Курс молодого бойца.

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 1. Буддистский Храм.

Сдаётся мне на могиле этого болтуна Шакьямуни

Нынче же ночью вырастет ещё один сорняк. 

                                                 Солва Безумного облака из книги Генри Олди "Ноперапон"

В конце лета я узнала, что в буддийском Храме собираются на какой-то традиционный праздник. Я была там только один раз, мне понравилось. И ещё сильно хотелось пообщаться с Учителем после поездок автостопом.

Со мной было двое знакомых с восточных единоборств Оля и Никита. Пока наша небольшая компания ехала на автобусе, я лучше рассмотрела село, в котором находился Храм. Село как село. Но для меня на всём был отпечаток чего-то загадочного, необыкновенного и величественного.

Остановка. Небольшая аллея с лавочками в центре села, продовольственные и хозяйственные магазинчики-домики. Детский садик, респектабельные домики с цветами, холмы, птицефабрика, обсаженная туями и запах падали за ней.

Высокий холм, с которого обозревалось село, и узкий спуск, по сторонам которого росли репейники. Внизу находилась почти пересохшая речушка и опять подъём, и домики с фруктовыми деревьями и цветами. Ещё издалека появлялась крыша Храма, потом величественные, массивные каменные стены.

Недалеко от храма был дом, заросший травой, в котором ночевали миряне.

Оказалось, что никакого праздника нет, мы ошиблись. Учитель был недоволен. Он любил, чтобы всё было под контролем, без неожиданностей, хотя признавал их неизбежность, но не любил. Но раз мы приехали, то нас разместили в Большом доме.

На этот раз я рассмотрела обустройство дома получше - прихожая, общая комната с печью, зал для тренировок, большая и маленькая комната для ночлега.

Уже знакомый мне послушник Храма был чем-то занят. С нами общалось двое неизвестных мне доселе молодых людей. Один, увлечённый единоборствами, напряжённый и Молчаливый. Другой, более расслабленный и любопытный, был рад гостям, и живо интересовался, кто мы и откуда?

Он был высокий крепкий, с широким плечевым поясом, подстриженный на лысо, с приятными чертами лица, которое выглядело несколько странно из-за небольшой рыжей бородки, и звался Андрей. Про себя этот молодой человек рассказал, что родом из Черкасской области, услыхал про Храм, и добрался сюда автостопом. Последнее меня очень расположило.

Когда я рассказывала про себя, то упомянула восточные единоборства. Тут мы сцепились с Молчаливым, сначала на словах. Он заявил, что женщинам это занятие не подходит. После этого заявления мы сцепились в тренировочном зале.

В общем-то он довольно быстро и очень сильно заломал мне руку и ждал, или это было изначально оговорено, что я попрошу прекратить. Я не просила, больно было сильно, я не могла сдержать крик, орала от боли, но не просила и всё пыталась вырваться. Это затянулось.

Тут вмешался Андрей. Он оттащил Молчаливого. Тот с облегчением поддался. Компромисс был выгоден для всех - я не просила прекратить, Молчаливый мне не уступил, а Андрей выглядел благородно и здравомысляще.

Когда мы перевели дух, то как-то так получилось, что разговор продолжился. Я узнала, что Молчаливый получил подготовку миссионера, и готовится покинуть Храм и распространять Учение. Я посмотрела на него с сочувствием, ещё больше я сочувствовала тем, кому он будет распространять Учение.

Через время мы отправилсь пообщаться с Учителем. Я присматривалась к обстановке во дворе монастыря, рядом со мной стоял Андрей он был в каком-то скромном и благоговейном настроении, это вылилось в немного торжественное признание

- Я строю Храм. И я почувствовала - как же это хорошо быть причастным к чему-то выдающемуся.

Мы прошли в дом, находившийся на территории Храма, и разместились в алтарной комнате. Большой алтарь, 2х ярусная кровать за шторами, диван, маленький столик. Большой аквариум, красивые вещи, посуда, картины и книги. Жители Храма и гости расположились на полу, на большом ковре, на восточный манер. Атмосфера была таинственной и уютной, как в сказке со страшными и не очень приключениями.

Учитель рассказывал что-то увлекательное из своего жизненного опыта, в Вузах такого не рассказывают. Во время рассказов Учитель часто вставлял как бы между прочим наставления. И вот я слышу, что в жизни очень важно научиться вовремя отступать, потому что можно выиграть бой, но проиграть сражение. Для меня это прозвучало так, как будто Учитель присутствовал при поединке с Молчаливым в спортзале и это непосредственно касалось меня и этой ситуации. Может кто-то из ребят ему рассказал, а может это был резонанс с Учителем и Храмом.

У Учителя было такое домашнее состояние, что я решилась рассказать, что путешествовала автостопом и познакомилась с гонщиками людьми так увлечёнными, своим делом. В конце концов, Учитель много рассказывал о выживании и интересных людях.

Но он не воспринял это как следование его примеру, судя по тому, что он мне сказал, что автостопщики очень подходят для того, чтобы воровать их и продавать на органы.

Вообще-то, я больше не собиралась путешествовать таким образом, и даже почувствовала отеческую заботу в свой адрес. Но было обидно, что Учителю не интересен мой опыт.

Но отеческая забота придали мне смелости обратиться с ещё одним затруднением. Я не могла определиться с образом себя, как сейчас часто говорят со своими субличностями. Кто я? Доктор, Художник, Боевая девчонка или Раскрасавица? Иногда мне даже не совсем было понятно женщина я или же во мне много мужского?

Учитель сказал, что эти затруднения у меня потому, что я ещё не на Пути. Его ответ поверг меня в ступор и придавил. Я не была способна спросить ни в тот момент ни позже, что это за Путь, как на него встать и как это поможет мне в моих затруднениях? Это прозвучало так таинственно и величественно, что хотя вопрос о Пути и возникал у меня в голове, но по большому счёту я пугалась и вопроса и самого Пути.



Анастасия Привалова

Отредактировано: 05.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться