Квест по кольцу Мёбиуса

Font size: - +

2.5. Предрассветные грезы и дождь на рассвете

2.5. Предрассветные грезы и дождь на рассвете

- Дик? Что ты там напевал, пока мы пробирались в термы? Что-то про суд и про следствие?

- А, это детская песенка, смотри-ка, она поется и пишется одновременно…

Дик принялся чертить угольком по мраморной столешнице прикроватного столика у их пышного ложа в одном из парадных залов подземного дворца.

Чертоги добротно проветривались и в то же время хранили тепло подземных недр от свежего осеннего ветра. Дик и Мирабель пока освоили далеко не все помещения, но в тех нескольких, где неугомонная принцесса и немного ленивый, но послушный муж навели сверкающую чистоту и жилой уют, им вполне хватало.

Сухой и чистый, целебный горный воздух сохранил стены дворца в идеальном состоянии. Полы из разноцветных минералов, отполированные еще в глубокой древности мягко мерцали при свете факелов. Дневной свет проникал через расселины, заросшие плющом, вьющимися розочками и другими плетущимися растениями.

 Световые окна были прорублены в недоступных местах, с поверхности к ним было не подобраться. В этом дворце при необходимости могли разместиться все три двора – короля, принца Сумерек и герцога Виноградаря. Нашлось бы место и многим еще. В древности так и случалось, население маленького горного королевства не раз укрывалось от врагов в тайном подземелье.

В глубине, куда Дик и Мирабель  спустились с разведкой – текла подводная река. Мирабель рискнула попробовать воду и тотчас безошибочно определила, -  «Сток из озера Сумеречного, это сокровище, целебная вода». Но сейчас она и думать забыла обо всех тайнах, загадках и сокровищах подземного чертога, с неподдельным искренним интересом она следила за рукой Дика, выводящей на столешнице затейливым столбиком строки.

  - И на это нахалу,

мышка так отвечала –

без суда и без следствия,

сударь, дел не ведут!

- Я и суд, я и следствие!

Цап-царап ей ответствует,

Отведу тебя…

- Дик? Она извивается, как мышиный хвост?!

- Цап-царап! Моя мышка!

-А! Так не честно, Дик! Ты перемазал меня углем! Все купанье насмарку! – хохотала Мирабель, безуспешно отбиваясь от коварного Цап-царапа.

Далеко за полночь, чутко спавшая Мирабель, сквозь сон шепнула.

- Дик, кто-то пробирается по подземелью от терм.

- Спи, глупое создание,- буркнул сонный Дик, – Кому оно нужно, триста лет. Спи, женщина!

Женщина покорно уснула, ну, а мужчина и не просыпался…

 ***

- А-а-а!!! Мужского организма? Сир! Надеюсь, это была шутка?! – громкое гулкое эхо стократ повторило этот жалобный вопль и милые успели домчаться до своего шалаша, плюхнуться на травяные тюфяки и даже укрыться, Дик – оленьей шкурой, Мирабель – его плащом.

- Ты нарочно им подсуживаешь? – спросил король, вслушиваясь в отзвуки стремительно удаляющихся шагов, – Удрали! Теперь легко отвертятся, скажут, что нашли чертог после нашего отъезда!

Рик только вяло отмахнулся, дескать, какая суета…

- Да, пошутил, пошутил, успокойся.

Король осветил факелом надпись на столешнице, прочел ее, улыбаясь, и сказал.

-Мышки-норушки, ищи свищи! Все из-за тебя, судья неправедный!

-Сир, вы день-деньской не даете бедным детям покоя! Они от вас скоро забьются как эльфы в самую глухую и темную пещеру! Но вы  и там их обнаружите, я уверен, вас и туда нелегкая понесет! У них медовый месяц! И недолго он продлится, вам ведь известно, что Дику пора возвращаться, и вряд ли они еще встретятся в этой жизни. Вряд ли….

-Прости, ты прав. Но что же теперь делать?

-Теперь пройдем по этой дороге до конца и извинимся перед детьми. Скажем, что случайно открыли триста лет назад утраченную тайну. Надо надеяться, они не очень испугаются, вы их подготовили.

- Я?!

Рик благоразумно не стал настаивать на авторстве короля.

 

***

- Дик, ты успел повернуть мельничный жернов?- свистящим шепотом со своего тюфяка в шалаше спросила Мирабель.

- И оставить их в мышеловке? – возразил Дик.

- Что же делать? – жалобным голоском вопросила Мирабель.

- Спать.

Как ни странно, к тому времени, когда король и лорд добрались до мельничного жернова, наткнувшись на которые лиса на винограднике забросила затею вырыть нору, и Дик, и Мирабель, действительно спали сном младенцев. Король залюбовался этим зрелищем. Лунные лучи соткали для влюбленных волшебное покрывало – легкий ветерок шевелил листву над ними, игра света и тени, мягкое мерцание лунных пятен, - все это просто завораживало.

- Надеюсь, она догадается соткать и такой полог тоже,  - тихонько сказал король своему спутнику.

- Ах, сир, а какой был бы гобелен! – шепотом отозвался Рик, – Тристан и Изольда…

- Да, а мечом мой зять так и не обзавелся! – вдруг припомнил король.

- К чему он ему здесь? Да и сэр Фредерик утверждает, что меч ему в поединке и не нужен. Как повернуть камень на место?

Ричард поколдовал над жерновом в лунной тени и гигантский круг переместился вместе с шалашом, закрыв вход в таинственное подземелье.

- Теперь рассветное солнце поцелует их лица, пошли, Рик.

Они пробирались межой к белеющей в лунном свете дороге, когда из ущелья донесся цокот подков двух лошадей. Король негромко присвистнул, Чалый отозвался радостным ржанием.

- А вот и лошади, подоспели, сир, как удачно, что вы их отправили заранее.

- Пользуйтесь и впредь услугами нашей туристической фирмы! – ответил король, цитируя Дика.

Дик проснулся на несколько мгновений, прислушался к  удаляющимся всадникам, звукам их тихих речей, ржанию лошадей и повернулся к Мирабель. Она безмятежно спала и в лунном свете выглядела нереально прекрасной. Он тихонько подтянул к себе ее сенник и принялся осторожно, как улитка перемещаться под полу плаща, укрывшего его ненаглядную. Мирабель глубоко вздохнула во сне, Дик замер, предчувствуя, что она сейчас начнет ворчать и отбиваться, но она оплела нежными руками его шею и прошептала.



Аф Морган

Edited: 23.04.2016

Add to Library


Complain




Books language: