Квест по кольцу Мёбиуса

Font size: - +

1.16. Первый камень преткновения

1.16. Первый камень преткновения

Должно быть, это и было одно из рекомых прежде укрывищ. Скала под воздействием тайного рычага отъехала в сторону и Дик, повинуясь жесту принца, первым шагнул под низко нависающие своды сырого подземелья. Едва он переступил невидимый в темноте порог, скала тотчас же поползла на место, и он услышал испуганный крик Мирабель. Оглянувшись, он успел увидеть, как принц отдернул девушку от сужающейся полоски света. Скала замкнула Дика в глубокой и гулкой тьме.

- Ты чуть было не выстрелила в него, я видел, как ты потянулась за луком!

- Но, дядя…он… он может решить, что это коварное предательство!

- Не решит, ты до сих пор не поняла его натуры! Мирабель, он даже не успел бы понять, что умирает, ты потеряла рассудок?

- Дядя, минуты бегут, а он все там, один, во тьме!

- Минуты! Не прошло и двадцати секунд.

- Но, дядя!

- И это куда лучше той тьмы, которую ты собиралась ему уготовить!

- Я… я догнала бы его через минуту, и мы навеки остались бы вместе!

- Очень поэтично! Должно быть, куропатки, завернутые в стихи Лесли, будучи съеденными, помогают хотя бы так, опосредованно, проникнуться духом его высокой поэзии.

Но Мирабель, утратив чувство юмора, даже не улыбнулась. Она только ломала руки и уже без слов умоляла принца об избавлении от мук нестерпимой разлуки с Диком.

- Этот мальчишка действительно так дорог тебе? Там, впереди еще семь врат, ему никогда оттуда не выбраться. Если оставить его там, где он теперь, никто и никогда не узнает о нем и не поведает миру о тех полутора месяцах, что ты провела под его рукой.

- Дядя! Я тотчас разобью себе голову об эту скалу, и пусть хоть тысячу лет подряд об этом судачат во всех кабаках и трактирах!

- Девчонка, - горько посетовал принц, - И  ты пошлешь к его порогу свою кормилицу? К какому, кстати сказать порогу? Трактира «Под свежей соломой»? То-то бы он удивился. Но еще больше удивилась бы трактирщица!

- Я никогда не пошлю кормилицу ни к какому порогу! Я поклялась в этом, и ты принял мои клятвы! – вспыхнула Мирабель.

- Ну конечно, в Гаванях другой обряд сватовства! Он тебе больше  по нраву?

- Да, моя мать родом из Гаваней, и я этим горжусь!

- Я только хочу сказать, что мальчик может и не подозревать, что ты не шлешь к его порогу кормилицу вовсе не потому, что не хочешь подарить ему сына, - с затаенной нежностью сказал принц.

Ноги Мирабель подкосились и она, забыв об этикете, опустилась на камень, под нежно-насмешливым взглядом принца. В голове загудело, как от глубокого нырка под штормовую волну. Она почувствовала, что разучилась дышать.

- Сына…

Принц негромко рассмеялся - «Полно мучить ее, Грейсдир.» вдруг послышалось эхо давно умолкнувших уст. Он нажал на поворотный  рычаг и тихо произнес.

- Но больше всего, меня уязвило, что ты посмела подумать, будто можешь оставаться неузнанной мной!

Скала отъехала в сторону, пока Мирабель пыталась вспомнить, как дышат.

- У нее приступ удушья в знак солидарности с тобой, рыцарь…

Дик, не дослушав принца, побледнел и, под насмешливым взглядом светлых глаз рванулся к Мирабель.

- Миледи, прошу вас!

Она ухватила его за руку и, наконец, вздохнула, - Миледи, ваше сострадание… я даже не успел испугаться… Миледи!

- Вот что, дети мои, ступайте на этот раз оба. Дверь так устроена, через минуту она откроется для меня.

Мирабель, не выпуская руки Дика, перешагнула через порог и медленно наползающая скала закрыла от них багровеющие закатными отблесками склоны царившего над отрогами высокого ледника.

- Миледи… леди… Мирабель…

- Дик…я…

Грейсдир, Принц Сумерек, рыцарь серебряного меча, стоял перед скалой, ожидая когда горький ком в горле наконец отпустит его и он снова сможет дышать и говорить. Слезы душили его, давние, давно подавленные, невыплаканные слезы. «Она посмела подумать так, она, твоя воплощенная копия, Мирта. Она посмела подумать так!»

- Дик, я испугалась, я испугалась, что ты подумаешь, будто я предала тебя!

- Ни одной секунды, миледи! Ваш дядя просто хотел что-то вам сообщить, ни единого мига я не помышлял о предательстве!

- Дик, милый…

Шум  в ушах достиг запредельного уровня, Дик закрыл глаза, хотя в кромешной тьме это было явным излишеством, и нашел ее теплые, мягкие, пахнущие тимьяном губы. Поцелуй длился и длился, полоска багровеющего света, между тем, медленно расширялась за отодвигаемой рычагом скалой.

- Дик…

- Ага! Все еще никак не отдышится! Она очень впечатлительна, рыцарь.

Легкие Дика, с гораздо большим объемом, позволили ему выговорить, - О, да вы правы, - и почти незаметно для тонкого слуха Мирабель перевести дух.



Аф Морган

Edited: 23.04.2016

Add to Library


Complain




Books language: