Кваздапил. История одной любви

Размер шрифта: - +

Глава 3

 

Утром Хадя рассказала, что вопрос с соседями внизу утрясен – все оказалось не так страшно, у обитавшей там старушки едва намок уголок потолка. Теперь мама уехала к хозяйке за паспортом.

Не успели позавтракать, как состоялось победное возвращение родительницы. Она переговорила с хозяйкой, оставленных денег должно хватить на ремонт, и, как я понял, мама еще по-тихому оплатила за меня вперед в качестве подарка. Паспорт вернулся к владельцу, и с чувством выполненного долга довольная мама попрощалась с нами. Я отправился проводить ее на станцию.

– А Надя? – Мама что-то почувствовала. – Не захотела пойти с тобой?

– Ей лучше побыть дома.

У мамы сломались брови:

– Ждете маленького?!

Я чуть не споткнулся.

– Другая причина, – выдавил, прокашлявшись. – Но тоже уважительная.

Пока ждали электричку, мама сунула мне еще денежку «просто так, от меня», как всегда делала втайне от папы. А папа, кстати, немедленно что-то добавлял втайне от нее.

– Надя понравилась. Скромная, хорошая, домовитая. Сейчас таких почти нет.

– Слово «почти» – лишнее, – довольно улыбнулся я.

– Не упусти, Саня. Как думаешь, уже можно готовиться к свадьбе?

Я вновь подавился кашлем:

– Разве хоть слово в эту сторону прозвучало?! Как раз хотел просить, чтоб никому не рассказывали, какое золото я откопал. Ее родственники пока против. Можно сказать, что я ее украл. Поэтому живем тайно, и если б не хозяйка со своими претензиями, вы бы не скоро узнали.

– Это опасно? – Мама, как всегда, выудила главное. – Насчет родственников?

– Время лечит.

– Это да. Вот, значит, почему она не пошла меня провожать.

– Агата Кристи по сравнению с тобой – доктор Ватсон, – подсиропил я. – И это еще льщу, потому что, скорее, инспектор Лестрейд.

Комплименту мама порадовалась, но отвлечь от мыслей о родной кровиночке, что так быстро взвалила на себя тяжесть взрослой жизни, не дала. Гениальный сыщик продолжил расследование:

– На какие деньги живете? Эту квартиру содержите явно не на наши скромные подарки. Тратишь деньги Нади?

– За кого меня принимаешь? Я же права получил, знакомые на время дали машину, устроился таксистом. На лето.

Последнее – для маминого спокойствия, что на учебе работа не отразится. Однако спокойствия у мамы не прибавилось.

– Машину?! А если разобьешь? Для такой работы опыт нужен.

– Опыт для любой работы нужен. – Мне пришлось вымучить виновато-просительную улыбку. – И я уже разбил. Ты не можешь немного добавить на ремонт? Совсем чуть-чуть, остальное я уже оплатил, а отложенный остаток пришлось отдать хозяйке в залог.

– Ох, Саня…

Как говорится, если бабушка не требует от вас надеть шапку, проверьте, ваша ли это бабушка. Что же сказать про родную маму? Нужная сумма переехала в мой карман.

Уже заходя в электричку, мама будто бы «вспомнила», хотя, уверен, всю дорогу держала в голове:

– Можно Машенька на несколько дней приедет – посмотреть город, походить по магазинам, купить кое-что для школы?

– Только предупреди, что у меня отношения, о которых не нужно распространяться. Нет, так она точно всем растреплет. Скажи, что просто встречаюсь, и ничего не понятно. Чем скучнее выйдет, тем лучше.

– Поняла, скажу. – Мама поцеловала на прощание. – Береги себя, сынок. И Надю береги, она немножко другая, но жены лучше тебе не найти. Уж я-то разбираюсь в людях.

– Я еще молод для женитьбы.

– Все так говорите, а потом оказывается, что уже поздно, всех хороших разобрали. Промежуток между «рано» и «поздно» кажется нескончаемым, а на деле равен нулю.

– Запомню.

Сестренка прибыла тем же вечером. После представления и знакомства она заглянула в каждую щель квартиры, наличие кровати в единственном экземпляре привело ее в детский восторг, Хадя сразу обрела ранг сестры.

Подобно маме Машенька сразу заявила:

– Не стесню. Постелите мне на кухне на полу…

– Еще чего. – Я переглянулся с Хадей, мы уже обсудили эту тему. – Дамы будут спать на кровати, а на полу – джентльмены.

– Не надо, мне не сложно. И еще… – Она подмигнула, паршивка малолетняя. – Не хочу вам мешать.

Я вспылил:

– Мужчина говорит – дамы на кровати, а он на полу. Не обсуждается.

– Крут у меня братец? – хихикнула Машка, глядя на Хадю. – Как только ты его терпишь? Я – это понятно, все-таки брат, приходится.

Хадя привыкла молчать, когда другие разговаривают, но тут обращались к ней лично, пусть и с вопросом, похожим на риторический.

– Близкие всегда видят недостатки, но то, что привычно бесит одного, может понравиться другому, а что-то вовсе проходит мимо сознания, – сказала она Машеньке. – У твоего брата много достоинств, которых ты не замечаешь.

– У Саньки – достоинства? Скажешь тоже. А-а, ты про секс?

Хадя поперхнулась.

– А что такого? – не моргнув глазом, продолжила Машка. – Я взрослая, со мной можно обсуждать все. По чесноку: если б не секс, разве взялась бы ты этого фальшивого святошу кормить и холить? Балбес, лентяй, зануда, тупица, лицемер – это все он, мой братец. Сведения из первоисточника.

Как во времена проживания в одной комнате оттопыренная ягодица провокаторши со звоном поздоровалась с моей пятерней.

– Кто-то сейчас ремня получит.



Петр Ингвин

Отредактировано: 26.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться