Курс специальной демонологии

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 24

Мы оказались на просторной площади, где и проводились редкие поединки между демонами. Вокруг площади проходил барьер, не позволяющий Силам сражающихся навредить остальным. Пока здесь никого не было, лишь я и Альт, но вскоре появился и Верье с темноволосой демоницей – матерью Альта, и кучка аббадонцев (один из них держал Леви за шкирку), и даже Алессандр. А после площадь окружили сотни самых разных демонов.

Альт толкнул меня от себя и прошипел:

— Что бы ни случилось, не лезь.

Затем жестом подозвал к себе аббадонцев и что-то сказал им и Леви.

А я наблюдала за Верье, вэйлировцем, который убил моего отца. Может, он и сделал это в традиционном поединке, я все равно его ненавидела. Да и как иначе? Понять и простить? Нет уж. Я убью его, потому что это правильно, потому что я должна.

Почувствовав мой взгляд, демон обернулся и послал мне воздушный поцелуй. Его глаза хищно сверкнули, а взгляд не обещал ничего хорошего. Верье вытянул вперед руку и поманил меня пальцем. Жест показался мне издевательским, он же знал, что я ему ничего не сделаю.

Может быть, он ошибался.

Все еще смотря на Верье, я медленно подошла к Бальтазару, позволяя Силе захватить меня. Почувствовав мое приближение, демон обернулся, и я приказала:

— Сдайся!

Я не сдерживалась, давление сразило даже аббадонцев, что держали Леви. Все они рухнули наземь. Но Альт устоял.

— Сдайся! — еще громче рявкнула я.

В этот раз дурно стало даже Леви.

Бальтазар обернулся к ронвэйцу и прошипел:

— Убери… ее… отсюда. Найдите…

— Сдайся!

В этот раз в глазах Бальтазара я увидела покорность, но он не успел сказать и слова – легким ударом Леви сбил его с ног. Затем кинулся ко мне и утащил в свой портал.

Приземление вышло болезненным и неприятным, мы рухнули вниз, словно из портала Рины. Леви застонал от боли – мое пламя его обожгло. Но это ничего, ведь я  готова была придушить его собственными руками.

— Какого Андраса, Леви?! Я возвращаюсь…

— Подожди! — простонал он, кое-как поднимаясь. — Погоди мгновение… твой убогий вновь вызвал папашку, а нам приказал разобраться с Черной Книгой. Она где-то здесь, в его хоромах.

— Вот и найди ее сам.

— Рад бы, но не могу, — Леви повернулся и продемонстрировал рану, нанесенную моей Силой. — Тут не помереть бы. А ты ищи, ищи… успеешь еще вернуться.

Оценив ущерб, я вызвала Филиппа, добавив, что дело срочное. Тот появился почти сразу и получил в свои неприветливые объятия Леви, уже в который раз. Но сейчас Наставник возмущаться не стал, без лишних слов приступил к исцелению. Я же перекинула на него задание Бальтазара и вернулась на площадь под вопли недовольного Леви. Понятное дело, Альт хотел меня отвлечь, но позволять ему это я не собиралась.

Переместилась я к Феликсу. Он оказался за пределами барьера, как и все остальные. Зато в пределах барьера разворачивалась очень знакомая картина. Верье бил Альта своей Силой, а тот даже не думал защищаться. Он не использовал щит и даже не уклонялся от сгустков Силы. Падал наземь и лениво поднимался. Что-то говорил отцу, а тот продолжал наносить болезненные, но не смертельные удары.

— Почему он не сопротивляется? — прошептала я, не особо надеясь на ответ.

Но Феликс рассудил иначе:

— Не знаю, Дэни, я и сам ничего не понимаю.

Альт сказал, что хочет выпутаться из всего этого с минимумом потерь. Мой неожиданный визит не особо его расстроил, он даже не обвинил меня в срыве планов. Значит, он не собирался давать мне время, он только так говорил. Все это время он собирался сам сразиться с отцом. И сделать это с минимумом потерь. Что это значит? Он собирался вот так вот просто подставить себя и ждать, что прошлый бой повторится?

Кажется, вокруг все кричали и гоготали, но я словно стояла в абсолютной тишине, смотрела на Альта с отцом, на мелькающие всполохи их Силы, и пыталась угадать, что могло прийти на ум вэйлировцу.

Впрочем, вскоре я начала понимать, на что пытался надавить Бальтазар. Если бы ситуация позволяла, я бы рассмеялась, честно. Так это было на него непохоже и даже нелепо.

Альт продолжал падать наземь, вся его одежда пропиталась кровью. Иногда он начинал смеяться. Он походил на сумасшедшего. Верье же был хмур, зол и постепенно начинал нервничать. Настолько, что несколько раз подряд промазал. Специально, возможно. Или он тоже раскусил замысел Бальтазара.

— Сдавайся! — подобно мне, рявкнул Верье.

Альт растянул губы в кровавой улыбке и предложил:

— Просто убей меня.

Он не мог. Верье не мог его убить. Злой, он продолжил наносить свои болезненные удары, Бальтазар падал, сплевывал кровь, но улыбался все шире и шире. Постепенно слабость вэйлировского Правителя начали понимать все, даже его прислужники-аббадонцы. Верье не убил сына в первый раз, он не мог это сделать и сейчас, и прекрасно это понимал. У монстра было уязвимое место, он наносил удары, но получал их и сам. Бальтазар тоже бил отца, и бил в самое сердце. Возможно, монстр не такой уж и монстр, хотя вслух я такого никогда не признаю.



Карина Вальц

Отредактировано: 08.06.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться