Курс молодого бойца.

Размер шрифта: - +

Предыстория. "Не стоит прогибаться под изменчивый мир".

Или столкновения с насилием. Иногда неожиданные и непредсказуемые, иногда я понимала, что рискую.

Когда мы втроём с сестрой и подругой Валей пришли на дискотеку, да ещё дискотека была студенческая, на территории Национального Университета, я чувствовала себя спокойно и в безопасности. Для меня это было всё равно, что появиться в компании с телохранителями к старым друзьям. Я ведь, бывало, ездила на дискотеки одна, в незнакомые и удалённые места.

И вот мы с девочками танцуем, входит во вкус. Правда, интересных мужчин  пока не видать и серьёзных танцовщиц, у которых можно чему-нибудь поучиться тоже. Но зато можно просто расслабиться под приятную музыку.

На малолеток, которые были скорее всего школьниками старших классов, и которых было довольно много, мы внимания особо не обращали.

Неожиданно меня толкнула одна мелкая девчонка. Я вообще очень не люблю, когда вторгаются в мою интимную зону, и обычно своим энергетическим полем и движениями освобождаю себе пространство.

Только я отодвинулась от неловкой девицы. И тут меня толкнула вторая. Это было уже странно, но когда меня задела третья, я уже разозлилась. Тут явно было что-то не то.
Девицам только это и было нужно. Их лица стали озверелыми как у собачонок, которые бросаются на проезжающие машины. И их было много, человек десять.

Я смотрю на своих подруг, а вокруг них такие же собачонки, которые уже начали толкаться открыто, и выкрикивать угрозы о расправе, когда мы выйдем с дискотеки.
Это было так нелепо и так шокирующее. Не знаю, каким образом они выбирали себе жертв, но сосредоточились почему-то на нас. Остальные танцующие не вмешивались, и отодвинулись в сторону.
Мы отошли к бару, возле барной стойки было несколько столиков. Но малолетки последовали за нами. Сыпались оскорбления и точки.

Я чувствовала страх за сестру и сильный стыд, это было так унизительно.
В моей голове проносились картины травм, и что я скажу родителям, если это случиться с сестрой. Этот поднявшийся страх был совершенно неожиданным для меня и  оказал сковывающее действие.

А вот у моей сестры наоборот проснулся боевой дух. Так как на её призыв о помощи никто из посетителей и барменов не отозвался, она стала хватать пустые бутылки со столиков и швырять их в озверевших девок. Сестра с детства не пренебрегала помощью предметов в драках. Девки не унимались.

Я, движимая страхом перед образами родителей в моей голове, оттолкнула сестру к стене и стала перед ней с бутылкой в руке. Всё это происходило очень быстро и автоматично.

Вали нигде не было видно. И тут неожиданно она появилась вместе с охранниками, которые быстро разогнали малолеток. Что в этой ситуации было самым умным решением.Валя выглядела удовлетворённой.
Сестра вела себя отважно и самозабвенно, причём в обычной жизни она довольно редко выпускает энергию гнева. Она была в хорошем настроении. Только я была недовольна собой из-за пережитой скованности страхом.

Мы немного потанцевали, "назло врагам". Нас уже не трогали, но танцы не клеились, и мы ушли.
Возле дискотеки никто нас не поджидал. Но мы решили остаться на ночь в общежитии у сестры, которое было неподалёку. Валя возбуждённо рассказывала, как сильно она перепугалась, но у неё было доведено до автоматизма немедленно обращаться за помощью к более сильным людям в случае чего.

В общежитии рассказали, что у современных школьников такие продвинутые развлечения, обкуриться и толпой нападать на кого-нибудь на дискотеке.
 
И всё же недовольство собой меня полностью не покинуло. Всё-таки насилие и беспомощность очень унизительны.

В следующий раз, и, наверное, последний в моей юности, я столкнулась с насилием уже в одиночку.
На площади Ленина был концерт, такие концерты сопровождаются обычно толпами людей. Я пришла сама на этот концерт. В таких толпах, с таким большим количеством людей я чувствую себя в большей безопасности чем на некоторых дискотеках в клубах.
Я стояла немного в стороне от толпы на каком-то возвышении, и рядом со мной оказался мужчина с довольно приятной внешностью. Мы стали переговариваться, в его жестах и манерах чувствовался какой-то вызов, а на губах мелькала загадочная улыбка. Как раз звучала песня Александра Макаревича «Не стоит прогибаться под изменчивый мир, пусть лучше он прогнётся под нас». И мне его поведение показалось очень уместным, да ещё и песню я эту любила очень.

Мой сосед самозабвенно подпевал, и в порыве страсти обнял меня за талию, что называется по-братски.

В общем, он мне понравился. И когда он предложил мне поехать в гости к его друзьям, я недолго думала. Мне было одиноко и скучно последнее время, иногда это чувство доходило до отчаяния, и я согласилась.

По дороге мой новый знакомый был весь из себя, и вёл себя многообещающе. Но привёз он меня к семейной паре уже довольно немолодой, и, на мой взгляд, довольно скучной. Но, во всяком случае, я почувствовала себя в безопасности.

Я понаблюдала за семейной парой, они были людьми спокойными и внимательными. Мой знакомый всячески развлекал их историями, я не вмешивалась, в этой семейной обстановке, я расслабилась и практически засыпала.

В конце вечера нам выделили отдельную комнату с диваном, к этому времени уснула не только моя бдительность, но и я сама уже конкретно дремала.

И тут я оказалась с ним вдвоём на этом диване. Мужчина набросился на меня с грубыми ласками. Хотя ласками это назвать очень сложно. Он был на какой-то своей волне, и меня совершенно не чувствовал, из него выходила грубая агрессия и подавление.

Я тут же проснулась, стала отбиваться, и попыталась встать с кровати. Но он меня не отпускал. А крепко прижал корпусом к стенке, а руками очень технично обхватил мою нижнюю челюсть и шею. И пригрозил, что свернёт мне шею, если я и дальше буду ему отказывать.

Когда я смотрю на это со стороны, то вижу, что мои реакции были не то чтобы автоматичными или механичными, скорее неуправляемыми и непроизвольными.
Если на дискотеке меня сковал страх за сестру, то в этот раз меня охватил приступ ярости.
Мгновенно ярость взметнулась во мне как столб огня. 
- Сворачивай!- крикнула я ему, и направила на него этот столб ярости и уставилась ему в глаза.

Агрессор растерялся, и ослабил хватку. Мне не пришлось даже орать и звать на помощь. Я высвободилась из захвата. А так как я была одета, то тут же помчалась в коридор. И стала возиться с замком, одновременно засовывая ноги в кроссовки.

Мы создали много шума, наконец-то его услыхали хозяева квартиры. Хозяин квартиры выскочил в короткой футболке без трусов, его член болтался между ног. Он всплеснул руками и сокрушённо хлопнул по своим полным ляшкам, - она  тебе не дала! И посокрушался над афганскими замашками своего товарища.

Он был расстроен как гостеприимный хозяин, который видит, что его гостям что-то не понравилось. И, похоже, такие ситуации с его другом уже случались.

Ситуация из агрессивной быстро превратилась в комичную. Но я справилась с замком, и не стала разбираться с этим психом , а выскочила на улицу. Меня никто не преследовал. Я зашнуровала свои кроссовки на лавочке. И опять меня била мелкая дрожь.

На следующий день я была встревожена и чувствовала себя не в своей тарелке. Столкновение с насилием приобрело завидную регулярность. C этим нужно было что-то делать…



Анастасия Привалова

Отредактировано: 05.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться