Квест по кольцу Мёбиуса

Font size: - +

2.12. Бой у маяка

2.12. Бой у маяка

 Пока рыцари выбирались из густого лабиринта гаванских улочек, что никогда бы им не удалось без провожатого, к маяку стягивались лодчонки и ботики рыбаков, безо всякой вербовки посчитавшими себя волонтерами.

- Так много желающих поразмять старые кости, - изумился Лесли, и старик с факелом, не отставший от всадников, ехавших шагом, злорадно рассмеялся.

- Отец, зачем тебе огонь среди бела дня? – поинтересовался Дик, кивая на осмоленный, но пока не зажжённый факел.

- Увидишь, мальчик, ты все увидишь сам, ручаюсь.

К маяку, возведенному на скалистом выступе, островком, возвышающимся на небольшом удалении от берега, тоже вел каменный мол, и в самом его начале их встретил смотритель маяка, склонившийся в низком церемониальном поклоне.

- В вашей гостиной все готово к завтраку, ваше величество! – распрямляясь, проговорил старик смотритель.

- М-э-м-м… Благодарю, но вообще-то мы здесь не совсем для завтрака.

- О, вы успеете, сир и господа, они пока готовят снасти к абордажу…

- Да, но и нам не мешало бы подготовиться…

- Сир, если позволите, здесь много непраздных рук.

Вокруг маяка, на узкой полоске каменистой суши, рыбаки возводили флеши из корзин, набитых песком. С материка атаки не ждали, потому, что в тылу возможного десанта, неизбежно оказались бы все, кто способен был держать в руках хотя бы палку от метлы. Пираты явно предпочли иметь дело с рыбаками и королевской свитой, чем схватиться  с отчаянными в любой потасовке цыганами, разбившими свой лагерь на бесплодной каменистой земле за королевским маяком и стянувшимися со всех улочек и дворов свирепыми рыбачками. Пока цыгане пестрой толпой высыпавшие на побережье, видимо собирались держать нейтралитет, по крайней мере, до тех пор, пока пули и ядра не полетят в их сторону. Но пираты не собирались тратить порох и ядра, они готовились к привычному для них абордажу, к зловещей резне, гораздо более опасной для кучки рыцарей и недотеп рыбаков, с семьями которых они потом тоже посчитаются…

Островок с маяком в считаные минуты превратился в неприступную крепость, те участки суши, на которые можно было бы высадить десант, с более пологими скалами, какой-то веселый толстяк азартно поливал отборным оливковым маслом, колотя оземь амфоры из своей нарядной лодки под расписным парусом.

- Эй, Форнарин! Не боишься разориться? – крикнул старик с факелом.

- Помни о своем, старина! Й-е-ха! Бей не жалей! Нажили – прогуляли, снова наживем!

- Что это? Гражданская война? – ужаснулся Дик.

- Спокойно, парень, – отозвался старик, - Рыбаки наконец-то собрались, им не хватало только зачина…

Король сквозь легкий прищур наблюдал за происходящим и слушал доклад смотрителя.

- Они давно терроризировали все побережье, сир, как я вам докладывал. У нас нет здесь военного флота по договору с вольными Гаванями, но погнавшись за независимостью, они нарвались на произвол. По-видимому, они вволю насладились своей волей.

- Что же здесь происходило?

- Пока Чак и Феликс не прибрали галеон к своим волосатым лапам, вроде бы ничего особенного – драки в кабаках, поножовщина в переулках. Случалось и какой-нибудь беспутной рыбачке пойти про скользкой дорожке, но младенцев они подкидывают монашкам, детоубийств не случалось. Детвора растет, как у них с их волей принято, без особого присмотра, но у них так принято. Но когда этих детей, прямо на берегу хватают, а потом продают в публичные дома по всему побережью, когда оскорбленных отцов и женихов находят с проломленными головами в заброшенных каменоломнях, а поединков никто не видел! «Бой – это не всегда поединок!» - заквакали лягушки в Гаванях, и началось… Вы уничтожили двух главных идеологов этой программы, но остальным тоже нет обратной дороги. Улочки их городов – сущий лабиринт, но они умеют передавать сообщения солнечными зайчиками и яркими флажками. С маяка это зрелище выглядит чарующе. Я немного приноровился, у них, в сущности, несложный код, я легко его расшифровал. Теперь этому галеону не найти причала по всему побережью. Люди сплотились. Если вы, ваше величество, намеревались погреть кровь доброй схваткой, вынужден вас огорчить. Здесь слишком много желающих встретиться с каждым из матросов этого проклятого галеона.

Рик, устроив лошадей в конюшне, подошел к королю и смотрителю.

- Форнарин, ты его должен помнить, Рик… поставлял маслины и оливковое масло к нашему столу. Как-то раз вернул задаток, извинился и исчез. Жаль, он был хорошим поставщиком. Я, конечно, не неженка какой-нибудь, но право горсть соленых маслин к рейнскому – отнюдь не роскошь.

- К тутовой водке тоже недурно, - ответил Рик.

- Это просто неприлично, к водке.

- Не согласен, сир, водка – это иногда просто необходимо.

- Надо тебя поскорее женить, совсем от рук отбился, - вполголоса пробормотал король и загрустил. Поединок отменялся, а где же его ненаглядная, неведомая краса и как ее найти?

Они поднялись по винтовой каменной лестнице в королевскую гостиную. Ядра из пушек галеона, вздумай предводитель пиратов начать штурм с артподготовки, не смогли бы нанести маяку существенного вреда. За его толстенными стенами из гранитных валунов, прочно сцепленных несокрушимым секретным раствором, внутренние помещения были надежно защищены. Попасть ядром в узкие стрельчатые окна с качающейся палубы было практически нереально, да и смотритель уже запечатал их тройными ставнями из мореного дуба и каштана, обитых полосами стали. Маяк был фортификационным шедевром, но пираты и не смогли бы воспользоваться своими пушками. Канонир давно спустил на забавы запасы пороха, да и канониром этим, причем единственным у них был Чак, которого Дик устранил первым. Остальные не смогли бы отличить банник от запала, не говоря уже о прицельной стрельбе.



Аф Морган

Edited: 23.04.2016

Add to Library


Complain




Books language: