Квартиранты

Размер шрифта: - +

15

              В голове все перемешалось. Ясно было одно. Костик почему то считает, что его браунинг где-то здесь. Я начал обшаривать двор, траву, вагоны, пистолета нигде не было. Пока ползал по закуткам – обдумывал его слова. Пацаны играли на заводе, куда-то побежали, откуда-то сиганули и браунинг потеряли. Эх, жалко Костика не слышно. Я пару раз подходил к нему, но он лишь торопил, показывая пальцем на воображаемые часы на левой руке. Приходилось возвращаться к поискам.  Внезапно двери распахнулись. В шапке – ушанке, грязной кацавейке и необъятных брезентовых шароварах на меня c палкой бросилась отвратительная небритая рожа, запитая в синьку.  

- Ах ты ж етить твою мать-перемать, ты это как на завод проникся то, сволочь…

             Пьяница постарался стукнуть меня посильнее, но я крепко схватился за палку и повалил его в пыль. Прижав шею длинной жердью, оказавшейся черенком от метлы, я грозно зашипел:

- Ты кто такой? Что надо?

Дед захрипел, запричитал, едва сопротивляясь:

- Сторож я, сторож здешний. Михал Семеныч Нетребко.

              Сторож Нетребко вяло защищался, силы покидали его, кряхтел, просил отпустить. От него разило диким перегаром. В таком состоянии дома отсыпаться надо, а не нарушителей задерживать. Я отпустил старика. Он тут же отполз к куче битого кирпича, прижался к ней спиной и жалобно запричитал.

            - Конечно, старика обидеть – всякий горазд. А чтобы премию там или награду какую – не дождешься. Я же тут, почитай, с тридцатого года бессменно работаю. Ни тебе жалоб, ни нареканий. Ну выпивал пару раз… Так что же за это? Увольнять сразу? Ты то сам кто таков будешь?

            Я не удостоил его ответом. Вместо этого сам задал вопрос, который меня беспокоил больше всего:

- С тридцатого года, говоришь? А сейчас какой?

- Так тридцать девятый же, ты чего…

Голова у меня пошла кругом, я глупо посмотрел на Костика, который все еще махал мне из прохода. Чтобы хоть немного прийти в себя, я достал сигареты, закурил, угостил деда. За этим занятием придумал такую чушь, что самому было стыдно вспоминать. Хотя тогда моя ложь сработала и принесла определенный результат. Михал Семеныч в его состоянии мог поверить во что угодно.

- У тебя пацаны тут давеча играли, ты сына дипломата угробил, слышишь?!

- Какого еще, етить, дипломанта?

- Такого. Пацаны у тебя тут играли, один из них - сын дипломата. Ты их шугнул, так они с крыши прыгнули. Одному ничего, второй ноги переломал в больнице лежит.

- Ты о чем паря, были нарушители, так я же по закону…

- По закону? Протокол задержания где? Сигнал где? Говори, гнида, или веди к главному. Если документов нет - тебе знаешь, что будет за сына дипломата? Вышак светит. Телефон где? Сейчас в НКВД звонить будем.

- Погоди, погоди. Ну не оформил я их, просто шугнул… че будет то теперь?!

- Расстрел, расстрел непременно… покушение на иностранного гражданина, при нынешней то ситуации в мире…

- Ёшкин кот, да какой же расстрел… че делать то?

- Меня слушаться. Все сделаешь, как я скажу – отпущу по-хорошему…

Сторож осовело мигал глазами. Я все время думаю, что бы было - будь он трезв. Но сейчас, пьяный вхлам, он воспринимал любой бред, как прописную истину. А может быть понимал, что явись сейчас комендант,  милиционер или иной чекист – пьянство на заводе ему явно не простят. Расстрел – не расстрел, а лагеря обеспечены.

- Мужик, а ты то кто, сам то кто ты?

- Конь в пальто. Ты что думаешь, у нас дети иностранцев просто так по улицам гуляют? Без наблюдения?

- Так документик бы надо для порядку. Ксива, она, того…

Я показал ему свое удостоверение личности. Привычка всегда носить его в заднем кармане джинсов привела к тому, что Кема пару раз застирала его в тазике, но что сделается с куском пластика? А вот сейчас оно мне пригодилось. Сторож, щурясь, читал мое имя.

- Все, налюбовался, а теперь быстро…

- А что за ксива то, не НКВД, вроде, странная какая-то, словно из мягкого стекла..

- А ты что, каждый день сотрудников из внешней разведки встречаешь? Не тебе с твоим рылом о ксивах рассуждать, посмотрел и все. Хочешь по - тихому разобраться или все-таки вызвать наряд… Ты же при исполнении пьяный в зюзю.

- Нет, нет… делать то что надо?!

- Следы заметать

- Как это?

- Ты его точно никуда не записывал?

- Да нет, говорю же…

- Это лучше. Мальчонка, когда убегал, пистолет тут выронил. Игрушку. В бреду в больнице жалуется врачам, что без него жить не хочет. Отец готов уже сюда направлять официальную делегацию. С проверкой. Шмон такой наведут, что мама не горюй. Пистолет то найдут, да заодно и каждый закуток проверят. Сам понимаешь, если кто что стырил или не на месте или недостача какая, то все - хана. Директору – вышак, главному инженеру – пятнадцать лет строгача, особиста – в рядовые и на границу с Китаем. А уж тебе – сам понимаешь еще и допрос с пристрастием. И до семьи доберутся. Так что ищи, мил человек, а я тебе помогу.



Александр Мендыбаев

Отредактировано: 29.09.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться