Квест по кольцу Мёбиуса

Font size: - +

1.13. Чудо в термах

 Чудо в термах

(На этот раз – по законам квеста)

 

Дик вошел под своды пещеры вымытой потоками в слоях розового туфа и ахнул. Это была природная купальня, слегка усовершенствованная человеком. В нишах посверкивали выдолбленные чаши, наполненные разноцветными глинами, по-видимому, целебными. Несколько глубоких резервуаров, каждый под источником различной температуры, были заполнены прозрачной водой. Стоки терялись где-то в глубокой промоине, отгороженной от зала рукотворной  резной мраморной решеткой. Своды пещеры, тоже слегка обработанные резцом, в нескольких местах были прорублены для освещения и вентиляции.

По счастью для себя Дик не был силен в геологии, поэтому изобилие горных пород в самых невероятных сочетаниях в этой волшебной стране за зеркалом, его не удивило, не то он бы опять вернулся к своей унылой рефлексии, и вновь принялся бы сетовать, что грезит и глючит.

 Дик недолго любовался красотами этого подарка природы, он быстро разделся и не пренебрег ни одним из резервуаров, да и глинам отдал дань. Тело засияло и Дику стало казаться, что он светится изнутри, нежным перламутровым светом. Напоследок он с наслаждением окунулся в резервуар с холодной водой, а затем растерся насухо полотном, извлеченным из своего неистощимого на сюрпризы мешка. Дику помнилось, что он брал с собой еще одну сменную рубашку, но он решил оставить  ее мальчишке. Сухих сорочек, причем батистовых, сверкающих безупречной белизной, оказалось две. Ага, собирался утром полусонный, положил рубашку два раза, понял Дик. Ну что ж, кстати пришлось, полотенце для лица он тоже оставит ребенку. Где то тут было еще и мыло, а вот оно. А это еще что?

Ошеломленный Дик, выкладывавший на плоский валун пожитки из мешка, с изумлением воззрился на гребень, извлеченный из бокового кармана «рюкзака». Гребень слоновой кости, украшенный рукой редкостного мастера. В извивы искусной резьбы, изображавшей сплетенье виноградных лоз и двух  райских птиц, были вправлены драгоценные самоцветы метившие гроздья и оперенье птиц.

- Господи! Чудо какое! Да это же целое состояние, у «Кристи» оторвали бы с руками!

Даже теперь, после всего пережитого за сутки, этот гребень его потряс неимоверно. Он не рискнул коснуться им своих спутанных, буйных прядей и осторожно опустил свою находку на камень, рядом с полотенцем и рубашкой для мальчика. Кое-как расчесавшись пятерней, Дик выбрался из пещеры на белый свет, который становился слегка голубоватым – приближались сумерки. Завидев у входа в купальню своего бдительного оруженосца, Дик восторженно произнес.

- Парень, я перед тобой в неоплатном долгу! Поплещись вволю, теперь моя очередь нести вахту.

- Рыцарь,- мальчик поднял пушистые длинные ресницы и, как показалось Дику, обиженно посмотрел ему в глаза.

- Что такое? – удивился Дик, – Я тебя обидел?

- Нет, нет, - энергично покачал головой мальчик, – Ты не сказал и не совершил ничего обидного… Я .. просто… я хотел тебя попросить… В нашем роду не принято обнажаться при посторонних. Вот уж такие мы неженки…

- Я не войду к тебе, мальчик, и никого не впущу.

- Спасибо.

- Иди скорее, день короток. Я забыл о времени, признаться, а ты со мной слишком терпелив.

Мальчик благодарно улыбнулся и легкой тенью беззвучно скользнул под своды купальни за скалой. Дик устроился на предзакатном, теплом еще солнышке, прямо у входа, перегородив его длинными ногами, и принялся благодушествовать.

- Он, видишь ли, забыл  о времени, извольте на него радоваться! Напомни своему протеже о деле, Эрмий.

- Старый завистник, не дергай парня, время терпит.

- Если ты о нежном прародителе, то он терпит уже неисчислимые веки…

- Не называйте его имени! Не именуйте его!

 - Шашлычник! Тебе ли сетовать на время? Оно к тебе на редкость благосклонно.

- Я знаю, знаю, Эрмий, но не поминайте его всуе.

- Не забалтывайте меня, бездельники! Слушай, Эрмий, ты ведь побывал у патриарха недавно?

- Кто это сказал, Старый?

- Кто сказал? Да вот хотя бы эта пчела, что уже целую вечность пролетает мимо моего носа.

- Пьяница ты, старый!

- Это вне всякого сомнения, но и ты, не тем будь  помянут всуе, пройдоха первостатейный!

- С  тем и родился.

- Ну  ка, признавайся, что ты стянул у старца? Неужели инсигнии?

- Ти-ше! Опомнись, мы же не одни!

- Он спит.

- Он спит? Ты столько лет слушаешь его байки и до сих пор веришь, что он может заснуть, когда мы обсуждаем то, что не предназначено для его ушей?

- Не забалтывай меня, так ты стянул у него…

- Спроси у своей пчелы…



Аф Морган

Edited: 23.04.2016

Add to Library


Complain




Books language: