Курсанты, или любовь вселенского масштаба

Размер шрифта: - +

Глава 4. Боевая единица

Сегодняшний экзамен проходил в одном из корпусов военной академии в небольшой, на сорок персональных мест, аудитории. Экзамен начался ровно в девять ноль-ноль по местному времени по-военному чётко, без проволочек. Едва абитуриенты успели рассесться за парты и синхронизировать свои вибанглы с учебной системой, как в кабинет стремительно вошёл преподаватель.

- Бодрого духа, абитуриенты! - уверенно произнёс он. - Меня зовут Курт Пауль, я полковник объединённой армии. В настоящий момент являюсь председателем группы арбитров по профессиональному психологическому отбору. - Он сделал паузу. Казалось, смотрел на всех сразу, но его пристальный и проницательный взгляд прочувствовал на себе каждый. - Вы уже успели пройти два этапа отборочных испытаний, и мы выяснили, что среди вас нет дураков, дохляков, неучей и прочей шелухи - таковые были отсеяны, с чем всех нас я и поздравляю. Теперь вам предстоит пройти тест нервно-психологической диагностики, по результатам которого будут сделаны заключения и рекомендации относительно вашего уровня нервно-психической устойчивости.  Вопросы есть? - Олег вытянул руку. - Слушаю вас?

- Абитуриент Добрынин Олег, - представился он, поднявшись с места. - Мистер Пауль, сколько времени отведено на экзамен?

- Два часа тридцать минут, - ответил полковник. - Вполне достаточно, чтобы пройти тест на "отлично". У кого-нибудь ещё есть вопросы? Нет? Добрынин, садитесь. - И приказал всем: - Приступайте.

Абитуриенты сразу, почти синхронно, опустили на глаза фрискрины и погрузились в виртуальный мир обучающей системы:

- Здравствуйте! Вы находитесь на территории Единого центра обучения Земли. Пройдите, пожалуйста, идентификацию...

Тест напоминал жвачку, надоевшую нудную жвачку. Если на первые сотни три вопросов ещё можно было ответить, концентрируясь, то на оставшиеся тысячу двести  - нет. Дальше мозг выхватывал только основную мысль, не вдаваясь в подробности моделируемой ситуации. В сущности, пережёвывались одни и те же вопросы, только под разными “соусами”. Вроде бы всё очевидно и нет никаких проблем с пониманием того, как следовало бы “поступить”, но мысль о том, что время, отведённое на тест, безмятежно утекает, заставляло поторапливаться с ответами.

Олег был несказанно рад услышать от Алисы:

- Поздравляю, тест пройден. Пожалуйста, дождись обработки его результатов, это не займёт много времени.

Пользуясь свободной минутой, Олег приподнял с глаз дугу фрискрина и осмотрелся. Большинство абитуриентов ещё отвечали на вопросы, Хиллен был в их числе. Из реального класса Алиса вернула его в виртуальный:

- Результаты теста получены, - сказала она.  - Как и ожидалось, Олег, ты уложился в диапазон от ноля до четырёх баллов, набрав два. У тебя высокая нервно-психологическая устойчивость, которая характеризуется низкой вероятностью нарушений психической деятельности и высоким уровнем поведенческой регуляции.

Олег, конечно же знал, чем характеризуется “высокая нервно-психологическая устойчивость”, но терпеливо слушал, понимая, что сейчас каждое слово, действие или бездействие - часть общей проверки. Закончена тестовая часть, но сам экзамен ещё не сдан.

- Тебя приглашают в соседнюю аудиторию для прохождения собеседования. Желаю, Олег, удачи!

- Спасибо.

Выходя из кабинета, он обернулся. К этому моменту большинство абитуриентов с тестом уже справились и либо ожидали своих результатов, либо уже знакомились с ними. Судя по пренебрежительно-холодной улыбке на лице Хиллена, у него не всё прошло гладко.

Пара человек вышли вслед за Добрыниным, но против ожидания, только один из них направился с ним к соседней аудитории. Второй с явным разочарованием попрощался с несостоявшимися соучениками и пошёл к лифтам.

Кабинет, в котором заседали арбитры, оказался настолько мал, что даже назвать его кабинетом язык не поворачивался, так, кабинетец на десять персональных мест. При этом ещё и полностью заточенный под виртуалку: то есть два ряда парт смотрят друг на друга, оставляя пустой середину для демонстрации голограмм и плоских изображений, без интерактивных досок, трибуны и преподавательского стола

Курт Пауль вместе с тремя коллегами скромно разместились за студенческими партами. Ещё один арбитр присутствовал здесь виртуально, в виде голограммы, очевидно дела не позволили ему прибыть в академию. Собравшиеся, судя по россыпям красных звёздочек на воротниках их форменных комбинезонов, были в званиях не ниже подполковников - важные птицы.

Олег вошёл в кабинет, и сразу же удостоился внимания Курта Пауля:

- Добрынин! Вы и здесь первый. Присаживайтесь рядом, продолжим начатое знакомство.

Голограмма военного пригласила присесть рядом с собой второго абитуриента. Кандидаты, вошедшие следом, заняли оставшиеся свободные места, остальных Пауль просил подождать за дверью. Был ли в их числе Хиллен, Олег не увидел.

- Итак, Добрынин Олег Михайлович, - сказал Пауль, прокручивая его досье. - Выпускник военного училища, готовый космопилот. Хорошо. Так, дальше… Теоретический экзамен, физическая подготовка, тест - прекрасные результаты. Высокая мотивация. Ого! Проявление агрессии и межличностный конфликт… - Подполковник перевёл взгляд на абитуриента: - Это точно о вас, Добрынин?

Олег кивнул:

- Да. Вы ведь читаете моё досье.

Арбитр вернулся к началу характеристики, перечитал и задумчиво произнёс:

- Признаться, удивлён.

Олег мысленно приготовился. Не зря же Курт назначен главным специалистом по профессионально-психологическому отбору, можно быть уверенным, что сейчас он вцепится бульдожьей хваткой в абитуриента и вытряхнет всю его подноготную. Подтверждая худшие ожидания Олега, полковник тихо, почти вкрадчиво поинтересовался:

- Мне вот любопытно, Добрынин, как вы, лучший выпускник военного училища, допустили конфликт?



Юлия Слюсаренко

Отредактировано: 30.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться