Курс специальной демонологии

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 20. Ч2

Не думаю, что смогу все это переварить.

Демоны не особо жаловали всякие союзы, недоверие всегда царило в наших рядах. Отдельное спасибо вэйлировцам, конечно, но и остальные не простаки. А тут сотни самых разнообразных сородичей легко объединились, и так происходит тысячелетиями. И я понимала, почему не противились демоны послабее, но Высшие, как они смирялись с фактическим отсутствием выбора?

И Верье хотел покончить не со мной, я лишь мелкий пункт в его плане. Он хотел уничтожить вот этот союз. Он знал о нем, и у демона есть выбор, ведь он не один из них… из нас. Он не один из нас. Это меня пугало, но я вновь понимала Верье, моего заклятого врага.

Позже мне все-таки удалось переговорить с Правителем Эвриномом. Все начали расходиться, тогда-то он ко мне и подошел. После теплого приветствия я передала ему привет от Леви, но Правитель знал, что приветами Леви не разбрасывался – это было ясно по глазам. Затем Эврином спросил про мой сон и признался:

— Это плохо, дитя. Если Бальтазар жив, ситуация осложняется.

— Почему?

— Он вызвал отца. Он должен был либо пасть, либо сдаться.

— И это так важно? Если я вызову…

— Твой вызов просто растворится в воздухе, потому что Верье принял другой бой. Со своим сыном. И обязан его завершить.

— Я его убью! — сквозь зубы выдавила я, имея ввиду Бальтазара. Гад знал, что Верье придет и догадывался, что убивать своего сына тот не станет. Может, отцовские чувства там и замешаны, но и выгода нарисовалась: пока жив Альт, за ним никто не придет. А Бальтазар… он просто давал мне время, сколько потребуется. Тоже мне жертва! И как я только раньше не догадалась!

— Конечно, — закивал Эврином. — Уверен, Бальтазар отступит в нужный момент, когда ты будешь готова. Править должны такие как мы, дитя. Это наше предназначение.

Правитель тепло со мной попрощался и откланялся. И я впервые за долгое время подумала: каким был бы мой отец, доживи он до этого момента? Таким же рассудительным и спокойным, как Эврином, или таким же пылким и ярким, каким я его запомнила? И неужели отец был здесь, в этом мире? Был избранным? Похоже на то.

Мы вернулись домой в привычной компании. Я несколько раз извинилась перед Главой за свое поведение под действием проклятья, а Оскар, в свою очередь, сообщил, что сожалеет. По другую сторону портала все разошлись по разным сторонам и я осталась в компании Феликса. Он молча мне улыбнулся и протянул руку, традиционно приглашая в себе. Жаль, что Феликс просто Высший, думаю, он был бы отличным Правителем, он всегда добр и сдержан, умеет поддержать и успокоить. А я… я даже не разобралась, нравится ли мне произошедшее сегодня.

— Ты во всем разберешься, — пообещал мне Феликс. — Постепенно ты увидишь мир другими глазами. Посторонним не дано понять то, что знаем и понимаем мы.

— Не знаю, Феликс. Пока меня терзает не самое приятное чувство. Как будто мне пытаются промыть мозги.

— Понимаю, Дэни. Ты не должна была становиться одной из нас так рано, но твоя связь с Бальтазаром… признаюсь, не ожидал, что она окажется такой сильной. Никто не ожидал. И сейчас, когда ты получила метку, ваша связь станет еще крепче. Возможно, он с тобой свяжется.

— Так все это – ради связи с ним? — спросила я, стараясь выглядеть равнодушно. Или хотя бы спокойно. Мысль о том, что я вновь увижу живого Альта волновала и вызывала целую волну чувств, которые мне сейчас ни к чему. Я и так едва не ринулась следом за Верье в ту роковую ночь, что было бы самой большой ошибкой.

Но я увижу его совсем скоро.

— Не только, — Феликс протянул мне порцию эля и присел напротив. — Еще и ради нас всех: хорошо же избавиться от секретов. И от необходимости использовать давление.

— Прости за это.

— Уже простил. Ты была не в себе, знаю.

— Да уж, не напоминай. Я вас всех напугала, похоже. Даже Филипп пытался заставить Рину следить за мной – боялся, что я сорвусь и побегу выручать Бальтазара. Или убью кого-нибудь впопыхах.

— Правда? Этого я не знал. И чем бы помогла твоя подруга?

— Позвала бы его? Без понятия. На Рине все еще лежит то асмодейское проклятье, она до ужаса боится Наставников.

— Прошло много времени, Дэни, — задумчиво протянул Филипп. — Обычно действие проклятья испаряется довольно быстро. Похоже, ей не слишком повезло.

Не повезло.

Не повезло.

Мысль, за которую я просто обязана зацепиться. Но она ускользнула, потому что Феликс перевел тему на более интересную: рассказал ту часть истории, которую я даже не знала. О таком на лекциях не рассказывают, даже в запрещенной литературе тех событий не найдешь. Не в нашем мире, по крайней мере. В Серпенсе своя библиотека. Там хранятся Черные Книги и очень много интересного. Там когда-то бывал и сам Андрас, главный творец истории, создатель закрытого от других мира, пламенный демон.

Когда я вернулась домой, первым делом зашла проведать Рину. Она не хотела меня видеть и даже не открыла дверь, по ее голосу я поняла: она на грани истерики. Не раздумывая, я переместилась прямо в ее комнату и застала ужасную картину: полный погром, мебель уничтожена, а сама аббадонка выглядела так, точно прошла через пламя Андраса.



Карина Вальц

Отредактировано: 08.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться