Квест по кольцу Мёбиуса

Font size: - +

1.17. Первый замок

1.17. Первый замок

- Мы, по счастью, смертные существа, рыцарь. И все мои чаяния теперь связаны только с одним – обрести, наконец, долгожданную встречу с покинувшими меня дорогими и близкими. Этой девочке миг без тебя показался вечностью… Мне, годы, проведенные на земле после того, как навеки умолк смех ее матери, кажутся чередой бессмысленных и безотрадных вечностей.

Я любил Мирту, говорю это тебе первому. Я любил ее безответно и безнадежно. Полюбил враз, как вспыхивает молния. Полюбил с того самого мига, безумного мига, когда король, брат мой, выведя под руку свою юную жену, отбросил перед нами вуаль с ее лица. Он то сиял, как полная луна «Завидуйте мне, смертные!» Ни один из нас не сдержал в груди стона зависти, но… другие забылись.

Они сидели в парадном зале замка, перед гигантским очагом, как равные по положению и согревали свои застывшие в осеннем сумраке руки о кубки с горячим, дышащим специями вином.

- Мирта подарила мужу сына первенца и пять дочерей. И Мирабель, единственная из всех унаследовала цвет ее глаз. Остальные сероглазы – в отца. Девчонки недурны, не разочаруют своих избранников. А Мирабель – причудница и привереда, не позавидуешь ее будущему мужу. Если кто-то еще ее возьмет… перестарок.

Дик поперхнулся специями и долго откашливался.

- Милорд! Побойтесь бога! В ее неполные девятнадцать!

Принц спрятал улыбку в усы, а блеснувшие льдинками смеха глаза, под темные ресницы.

- Конечно, ей уже лет пять пора быть матерью.

- О, господи! Но это же нонсенс!

- Лентяйка, другого слова не подберешь. Она и так перессорила весь цвет рыцарства, а теперь еще этот волхв! Один его дернул за язык или кто там у него патроном…

- Да, вот это некстати! – окончательно выдал себя Дик, - Я просто не понимаю как такое интимное, можно сказать семейное предсказание, растиражировали на всю державу! Ведь все они уже лет шесть как красовались под ее окнами… Или после предсказания правила меняются?

Принц вместо ответа, откинулся в кресле, и звонко, по-юношески захохотал. Мирта узнала бы этот смех. Пожалуй, только Мирта. Дик виновато потупился, созерцая дымящуюся поверхность своего кубка.

- Ты очень ко двору в компании сотрапезников, рыцарь. Смех, вероятно, твой самый верный спутник.

Дик, вспомнил о том своем спутнике, которого он вмиг утратил у термальных источников, горько-прегорько вздохнул, вызвав у принца слезу сострадания сквозь улыбку.

- Никогда бы не догадался, - пробормотал Дик своему кубку.

- О, пощади, милосердный рыцарь, - сквозь усмешку ответил принц и сочувственно добавил, - Эти девчонки заморочат голову кому угодно.

- О, господи! Что я плел! Что я нес! И как только мой язык не отсох! Нет, сударь, не подумайте, я помнил, что передо мной ребенок! Но… ведь я думал, что пареньку может пригодиться что-нибудь из моего личного опыта.

Грейсдир еле сдержал смех, поняв, что Дик еле сдерживает слезы.

- Нет, милорд, я полный кретин! Даже хуже, потому, что любой кретин сразу бы все понял после ее вопроса про повязку на глазах! Любой недоумок понял бы, что перед ним женщина, после этого ее вопроса!

- Что там за повязка?

- О, сделайте милость, милорд, пусть кто-нибудь оттяпает мне мою безмозглую голову!

- Не прежде чем ты расскажешь мне, что там с повязкой!

И простодушный Дик рассказал. Грейсдир на этот раз хохотал так, что своды парадной залы не успевали отражать раскаты его хохота, а челядь, решив, что начался штурм, в полной боевой готовности высыпала на стены. Мирабель в отведенном ей покое пробормотала сквозь зубы.

- Ну,  начинается…

Но досада вдруг испарилась и она, неожиданно для себя самой, присоединила свой звонкий серебряный колокольчик к рокочущему камнепаду принца. Горничная с кувшином теплой, благоухающей розами водой застыла на пороге в недоумении.

- Что это, миледи, помилуй нас всевышний, это из гербовой залы? Но ведь там милорд принимает гостя! Они не вступили в поединок? Сохрани нас матерь божия.

- Не думаю, - проговорила Мирабель, опуская на лицо вуаль и поворачиваясь к горничной, - Впрочем, это не наше дело.

- Вам угодно что-нибудь еще, миледи?

- Благодарю, здесь всего довольно. Дядя очень заботлив и гостелюбив, в наших комнатах всегда все готово к нашему приезду.

- И это самые светлые и солнечные комнаты в замке, миледи.

Горничная переминалась у двери, не спеша уходить.

- Его высочество встретил нас в условленном месте и провел известным ему ходом, - решилась «признаться» Мирабель, - Горы кишат этими никчемными женихами. Я расцениваю это как месть волхва нашему дому.

Горничная торопливо перекрестилась и клятвенно заверила Мирабель.

- Никому, миледи! Ни единой живой душе, отдыхайте спокойно. Челядь Замка Сумерек умеет держать язык за зубами. Позвольте, я соберу ваше дорожное платье… и … белье. Его нужно вымыть.



Аф Морган

Edited: 23.04.2016

Add to Library


Complain




Books language: