Кувырком

Размер шрифта: - +

Глава 11 ч3

Все чего хотела добиться Светка, так это привлечь к себе внимание видного москвича. Мамаша наверняка сообщила, что девчонок привезли на огромной машине. Вот они и решили, машина большая, значит зарплата у водителя хорошая раз в выходные спокойно работает, скорей всего не женат. Почему бы не попробовать?
- А нас так и не познакомили, столько времени разговариваю и не знаю, как вас зовут.
- Света я думала ты уже на пристани, сейчас двухпалубник отчалит, давай быстрей, рыба стухнет! - Окуниха пресекла Светкино безделье, прогнала к месту торговли. Если Игнатов и собирался представиться, то не успел.
- Приходите вечером в парк, живую музыку обещали, - уходя она улыбнулась Артему многообещающей улыбкой. - надеюсь вам у нас понравится.
- Познавательное место, - бросил ей в след Артем, - за короткое время, узнаешь много нового, - и посмотрел на меня так, как будто хотел пригвоздить к парапету.
- Издержки жизни в маленьком городе, - пренебрежительно усмехнулся, - все друг, друга слишком хорошо знают. Трудно что-либо скрыть.
- Если ты сейчас про меня, мне скрывать нечего.

Я понимала, от дальнейшей прогулки ничего хорошего ждать не приходится, сейчас начнутся обвинения во всех смертных грехах. В сговоре с Коростылевым, он меня уже и до Окунихи младшей подозревал, а уж после ее откровений с его бурной фантазией неизвестно до чего додумается. Но раз уж человек у нас в гостях, вежливо предложила:

- Ты хочешь еще что-нибудь посмотреть?
- Хочу, но не здесь, слишком много зрителей, - ядовито улыбнулся Игнатов. Я повернула в сторону дома. Какое-то время мы шли молча. Площади постепенно пустели, на причале остался один теплоход. Пассажиры с сувенирами в руках послушно брели за громогласной женщиной, которая через каждые несколько шагов начинала орать:

- Поторапливаемся, у нас по плану еще музей валенка!

Я выбрала путь покороче, мы шли вверх, на холм Артем с каждым шагом становился все мрачнее. На вершине холма, почти в начале нашей улицы он резко остановился и сильно схватил меня за плечи.
- Отпусти, мне больно, - все, что смогла пропищать.
- А я ведь тебе почти поверил, - он меня не отпускал и измерял каким-то раздевающим взглядом. - Вы замечательно играли святую невинность и оскорбленное самолюбие, когда сторож что-то посмел про вас сказать. С Никитой она не общается, а здесь оказывается вечная любовь! А ты хоть понимаешь, что Коростылев тебя просто использует? - он притянул меня к себе слишком близко, я изловчилась, боднула его головой в живот и отскочила в сторону.
- Тебе лечиться надо! - задыхаясь, прошипела. - Если думаешь сейчас начну с разбегу оправдываться, не дождешься! Кто ты мне такой?

Я попыталась пойти дальше, но Артем преградил мне дорогу.
- Я уже говорил, повторюсь еще раз, ты меня зацепила. У тебя получилось, ни одна женщина мне не была так нужна, как ты. Хочу сделать тебе деловое предложение, я снимаю гостиницу, ты проводишь со мной ночь, я готов заплатить, сумму называй сама.
Я схватила валявшийся под ногами огромный сук и со всей силы долбанула его по плечу. Гнилое дерево от удара рассыпалось, Артем даже не вздрогнул, боли он видно не почувствовал, только футболка запачкалась. Мне сейчас не просто плюнули в душу, ее вырвали и растоптали.
- Видеть тебя больше не хочу, никогда, - такого ледяного тона, я и сама от себя не ожидала. - Сейчас ты забираешь ключи, садишься в свою машину и проваливаешь. Ни в какой Кондор я во вторник, или любой другой день не выйду, ищи другую сотрудницу.
Я развернулась и почти бегом бросилась к дому, родители копались в огороде, когда прошмыгнула в калитку, слышала как они переговариваются. Я схватила с комода портфель и ключи и снова выскочила навстречу Игнатову. Он шел не торопясь, я положила его вещи на капот и сразу вернулась назад. Потом стояла прижавшись к крыльцу и слушала как отъезжает его автомобиль.
- Надо предупредить Дашку, что завтра на маршрутке поедем, - устало подумала. - Поторчу с ней в Москве, пусть хоть что то заработает, ей очень нужно, а я раз уж Генадиевичу мы двое не нужны, может найду какую подработку.
Чтобы не напугать родителей своим безумным видом, отошла от крыльца и побрела за поленницу, на тот самый пень, на котором мы сегодня с Дашкой рыдали в два голоса. Уселась и смотрела на виднеющуюся вдали, синеватую кромку соснового леса. В том, что Артема нужно немедленно удалить из головы и моей жизни, была уверенна на сто процентов.

Сопли на кулак наматывать, мне не понравилось, не получится из меня нормальная девушка в страданиях и миноре. Я посмотрела на аккуратно сложенные дрова, выбрала полено потолще и прикинула его на вес.
- Вот бы чем Игнатова долбануть, а не трухлявой веткой, - вздохнула с сожалением, положила обратно. Надо еще объяснить родителям, куда делся водитель
- Женя, Женечка, глазам своим не верю, иду, думаю неужели она на пеньке сидит! - из скрипнувшей за моей спиной калитки, выкатился художественный руководитель дома культуры, Инокентий Егорович. Куда его несло через наш огород, если живет он на другой стороне улицы, похожий на сову Кеша, как его называли в округе, наверно сам не знал. А как он умудрился меня высмотреть, не знала я. Пока слезала с пня и отряхивала от мелких щепочек джинсы, Инокентий так радостно на меня смотрел сквозь толстые стекла круглых очков, что я заподозрила неладное. Ожидать от деятельного художественного руководителя можно было все что угодно. Прошлым летом, ему пришло в голову устроить на пляже день Нептуна, для привлечения туристического потока. Сценарий он держал в строжайшем секрете, даже задействованные в праздничных представлениях "актеры", а привлек он половину мужского населения города, молчали как пленные партизаны. Праздновать планировалось ни много ни мало, целых три дня. Он носился по городу с загадочным видом, в ответ на все вопросы поднимал глаза к небу и обещал, явить миру шедевр. Глава администрации в него поверил, выделил средства на пошив костюмов и пригласил на открытие областное начальство. Кеша от радости смилостивился, приоткрыл завесу тайны, сказал, что мероприятие будет креативным и альтернативным одновременно. На пляж в первый день праздника мы с Дашкой пробрались с трудом. Ни каких декораций, я тогда не увидела мы устроились на полотенцах, рядом с нами загорали ни о чём не подозревающие туристы, доставленные прямиком с круизного теплохода, гости из области не могли врубиться, где обещанный сюрприз ради которого их сюда притащили, солнце пекло нещадно. Я собралась искупаться, уже подошла к воде, пляж накрыл дикий звук тревожной сирены. В это же время из воды, на мелководье выскочили люди в черных костюмах, с мечами за спиной и огромной рыбацкой сетью, которой легко можно накрыть весь небольшой пляж. К завыванию сирены, добавилась мелодия марша. До меня дошло, кого мне эти люди напоминают. Со стороны реки на нас надвигаются штук двадцать ниндзя, с целью наловить в сеть побольше народа. Первым опомнилось областное начальство и предприняло попытку удрать в березовый лесок. Не тут то было, из березняка выстроившись клином вышли люди с ног до головы измазанные зеленкой, в сшитых из мелкой сетки шортах по колено. С серьезным видом они маршировали к реке. С флангов их прикрывали ярко-красные, выкрашенные фукорцином индейцы, с самодельными луками. Когда они издали боевой клич, достали стрелы и начали натягивать тетиву, областная тетка в платье с розовыми лилиями рухнула в обморок. Большинство из привлеченных с теплохода зрителей, как на грех ехали домой со сборов по тхэквондо и уже обрадовались, приготовились побить мокрых ниндзя, но тут из-за кустов вылезла еще одна процессия, четыре самых настоящих санитара в белых халатах, тащили на плечах носилки с Нептуном - Инокентием, он был в одних плавках и картонной короне на лысой голове. Досматривать мы не стали, смылись к старой пристани, а оттуда прямиком домой. Слухи потом ходили разные, вроде искупали одного Инокентия, красно - зеленых гоняли по берегу, а ниндзей оттеснили в лес, куда некстати приехал осмотреть охотничьи угодья первый заместитель губернатора и с ними случайно столкнулся. В общем дальше праздновать запретили.
Теперь он стоял передо мной и что-то ему от меня нужно.
- Говорили вы в столицу отправились, - худрук сменил радостное выражение лица на просительно-жалостливое. - Вечером комиссия будет, репертуар на праздник Урожая должны утвердить. Выручи, пожалуйста, вы так хорошо пели с Дашей на Масленицу. Очень нужно сегодня вечерком спеть, - он притопнул ногой, хлопнул себя по колену и фальшиво затянул:

- Бояре, я мы к вам пришли, молодые, а мы к вам пришли!

Я смотрела на него с открытым ртом. Певица из меня, совершенно никчемная, если у Дашки есть и слух и голос, то у меня ни того, ни другого, на Масленицу пела подруга и то в составе хора, а меня поставили на подтанцовку.
- Вы меня с кем-то перепутали, я петь не умею, - я быстро опомнилась и собралась проскользнуть в калитку. Инокентий рухнул передо мной на колени и протянул руки.
- Не губи Женечка, где я еще с волосами найду, они косы требуют!
- Встаньте, пожалуйста, вы брюки испачкаете, - я подумала, что Кеша что-то репетирует. На подъехавший автомобиль внимания не обратила, мы с Инокентием повернулись уже на звук хлопнувшей двери. Артем Игнатов за каким-то чертом вернувшийся назад, любовался на меня и стоящего передо мной на коленях, лысого очкарика Кешу. На худрука ни Артем, ни его машина впечатления не произвели, он снова повернулся ко мне и громко взвыл не поднимаясь с колен:

- Не губи, нимфа!
- Евгения, что это такое? - обнаглевший в конец Игнатов, еще и посмел прикрикнуть.
Вместо меня ответил вошедший в образ Кеша, тряхнул головой, метнул в непрошенного гостя презрительным взглядом и заявил:

- Умри, смерд!
Артем дернулся в нашу сторону, я бросилась к поленнице, схватила полено которое мне недавно приглянулось и закрыла собой подступ к Инокентию.
- Ты чего сюда приперся? Вали давай по хорошему!
- Это ты сейчас мне сказала? - тоскливо спросил худрук
- При чем здесь вы Инокентий Егорович?! Здесь дебилов достаточно, никто вас не прогоняет, оставайтесь на месте.
- Хорошо, - обрадовался Кеша, - только мне идти пора, возьми Женечка текст песни, разучите с Дашенькой, мы вас в восемь в парке ждем, - он поднялся на ноги. - Забыл сказать, исполнять будете на мотив песни; "Во поле береза стояла".
Он сунул мне в свободную руку лист бумаги и быстро юркнул назад в калитку. Я стояла с поленом в одной руке и мятым бумажным листом в другой напротив Артема Игнатова, с твердым намерением, если попытается приблизится, подпрыгнуть повыше и опустить полено ему на голову. Артем в замешательстве провожал взглядом бегущего через огород в сторону выхода на большую улицу Инокентия. Боятся меня Игнатов не торопился.
- Женя положи деревяшку на место, руку поранишь,- он отошел к машине, видно Кеша с его поля зрения убрался. - Ответь мне только на один вопрос, ты его действительно любишь?
- Я не хочу тебя видеть, не хочу отвечать на вопросы, ничего не хочу. Пожалуйста, уезжай, - твердо ответила открывая калитку.
- Одну минуту, - остановил Артем. - Хорошо. Я сейчас уеду. Завтра заеду за вами к двенадцати, отвезу в Москву.

Не давая мне времени ответить, Артем сел в свою машину и укатил. Я пошла домой.
- Мамуль, чайник горячий? - бодро спросила с порога и тут же начала врать, - Артема директор вызвал, хочет до водохранилища прокатится, может потом сразу в Москву приспичит не знаю, как шлея под хвост попадет.
- Конечно горячий, - мама посмотрела на меня и отвернулась пряча улыбку.
- Самодур ваш руководитель, - прокомментировал папа, не отрываясь от кроссворда, - никакого соблюдения трудового кодекса.
- Попозже попью, - нырнула к себе в комнату.
- Жень зачем тебя Инокентий искал? Влетел в огород, говорит видел Евгению, срочно нужна, - мама приоткрыла дверь и заглянула ко мне.
- Хочет чтоб я вместе с Дашкой песню исполнила, надо ей позвонить пусть приходит слова разучивать.
- Звонить не нужно, сама идет, только что мимо окон мелькнула. Ну раз хочет, исполните.
- Здрасьте, а где Женя? - из прихожей уже слышался Дашкин голос. Папа как обычно перебросился с ней шутками и подруга притопала в мою комнатку.
- Я гляжу машины нет, думала прокатится решили,- она присела ко мне на диван, - а где Артем?
Я поплотнее закрыла дверь и все ей рассказала, про Светку, гостиницу и дубину. Даша пока слушала, несколько раз порывалась пойти и набить морду Окунихе младшей.
- Да при чём здесь Светка, сам хорош, - я поджала под себя ноги и погладила пробравшегося к нам кота, он довольно урчал, терся мордочкой то об меня, то об Дашку. - Давай сменим тему, мне Кеша текст песни передал, чтобы ты ее к вечеру разучила и торжественно спела на сцене в парке при огромном скоплении восторженной публики. Даша, ты сорвешь овации, - я потянулась за листом и вручила его подруге.
После первой же строчки, Дашкины брови поползли вверх.
- А ты сама-то это видела?
- Не успела, - честно призналась.
Подруга поднялась с дивана, вышла на середину комнаты, откашлялась и начала читать:
- В огороде, яблонь стояла,

Ветками, за бочку цепляла,

Люли, люли, цепляла,
Положу я, яблочки в бочку

И сварю из них, киселечку,

Люли, люли, киселечку.
Дочитать дальше, она не смогла. Через минуту мы ржали так, что кот от греха подальше спрятался от нас под шкафом.
- Жень, кажется телефон звонит, - прислушалась Даша вытирая выступившие от смеха слезы.
- Кто там еще?

Трубка надрывалась внутри сумочки.



Анна Баскова

Отредактировано: 27.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться