Лабиринт или в гостях У

Font size: - +

Выпусти меня отсюда!

Часть 1. ВЫПУСТИТЕ МЕНЯ ОТСЮДА!

Прежде чем испробовать морской соли,

Я хочу увидеть, как взойдет Солнце,

Как сверкает в солнечных лучах город,

Бешено колотится в груди кто-то!

Выпусти меня отсюда, выпусти меня отсюда,

Выпусти меня отсюда, выпусти меня отсюда, ты!

(Группа “Сплин”)

 

- Лео, ну где ты там? Опять отстал, - с досадой констатировала Вика, черноволосая стройная девушка лет 17, с капризно изогнутой верхней губой и непропорционально длинным хрящеватым носом, придающим ей сходство с испанкой.

- Эй, наша очередь подходит. Ты с нами? – крикнул ей Хосе из мультиязычной и многоголовой очереди. В майские в парке развлечений всегда так много народу, и почему его русские друзья выбрали такое неудачное время?

- Pasar, per favor! -  гибкая Вика в считанные секунды добралась, нырнув под заграждение, до компании друзей. Они, со смехом натянув прозрачные одноразовые перчатки, выданные билетершей в форменной, желтой как у дорожных рабочих, жилетке, поспешили ко входу в лабиринт.

- А где же наш сумасшедший ученый? – ехидно спросила Аня, ощупывая скользкие, захватанные тысячами других туристов, стены. Cпросила с целью разрядить обстановку: в отличие от друзей, она не находила ничего смешного в том, что вот уже прошло пять минут, а они все никак не могут найти выход из этого зеркального лабиринта.  – “Ну и молодец, повезло ему, что опоздал. Ничего себе детская забава, да это просто западня какая-то!”

За ее иронией пряталась куда более сложная гамма чувств: и нарастающая паника от кружения по замкнутому искривленному пространству, и зависть к более удачливой в отношениях с парнями подруге. Ведь с самого начала они их “поделили”, ну да – подбросив монетку, ни и что с того! Ведь никто не был ни в кого влюблен. Так, ни к чему не обязывающий флирт на время коротких каникул. Вике достался Хосе – их испанский друг из семьи левых интеллектуалов, косящий под молодого Фиделя[1]. С красавчиком Хосе они все вместе познакомились в языковом лагере еще прошлым летом, а теперь вот всей компанией решили затусить в Испании. Когда еще соберутся – впереди госы, выпускной и совсем другая, взрослая жизнь, манящая и пугающая одновременно.

“Ну так и держалась бы уговора”, - сердито думала Аня. Но нет, Вика запала на этого молчуна и мечтателя Леньку, которого девушки, подражая Хосе, стали звать на испанский манер – Лео. А потому ей приспичило, что Лео не обращал на Вику, мнившую себя опытной сердцеедкой, никакого внимания. Одевалась Вика броско и явно стремилась подчеркнуть свою сексуальность, но Лео как будто ничего не замечал.

Не сказать, чтобы у Анны было больше шансов. Лео был из тех людей, кто с детства ведет активную внутреннюю жизнь, и предпочитает собственное “кино” событиям внешнего мира, при этом Лео вовсе не был аутистом. Он держался со всеми ровно и дружелюбно, но не более того, тогда как Хосе из кожи вон лез, чтобы сблизиться с белокожей, рыженькой Аней, ему нравились такие как она невысокие, cлегка полноватые и c убедительными формами, девушки. Даже очки ее не портили, наоборот Хосе вырос в семье университетских преподавателей и ему импонировали девочки с интеллектом. Притом очки всегда можно заменить на линзы, даже прикольно – у одной девочки в их колледже были нереально васильковые глаза. Оказалось – цветные линзы, и он сразу утратил к ней интерес. Анне ничего не стоило менять в своей внешности, так он считал: настолько прозрачных, бездонных глаз цвета бутылочного стекла он еще никогда не видел. Лео – этот ботаник, говорит, что так проявились ее древние гены, потому как первобытные люди были поголовно зеленоглазые, как все хищники. Хосе был даже рад, что остался с девушками один на один, будет повод проявить ловкость и как любил говорить его отец, “лидерские качества”. На самом деле отец стыдился своего не слишком умного сына, но с завидным упорством, хотя и не всегда последовательно, пытался поддерживать в юноше хоть какие-то амбиции. Спорт он, будучи профессором истории, не слишком жаловал, не без оснований считая спортсменов не самыми умными людьми на свете. Спортивный азарт сына вызывал у него если не понимание, то уважение. Хоть в чем-то парень проявляет амбиции. Звезд в науках Хосе не хватал, и мог надеяться поступить в университет лишь благодаря спортивным успехам.  Да, и “лидерским качествам”, которых самому профессору явно не хватало.

- Аня, Вика, за мной! – уверенно скомандовал Хосе, для большей убедительности жестикулируя руками, показывая в сторону выхода. Вернее, той двери, которую он скоропалительно принял за выход. На двери на всех европейских языках было написано “Аварийный выход”. Несмотря на протесты девушек, он все-таки толкнул плечом дверь, но она оказалась заперта. Хосе приложил к ней ухо и услышал едва различимое гудение, как будто в трансформаторной будке. Аня, последовав его примеру, расслышала отдаленный шум морского прибоя. Вика, приложив ухо, тут же отпрянула. Ее смуглое лицо стало совсем бледным, а на лбу выступили капли пота. Девушка медленно сползла на пол, обхватила колени руками и уткнулась в них лицом. Плечи ее вскоре задрожали. Поняв, что у девушки паническая атака, Хосе со всей силы заколотил в дверь, трехэтажно матерясь … по-русски. Даже в такой ситуации это было настолько забавно, что Аня от души звонко рассмеялась. Вот тебе и учеба в молодежном языковом лагере! Ее пессимистка и ворчунья мама как всегда оказалась права, нехотя отправляя дочь в Испанию. Мол ничего кроме ругательств не выучишь, да еще в подоле принесешь. А ведь хорошо было бы сейчас сидеть с ней на кухне, вдыхать аромат кофе и стесняясь под ее всепроникающим взглядом из-под очков а-ля Одри Хэпберн рассказывать об их дурацком приключении.



Ника Аврут

Edited: 16.01.2016

Add to Library


Complain




Books language: