Курс молодого бойца.

Размер шрифта: - +

Глава 2. Андрей.

У Андрея была сестра, которая путешествовала автостопом в одном платье. У него была девушка, которая преподавала танцы и была очень боевая. Как-то они гуляли вечером, и к ним пристал какой-то псих, так она ему так врезала, что он сразу отстал. Андрей даже не успел вмешаться. Он говорил с большой гордостью про эту девушку, и звали её Катей. Я не решилась спросить, почему он её оставил. Я и так в этот день потратила очень много решительности.

Что за сильная тяга привела Андрея в Храм? Он очень увлекался произ- ведениями Карлоса Кастанеды. Я уже слышала имя этого человека от Жени- ювелира. Но Женя слишком меня подавлял и унижал, чтобы я всерьёз изучала его интересы.

Из разговора с Андреем я поняла, что Кастанеда много писал о практике Бренности. Андрей часто обсуждал это с Учителем. У него вообще хорошо получалось общаться с Учителем, его расслабленная и внимательная манера общения в этом очень кстати.

Я время от времени рассматривала комнату: старый диван, холодильник и шкаф, деревянный топчан, банки с кипятильниками, кружки.

Скромная запущенная обстановка, но она мне казалась необычной и напоминала об изменчивости и о том, что вещи когда-нибудь состарятся и будут разрушены.

На стене висел лист бумаги с текстом о Пути Самураев. Текст был длинный и суровый. При первом прочтении из его содержания в моей памяти отложилось примерно следующее:

Я понял, что путь самурая это смерь. Что бы ты ни делал считай, что ты уже умер. Если у тебя есть выбор, всегда выбирай смерть и живи так, как будто ты уже умер. Тогда ты сможешь выполнить свой долг и не опозоришься. Ежедневно представляй множество видов смертей, которые подстерегают тебя повсюду, а дальше перечисление…

Смерть повсюду, не нужно быть всё время настороже, считай, что ты уже умер…

Да с таким отношением к жизни до знакомства с Учителем я не сталкивалась.

Долго с Андреем мы не общались. Лично я устала за этот день и отправилась осваивать сон на нарах. На сбитые деревянные доски стелилось одеяло, второе одеяло складывалось под голову, а ещё одним укрывались. Спалось вообще-то не очень. Но у меня был душевный подъём, и утром я была как огурчик.

Выйдя на крыльцо Большого дома, я вдыхала свежий утренний воздух и рассматривала окружающую обстановку. Перед крыльцом рос большой, высокий и старый орех. На нём висела лампа, рядом стоял столик. Чуть дальше гараж с закрытыми зелёными воротами, заплетённый виноградом. Обстановка вокруг начала для меня проявляться. Кое-где висели гроздья не очень крупного белого винограда. Возле стола рос высокий пень, к нему был пристроен самодельный умывальник. Я умылась.

Проснулись и вышли из дома мои спутники, и тоже умылись. Я показала им виноград, и мы стали его пробовать. В компании как-то легче что-то делать без спроса.

Тут пришёл Андрей и сказал, что виноград можно есть. Это принесло облегчение, потому что мы уже ели виноград и удовольствие, потому что теперь мы наелись. Потом закипятили кипятильниками чай, и с новыми силами я возобновила беседу с Андреем.

Но мои спутники начали собираться назад в Донецк. Мне так не хотелось прерывать общение. Что же делать? Пойти в Храм к Учителю и сказать, что я хочу немного задержаться? Или просто поехать самой позже и испытывать стыд и неловкость от истинных причин, по которым я не спешила назад.

Оля командовала Никитой, он слабо сопротивлялся, они собрали сумки. Я тоже собрала, продолжая растерянно задавать себе вопрос что делать? Спросить Андрея не додумалась. А может просто не хотела, чтобы он отправил меня домой.

Но тут пришёл Учитель, он тоже собрался в Донецк. До электрички ещё было время. Спросил, как мы спали? Сказал пару слов о винограде и о том, что гости у них иногда задерживаются, чтобы просто отоспаться и отдохнуть от житейской суеты.

И тут я решилась, хотя все собрались кружком возле Учителя и Оля с Никитой. И Андрей, и спросила, можно ли мне задержаться немного? Учитель растерялся ненадолго, а потом сказал, - вы хотите отдохнуть? Может быть, это было следствие его рассказа об отдыхе, а может он понимал мои истинные мотивы, не знаю. Но я точно знала, почему я хочу остаться. Мне почему-то тяжело было прикрывать своё желание приличиями. Не хотелось хитрить. И я сказала, - нет, я хочу ещё пообщаться с Андреем. С таким чувством я прыгала первый раз с трёхметровой вышки, нет второй (2й раз было сложнее).

Я всех смутила. Никита мне потом сказал, что у Андрея даже покраснели уши. А Учитель сказал, - хорошо. И вскоре они с Никитой и Олей отправились на электричку.



Анастасия Привалова

Отредактировано: 05.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться