его лицо не выражало и тени испуга, оно было покойным, а сложенные на животе руки и нахмуренные брови говорили о привычном для него недовольстве. Только непривычная бледность кожи и холодный неподвижный взгляд из-под очков насторожили Моргана.

Парень поспешно отворил дверь нараспашку и очутился возле стола мистера Вэйндила. При виде своего бывшего начальника прежний страх накатил волной, отдаваясь дрожанием во всём теле и холодным потом. Дин же не повёл и бровью и удостоил Моргана лишь рассеянным взглядом.

— Господин Вэйндил, Вы должны немедленно уходить! Вам и мне угрожает опасность! Тот самый серийный убийца, который несколько лет назад лишил жизни двенадцати людей, до сих пор на свободе и охотится за Вами! Он выбрал Вас своей тринадцатой жертвой! — в неожиданном крике, полном исступления, разошёлся Джонатан, пытаясь вызвать в мужчине тот же страх, который так ясно испытывал он. 

Однако Вэйндил, казалось, и не слушал его и всё смотрел куда-то сквозь парня.

— Что же Вы молчите?! Ответьте мне! — паника, вызванная равнодушием Дина, охватила Джонатана, и он со всей силы стукнул по столу, дабы пробудить остатки разума у этого невозмутимого человека.

— Джонатан, — горько усмехнулся мистер Вэйндил, — к сожалению, ты опоздал.

И в это мгновение Морган затылком почувствовал холодное оружие, направленное на него.

 



Анима Мортемар

Отредактировано: 20.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться