Курортный многоугольник или "А олени лучше!"

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 5. Счастье есть!

Олени мчали в деревню Татьяну, Ольгу и их спутников в дом Ивана, туда, где выросли его дети, выросли и разлетелись - опустело гнездо, некогда наполненное звоном детских голосов, а вслед за ними улетела и его верная подруга - жена, мать его детей и просто любимая женщина. Опустел очаг. И чтобы не свихнуться от одиночества, он вновь пошёл в оленеводы, в тот мир, в котором раньше они жили с женой, тогда ещё молодые, держали стадо оленей, растили в чуме ребятишек, жили простой, тяжёлой, но такой счастливой жизнью. Отвлечься и не вспоминать о прошлом! А может быть, наоборот, бережно хранить в памяти каждый их день, наполненный трудом и счастьем. Четверых детей подарила ему жена - трёх мальчишек и красавицу-дочку. Он прикрыл глаза, вспоминая своего первенца - слабенький, полузадушенный родами. Они с женой думали, что он не выживет, но нет, младенец оказался сильным, выправился, выкарабкался и повернулся в сторону жизни или это материнское молоко жирное и питательное дало ему силы в борьбе за выживание. Олени мчались, воспоминания растревожили его «больную душу», что называется. И вот сейчас, когда он уже не ожидал ничего подобного, в его жизнь вошла Татьяна - женщина с другой планеты под названием «Город». И эта женщина обратила на него - оленевода с огрубевшей кожей на руках и на лице, с седой головой, внимание. А он уже почти забыл как это - быть с женщиной, любоваться её глазами, улыбкой, женственной линией её фигуры, проглядывающей даже через спортивную одежду. Вдыхать дурманящий запах её волос. Татьяна! Он обернулся и посмотрел на неё, она улыбалась, подставляя лицо ветру. Неужели у него с ней есть будущее? — задал он себе вопрос. Она перехватила его взгляд и засмеялась:

— Здорово! — прокричала она ему, — счастье есть!

И он, вдруг со всей отчётливостью, понял - да, счастье есть! И у них есть будущее, будущее в их отношениях с Татьяной. Он пока, ещё не знал, как именно сложатся их отношения, но то, что отношениям быть он знал это, абсолютно, точно. Он просто кивнул ей в ответ:

— Да, счастье есть, — повторил он тихо, чтобы не спугнуть хрупкое счастье, легонько присевшее на его плечо и готовое в любую секунду упорхнуть. Упорхнуть! Куда? Да куда ему вздумается! «Я не отпущу тебя, счастье, и не надейся! — он вёл мысленный диалог с хрупким нематериальным существом с переменчивым характером, на секундочку (как, наверное, думало оно) задержавшимся на его плече, — ты будешь нашим любимым домашним животным, видимым только мне и моей любимой. Мы не отпустим тебя, мы будем тебя холить и лелеять и дарить тебе энергию любви, нашей с Татьяной любви!»

Заброшенный, нежилой вид деревни резанул сердце Ивана: несколько покосившихся, потемневших от времени домов, задубевших от суровых условий севера также как кожа оленеводов, а ведь когда-то здесь кипела жизнь, звенели голоса ребятишек, из труб валил дым, молодёжь вечерами устраивала игрища, а сейчас… Он вздохнул. Откуда-то появился большой лохматый пёс и лениво, скорее, по обязанности, чем от души, облаял упряжку оленей, постоял, помолотил хвостом, широко зевнул и уныло побрёл прочь, наверное, досматривать свои собачьи сны. Старик, в видавшей виды штормовке, стоявший около избы, приветливо помахал рукой:

— Надолго приехали? Или так проверить хозяйство? — он улыбнулся беззубым ртом.

— На экскурсию городских привёз, — ответил Иван, притормаживая упряжку оленей, — пусть посмотрят на деревенскую жизнь, им интересно.

— Охо-хо-шеньки, — снова улыбнулся старик, обнажая беззубые дёсны, — пусть посмотрят! Только смотреть-то нечего, никого уж почти не осталось в деревне, раньше помнишь, как было хорошо? Мужики работали, бабы хлопотали по хозяйству, девки, парни играли, ребятишки бегали, а сейчас… — он махнул рукой.

— Что делать! Всё течёт, всё изменяется! Твоя-то бабка жива ещё?

— «Скрипит» потихоньку, — осклабился старик, отвечая Ивану.

— Ну, и молодцы! «Скрипите» помаленьку и дальше, а мы поехали в мою избу. Рад был тебя увидеть!

Старик кивнул в ответ. Иван стегнул оленей, и они помчались в сторону его избы. Татьяна оглянулась, старик всё также стоял у забора и смотрел им вслед - развлечений было немного. Иван загнал упряжку оленей во двор, распряг и повёл гостей в дом. Открыл ключом большой навесной замок. Они вошли в сени, прошли в дом. Дом у него большой, всё ещё крепкий, добротный - отметил Иван, но безжизненный, не было в нём души, как было раньше, когда была жива его жена. Татьяна и Ольга с интересом рассматривали скромное убранство в доме Ивана: около окна стоял стол, застеленный простенькой клетчатой скатертью. Справа от стола - просторный топчан, застеленный покрывалом непонятного линялого цвета. Над топчаном прибиты самодельные полки с наваленной на них всякой всячиной. Слева от стола, около стены, старый диван, задёрнутый от посторонних глаз старенькой ситцевой занавеской блёкло-синего цвета. Над диваном также как и над топчаном прибиты самодельные полки. На полке стояла керосиновая лампа - обязательный атрибут северной глубинки - вдруг генератор выйдет из строя, тут-то и пригодится керосинка. Рядом с диваном стоял массивный старинный двухстворчатый шифоньер, откуда он появился в этой глуши, одному Богу было известно. В левом переднем углу притулился металлический рукомойник с подставленным под него ведром для слива воды. Посредине дома небольшой очаг, побеленный извёсткой, около него сложены небольшой горкой дрова, на очаге закопчённый алюминиевый чайник, такая же закопчённая алюминиевая кастрюля. Несколько старых колченогих стульев. Вот и всё незатейливое убранство в доме Ивана. Тимофей захлопотал над очагом, затопил, поставил кипятиться чайник. От тепла разгоревшегося очага сразу же повеяло домашним теплом, уютом, казалось, жизнь потихоньку начала возвращаться в избу. Ивану даже, на одну секундочку, показалось, что сейчас откроется дверь и войдёт его жена, с румянцем во все щёки, с искрящимися весельем щёлочками-глазами, он почти явственно услышал её голос: «Ой, как хорошо! Очаг затопили - тепло, сейчас ужинать будем». Он вздохнул, это не укрылось от проницательного взгляда Татьяны:



Ирина Шолохова

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться