Квэль-Ламин и Проклятие Ламантина

Размер шрифта: - +

Глава 3

Жрецы в немом шоке застыли уродливыми фигурами вокруг Квэль-Ламин осознавая произошедшее в то время как Трифон обнял свою возлюбленную в липкой бурой жиже и з кровавых ошмётков и патронов и нежно прошептал ей на ухо:

- Не настало ли время хорошенько отобедать, душа моя?

- А то ж! - ответила Квэль-Ламин, хитро облизнувшись. Возлюбленные взялись за руки-плавники и уже собирались направится в сторону обеденной залы, но Трифон обернулся и галантно улыбнувшись, произнес:

- Прошу вас, окажите нам любезность и останьтесь на ужин! В честь такого события я повелел подать акулу на пару!

- С превеликим удовольствием! - ответил один из жрецов, внешность которого можно было описать емким выражением “ни рыба, ни мясо“. Нагулявшая аппетит компания проследовала к столу. Трифон жадно пожирал шпроты и раскатисто рыгал. Квэль-Ламин, став могущественной колдуньей, зачаровывала морские деликатесы. В каждой ничтожной креветочке количество калорий увеличивалось в десятки сотен раз, позволяя девушке толстеть на глазах! Жрецы же отпускали пошлые шутки в сторону пары и травили уморительные байки о неудачно проведенных жертвоприношениях, чем доводили Трифона до колик в желудке. Время пролетело незаметно и пришла пора прощаться.

- Отлично посидели! - улыбнулась Квэль-Ламин, подавая гостям верхнюю одежду. Жрецы продолжали топтаться в узком коридоре, разыскивая свои шарфы, как вдруг раздался громкий БДЫЩ!

- Что это? - вскрикнула Квэль-Ламин. БДЫЩ! БДЫЩ! Ее новоприобретенные складки жира подпрыгивали в такт грохоту.

- О нет! Эльфы нашли нас! Они начинают переходить в нападение! - ужаснулся Трифон. Дела начали принимать дурной оборот...

- Что же делать?! - испуганно спросила жирная эльфийка.

- Времени мало, любимая! Беги в болота и найди ингредиенты для создания автомата! Я их задержу! - Трифон повернулся к жрецам:

- И вы, друзья! Уходите! Пока не поздно! Это не ваша война! 

Жрецы разной степени привлекательности переглянулись, после чего один из них сделал шаг вперед и сказал:

- Глаза дружбы редко ошибаются. Мы будем с вами до конца. Разувайтесь, братья.

Единодушно они принялись снимать ложные сандалики со своих ложноножек. Звуки взрывов раздавались все ближе. Самый симпатичный из жрецов вздрогнул и схватился за свою великолепную голову всеми пятью руками (в шестой руке он держал футляр с патронами от АК-47, т.к. был назначен хранителем).

- Они победят! Они уничтожат всех нас! - вдруг воскликнул он. - Простите меня, братья! Но я... я слишком молод, чтобы умереть...

 С этими словами красавчик рванул навстречу эльфам со всех своих ложных ножек. Оставшиеся были столь потрясены, что не могли произнести ни звука. Они даже не попытались остановить его. Через некоторое время взрывы прекратились. Первым пришел в себя самый уродливый жрец.

- Господа! У нас объявился предатель... - промолвил он с болью в голосе - Это значит... Это значит, что наши враги скоро узнают о нашем секретном оружии! 

Он отвернулся, чтобы не показывать окружающим слезы, появившиеся на его малюсеньких глазенках, и тихо пробурчал себе под нос:

- И кто теперь из нас урод...

Тем временем Квэль бежала к болотам. Бежала она очень медленно, проклиная лишние килограммы.

Квэль подбежала к болоту и остановилась. Из-за лишнего веса, у нее появилась отдышка . Она стерла пот с лица и остальных жировых складок и посмотрела на свое отражение в болоте. Шоку не было предела. От некогда прекрасной эльфийки ничего не осталось, кроме отдаленных черт лица. Лицо стало напоминать подтаивший на солнце пудинг, шея и голова стали неотделимы, появился второй и третий подбородок. Былая худоба испарилась. При первом взгляде на Квэль с трудом можно было догадаться, что когда-то она была красива и стройна.

- Этого не может быть, - прошептала она и отшатнулась. Не заметив камень позади, она распласталась на земле и расплылась как желе. Из глас хлынули слезы. В душе ее разрывали отчаяние, гнев, безумие. Все вместе закипало и закипало , пока она не взвыла так громко, словно раненый зверь. На этот вопль отреагировало болото. Из пучин появилась небольшая зеленая жаба и заговорила :

-О дитя, я - Хранитель этого болота, когда-то я был красив, но потом меня прокляли, и я превратился в жабу, я могу исполнить любое твое желание, если ты меня расколдуешь, - молвил жаб.

Квэль подползла ближе к жабе и сказала...

- Единственное, чего я хочу - есть, - и откусила жабе голову, с причмокиванием втянув в себя ее внутренности. Жаба оказалась большой и жирной, и вкусной. Квэль так увлеклась внезапной трапезой, что почти забыла обо всех своих эмоциях и переживаниях. Все это казалось чем-то далеким и нереальным. Поев, она замерла на земле в беспокойном подобии сна. Очнулась Квэль от голоса:

- Ты ослушалась меня, ты поддалась, ты забыла о той истине, согласно которой твоя родная семья - не та, которая родила, но та, которая вырастила. Ты забыла, что мы любили тебя и оберегали. И посмотри, на что ты стала похожа?! Вечно проклятая, чужая везде... Ты забыла Йонду... - голос уже затихал, когда Квэль открыла глаза. Она успела увидеть лишь тень, мелькнувшую среди деревьев. В воздухе плавали буквы из тумана, через несколько мгновений они сложились в строки: 

- Найди мертвую птицу Додо. Она ключ.

Бесформенная масса телесного цвета, та самая, что отзывалась на Квэль-Ламин, целенаправленно ползла вперёд, вглубь болота. Жировые складки волнообразными движениями толкали её вперёд. К выпирающему животу и расъехавшимся в разные стороны бокам присосались жадные пиявки, огромная улитка облюбовала угрюмый грот пупка. Квэль-Ламин прислушалась - тишина вокруг состояла из бульканья и чавканья, жжужания и утробного мурчания, хлюпов и скрипов, таинственных вздохов и нервного призрачного хихиканья. Это место воистину было волшебным!



Синеюда Ш. Шамблз

Отредактировано: 09.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться