Кувырком

Размер шрифта: - +

глава 12 ч2

Приглушенный шум его машины, ни с каким другим не перепутаешь. Даже если не спеша объезжая кочки, она крадется по ухабистой дороге. Фары осветили забор Окунихи, саму Окуниху из-за него выглядывающую, и наконец меня, восседающую на пне.
- Не сомневался, что найду тебя именно здесь. Без полена в руках, ты смотришься лучше, - он приоткрыл дверь и изобразил испуг, как будто боится выйти наружу. - Ты сегодня столько раз замахивалась на меня разными предметами, не удивлюсь, если где-то поблизости припрятан топор.
Злиться на него, я давно перестала, да и видеть если честно рада, но я постаралась этого не показывать.
- Твоя мама с Сергеем приехали, - я не поднялась со своего "трона" только машинально подвинулась, как бы освобождая человеку место.
- Я в курсе, встретил в парке Дарью с Сергеем, готовился насладится вашим песнопением, а мне вдруг сообщили, что вы Евгения по какой-то причине решили провести вечер в одиночестве, - он осмелел, вышел из машины, подошел ко мне и примостился рядом.
- Прости меня, я вел себя мерзко, - видимо Артем совсем не привык извиняться, слова давались ему с трудом. - В последнее время, замечаю, стал каким-то странным. Это Женя все из-за тебя.
Я молча слушала.
- Доехал до областного центра, хотел тебе что-нибудь подарить в знак примирения, но кроме ювелирных украшений ничего в голову не пришло. Подумал вдруг тебе не понравится. Может ты мне сама подскажешь, чем я могу тебя порадовать?
Мы говорили очень тихо, я не упускала из вида соседский забор. Окунихино любопытство становилось совсем непреодолимым, она переместилась вдоль изгороди и стояла с нашего края как следует навострив уши, пятно ее платья светлело в десятке метров.
- Артем как ты относишься к добрым делам? - я перешла на шепот.
- Странный вопрос, но ответ зависит от того, что считать добрыми делами.
- Понимаешь тут такая проблема, - потянулась поближе к его уху, - у нас женщина живет, очень сильно болеет. Медикаментозное лечение на нее совсем не действует, она травами лечится.
Артем слушал меня внимательно и чувствуется сильно удивлялся. Он уже хотел что-то сказать, но я приложила палец к губам.
- Может быть и эффект плацебо, но ей же помогает, - я шептала так серьезно и убедительно, что готова была в свои бредни сама поверить. - Она, бедная, сейчас у забора стоит, ждет когда ее какой-нибудь добрый человек по больной руке травкой хлестанет. Кроме меня сегодня этого никто не сделал, все Царя-Кабачка побежали смотреть. Что за люди? - я вздохнула и замолчала. Он в полном недоумении, переваривал услышанное.
- Так ты что, хочешь чтобы я к ней с травами пошел?
- Ну ты же сам спросил, чем меня порадовать? Или это просто слова? - мой шепот превратился в трагичный. - Если трудно так и скажи, да и не справишься ты наверно. Подойти нужно тихо, чтоб она пока не хлёстнут, вообще приближения не заметила, иначе целебные свойства пропадают.
- Евгения, что за чушь ты сейчас несешь, мракобесие какое-то!
- Для кого-то, может и мракобесие, а для кого-то, вопрос жизни и смерти, - я пожала плечами и отвернулась. - У нас траволечение к твоему сведению, старая народная традиция. Совсем там в своих Америках истоки позабыли.
- С чего ты взяла, что она рядом? Ты что, как кошка в темноте видишь? - Артем огляделся по сторонам, никого не заметил.
- А где ей быть, она тут каждую ночь у края забора стоит, здесь-то ее все знают. В людных местах принимать такие процедуры стыдно, мало ли что подумают. Ладно, не хочешь не помогай, дело добровольное.

Мы посмотрели друг на друга.
- У тебя глаза в темноте мерцают, - выдохнул Артем.
От мягкого тона и его хрипловатого голоса, у меня внутри пробежала теплая волна, взяла себя в руки и сказала:

- Это слезы, человеку рядом так плохо, не могу такое спокойно выносить.
- Да что я должен сделать? Где эта трава?
- Сейчас, быстренько организую! - я точно помнила, что справа на дровах, лежит целая пачка матерчатых перчаток используемых для всяких хозяйственных нужд. - Смотри у меня здесь все наготове, - отделила пару и протянула Артему. - Надевай растение голыми руками нельзя трогать, всю силу заберешь.
Артем несколько секунд изучающе рассматривал перчатки, усмехнулся и натянул на руки. Вторую пару я забрала себе и быстро шмыгнула за поленницу, Окуниха наверно умирала от любопытства, что такое мы делаем. Когда я вылезла из-за дров с пучком, Артем уже отошел от пня и сам себе не верил, что это происходит с ним и он добровольно ввязался в немыслимую авантюру. Нельзя было давать ему опомнится.

- Ты машину, вокруг обойди, чтобы она тебя раньше времени не заметила, - сунула ему траву и вернулась на пень. Чтобы не заржать на всю улицу зажала рот двумя руками. Очень умный и продвинутый Артем Игнатов, немного поколебался и пошел лечить Окуниху при помощи крапивы. Нужно отдать должное, передвигался он бесшумно. В какой-то момент даже подумала, что от машины он не отходил, сейчас крапиву выбросит и обратно вернется. Но тут раздался хлёсткий звук, дикий визг, а за ним истошный вопль Окунихи:

- Караул! Убива-ю-ю-т!

Все собаки округи включая нашего Кузьму, остервенело залаяли. Окуниха чем-то хрястнула, видно от испуга выломала из своего забора доску и побежала с ней домой. Я. тоже сиганула к себе, на всякий случай закрылась на все замки.
- Женька, за тобой что гонятся? - мама не ожидавшая моего такого шумного появления, уронила пульт от телевизора. - Ты чего там замками загремела? Дверь не запирай, отец еще не приехал.
- Мне показалось у Голубевых бык из загона выбежал, - сто первый раз за сегодняшний день я соврала. - А у папы ключи есть, сам откроет.
Рекламная пауза закончилась, мама снова погрузилась в сериал, не задумываясь зачем Голубевскому быку ломится в двери к соседям.
Довольная собой, полистала пять раз прочитанную книгу и улеглась спать. Перед сном вспомнила, каким вальяжным и надменным господин Игнатов, выглядел при первой нашей встрече.



Анна Баскова

Отредактировано: 27.05.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться