Курортный многоугольник или "А олени лучше!"

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 6. Попытка восстановить душевное спокойствие и что из этого получилось

Галка проснулась и резко села. Внутри, в душе, было противно. Что не так? — она ещё не пришла в себя после сна. Память вернула её к действительности. События прошлого дня, откровенное признание Ильи, нагло использовавшего её, его улыбка, в тот момент, когда он вспомнил о своей невесте, о том, что она любит его всем сердцем. Она откинула сукно, закрывающее вход в чум, осмотрелась - отдыхающих не было видно. Наверное, ещё слишком рано, — решила она, но не стала смотреть, сколько сейчас время. Вышла из чума и направилась к озеру. К её досаде, на берегу озера уже сидели, в позе Лотоса, двое отдыхающих - муж и жена. Гала поздоровалась. Они недовольно скосили газа в её сторону и нехотя кивнули в ответ, раздосадованные тем, что им помешали или медитировать или релаксировать, - поняла она. подошла к озеру, плеснула в лицо две пригоршни воды, постояла на берегу, всматриваясь в спокойную, чуть подёрнутую рябью, воду озера. Она не разрешила себе вспоминать вчерашний разговор с Ильёй, их встречи, её надежды на серьёзные отношения. Не получилось, мысли снова и снова, настойчиво возвращались к Илье. Неужели, для него наши встречи были только лишь физиологическим желанием самца покрыть самку, так кажется, это называется у деревенских жителей. Она не могла, не хотела этому верить, но внутренний голос нашёптывал: «Не надейся, всё именно так как он и сказал. Всё очень просто. И не надо приписывать ему коварные замыслы, непорядочность и так далее, ему нужен был секс, только и всего. Его невеста, в силу их законов, не могла вступить с ним в связь до брака, теперь, они поженятся, и он будет получать от жены всё, что ему надо и в её (Галкиных) услугах нуждаться не будет». Да! Это так! — она наконец-то, приняла сложившуюся ситуацию, смирилась с ней. , вдруг, рывком сдёрнула с себя спортивную куртку. Потом, на глазах у изумлённой пары, не торопясь, разделась до чёрного в мелкий белый горошек купальника (Галке казалось, будто снежинки запорошили его) и шагнула в воду. Потревоженная бесцеремонным вмешательством, ошеломлённая пара перестала медитировать или релаксировать, уставилась на Галку. Вода обожгла её, не приняла, как бы уговаривая одуматься и вернуться на берег. не прислушалась к её увещеваниям, подняла руки над головой, сомкнула ладони и нырнула в ледяную воду. Ей показалось, что миллиарды иголок воткнулись в её тело, она услышала, как охнули мужчина и женщина, наблюдавшие за её действиями. Она вынырнула и осмотрелась - до середины озера было далеко, мужчина и женщина тревожно всматривались, наблюдая за совершаемым ей безумством.

— Выходи! Простудишься! — крикнула ей женщина.

Галка равнодушно отвернулась и поплыла на середину озера.

— Дурёха! Вода ледяная! Судорогой тело сведёт - утонешь! — это уже крикнул мужчина.

Галка, рывками разгребая воду, плыла на середину озера, дальше, дальше от берега. Вода из ледяной, превратилась в обжигающе - горячую, или это так отреагировало на стресс её молодое сильное тело? Она, вдруг, устала, тело больше не слушалось её, не было сил. Она набрала полную грудь воздуха и легла на спину в позе звезды, отдохнуть. Она покачивалась на гладкой, уже снова обжигающе - ледяной поверхности воды, сверху дул пронизывающий до самых костей, северный ветер, накрапывал дождичек. Сколько она так пролежала на поверхности воды она не знала, впала как бы в забытье, в прострацию.

— Тебе помощь нужна? — громко заорал мужчина.

Галка вздрогнула и очнулась, перевернулась на живот и, что было сил, крикнула:

— Нет! Мне хорошо!

Мужчина, и женщина нервно ходили вдоль берега, всматриваясь вдаль озера свинцового оттенка, туда, где крошечной точкой маячила Галкина голова. Нет, вода не отняла у неё жизненные силы, наоборот, она влила в её тело поток энергии и желание жить, жить несмотря ни на какие трудности, встречающиеся на её пути, а у кого их нет? Она поплыла к берегу, но уже более медленно, если можно так выразиться, более умиротворённо. Галка вышла на берег, трясясь и лязгая зубами от холода. Женщина набросила на неё шкуру оленя, они с мужем сидели на ней в медитации. Галка оттолкнула шкуру, собрала свои вещички и как была в купальнике, так и помчалась в душ. В душе никого нет - отдыхающие ещё спали. Она встала под обжигающие струи воды и почти физически чувствовала, как вода, смывает весь негатив, раздражение, злость на несправедливости этого мира и уносит всё это в тундру, в вечную мерзлоту, освобождая место для ожидания будущего счастья с любимым мужчиной. Распаренная, с красным лицом, она вышла из душа, вокруг не было ни души, она побродила по территории курорта, потом пошла в чум, затопила печку (первый раз в жизни) и поставила кипятить закопчённый чайник. Дрова весело разгорелись в печурке, чайник закипел, задышал горячим паром, она порылась на полках, нашла жестяную банку с содержащейся в ней травяной смесью, называемой у оленеводов чаем, заварила и стала ждать, когда он настоится. Взяла кружку в обе руки и, обжигаясь, стала пить маленькими глотками, всматриваясь в отблески огня, сквозь щели, в дверце печурки. Сукно, закрывающее вход в чум откинули, и кто-то зашёл. Галка даже не пошевельнулась, не повернулась посмотреть, кто зашёл, она и так знала - это Илья. Он закрыл вход сукном, постоял у входа, ничего не говоря, просто смотрел на неё. Она не шевелилась, не отрывала взгляда от дверцы печки. Он подошёл к полке с кухонной утварью, взял алюминиевую кружку, насыпал заварки, подошёл к печке, плеснул в кружку кипяток и сел на корточки напротив Галки. Она не смотрела на него.

— Не думай, что я подлец и подонок, это не так, — произнёс он тихо, пристально всматриваясь в её лицо, — мы не можем быть вместе, ты же сама прекрасно всё понимаешь. Ты не сможешь жить здесь на Севере, в тундре, вести тяжёлую полную невзгод и лишений жизнь. А я не смогу жить в городе, кем я там буду работать? Никем! Что я там буду делать? Ничего! Я не знаю жизни в городе, я просто не смогу там жить. Я должен жить здесь, на Севере, здесь, где родила меня мать, здесь всё моё. А в городе я чужой. Не сдержался я, когда увидел тебя, но и ты не сопротивлялась, я бы не стал принуждать тебя силой! — он заглянул ей в глаза.



Ирина Шолохова

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться