Квест по психологии

Часть третья

Глава 30

         Когда кажется, что жизнь без любимого человека – не жизнь, то стоит задуматься – а что же такое жизнь. Кажется, что жизнь – это любовь. Но истина в том, что любовь к человеку – это только часть жизни.

         Так я думала, сидя после последнего клиента в своем кабинете. Гера мне доклад для конференции не приготовит. «Нравственное измерение человеческого бытия». В голову решительно ничего не приходило. Мысли все улетучивались, не оформляясь в более или менее устойчивую форму. Были наметки, какие-то зацепки, обрывки воспоминаний, разговоров, слова клиентов. Мысли сменились образами. Передо мной всплыли лица родителей, брата, Каори, Любы, Николы. Но все заслонил образ Геры. Любовь … Я вдруг очень ясно ощутила ее. Нет, не только к Строгову. Но ко всем, кого я знаю, кто мне дорог, кто раздражает и отталкивает, кто притягивает и зовет, учит и наставляет. Дыхание сбилось и к горлу подкатил комок. Слезы … Почему? Я улыбалась, а по щекам стекали соленые струйки. Это был какой-то удивительный миг. За окном был пасмурный январь, по карнизам стучала капель оттепели, а во мне светило солнце, яркое весеннее солнце, солнце моей Любви. Чем можно измерить человеческую жизнь, его бытие? Только любовью. Она как зеркало, в которое смотришься. Что ты видишь? Просто отражение? Себя? Или свою любовь?

         Телефонный звонок прервал мои размышления. Я схватила жужжащий на столе мобильник.

- Лиза, - голос Строгова быстро вернул меня к действительности.

- Привет, Гера.

- Привет. Как настроение?

- Думаю над докладом, - вздохнула я.

- И как успехи? – в голосе едва заметно искрилась насмешка.

- Да никаких, - покривила я душой, вытирая глаза тыльной стороной ладони.

- Нужны впечатления, - вздохнул Строгов.

- Нужно сосредоточиться, - возразила я.

- Но не напрягаться, - улыбнулся Строгов.

- Как ты себе это представляешь? – возмутилась я.

- Слушай, давай к тебе поедем. Мне тебе хочется рассказать кое-что, не напрягаясь. А у тебя обстановка подходящая.

- Нас же твоя мама приглашала, - возразила я. Мне почему-то очень не хотелось заниматься этим докладом.

- Я уже извинился, что мы не приедем.

- И прикрылся моим докладом? – мрачно уточнила я.

- Лиза, ты умница, - в голосе слышалось самодовольство, - я знал, что ты поймешь.

- Ладно, - устало вздохнула я. – Через десять минут буду внизу. Едем ко мне. 

         Я быстро прыгнула в подъехавшую машину и, захлопнув за собой дверь, угнездилась на сидении. За окном шел то ли снег, то ли дождь. Поднялся ветер и немилосердно, с каким-то остервенением и полным пренебрежением бросал в лица прохожих, в стекла едущих машин горсти мокрого снега пополам с холодной водой.

         В машине было тепло и уютно. Что-то бормотало радио, а может пело. Трудно сказать.

- Ну что? – вырвал меня из моей скорлупы Строгов. – Надумала что-нибудь?

- Так, кое-что, - неопределенно промямлила я. Почему-то делиться полуфабрикатом мыслей с ним совсем не хотелось. Вот если бы с Самойловой поговорить. Но она как назло была занята подготовкой конференции.

- Да, ладно, расскажи, - неожиданно попросил Строгов. – Наверняка в голове мысли какие-нибудь бродят? – он на мгновение скосил на меня глаза и улыбнулся озорной, совсем не строговской улыбкой.

- Ладно, - согласилась я. Уютное тепло, миролюбивый настрой собеседника меня расположили к разговору. – Я думала о Любви.

- Это интересно, - пробормотал Гера.

- Нет, серьезно, - я повернулась к нему, готовая защищать и развивать свою точку зрения. – Понимаешь, я думала о Любви вообще и в частности одновременно.

- Ты в курсе, что по последним исследованиям любовь – всего лишь химическая реакция организма?

- Вот в этом и есть заблуждение современной науки, - с жаром воскликнула я.

- Смело, - констатировал Строгов. – И?

- И я хочу сказать, что Любовь – это чувство. А чувства – это продукт психики. Тогда получается, что психика – это тоже химическая реакция?

- Возможно, - уклонился он от прямого ответа.

- Нет, - вздохнула я и села, глядя перед собой в лобовое стекло, по которому стекали струйки тающего снега. – Здесь есть что-то еще. Что-то, чего мы не знаем.

- Ты хочешь сказать, - медленно начал Строгов, - что есть некое поле Любви.

- Да, слушай, очень может быть, - я согласно закивала головой. – Как электрическое, магнитное. Их не видно, но они существуют, воздействуют на человека, на предметы. Кстати, очень хорошее сравнение.



Мария Кайсинен

Отредактировано: 10.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться