Лабиринт снов

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

   ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ

  

   Чую, время пришло - и захлопнулась дверь.

   Ангел пропел - и полопалась кожа.

   Мы выпили жизнь, но не стали мудрей.

   Мы прожили смерть, но не стали моложе.

   'Агата Кристи'.

  

   Глава 1.

  

   Всегда ли стоит возражать, добросовестно заблуждающемуся человеку?

   Крис Картер.

  

   - Ещё нашатырь. Лида, и адреналин с камфарой мне, сейчас откачаем.

   Я открыла глаза. Девушка, совсем молоденькая, в белом больничном халате поверх сиреневой 'вололазки', склонилась надо мной с куском ваты в руке.

   - Адреналин отменить. Девушка, вот сюда смотрим на мои пальчики.

   Она пощёлкала пальцами над моей головой и спросила:

   - Как вас зовут?

   В горле пересохло, язык словно прирос к нёбу. Я насилу разлепила губы.

   - Александрова Светлана Ивановна.

   - Умничка, какой сегодня день?

   И, правда, какой? Где я вообще? Последние воспоминания ограничивались мешаниной из красных пятен, и перекошенного яростной гримасой прекрасного лица.

   Я жадно оглядывала полузабытую комнату. Диванчик, на котором я лежала, помню, что раньше он стоял в коридоре.

   Вокруг щебетали голоса, отдалённо знакомые и незнакомые. Мелькали лица. Организм отказывался применять мозговые клетки по назначению. Попытки поднять голову сопровождались такими приступами мигрени и тошноты, какие раньше мне не снились. На третьей попытке я сдалась и закрыла глаза.

   - Остановки сердца не было, - удовлетворённо констатировал женский голос.

   Хорошо, что до меня дошёл смысл её слов, значит, мозг начал связывать внешние данные с тем, что хранилось в памяти.

   Снова попыталась открыть глаза. Больно. Вокруг копошились друзья, сотрудники. Неужели опять сплю?

  - Света, мы родителям и Костику позвонили.

   - Светик, скажи что-нибудь!

   - Отойдите все, у неё шок. Лида, сходи за водителем, пусть носилки прихватит, девушку тоже будем госпитализировать.

  

   - Работай негр - солнце ещё высоко, - отшутилась я.

   У неё вечерний спектакль сегодня и я не стала ей мешать, уселась на подоконнике и закурила.

   Знакомые строки, уважаемый читатель, не так ли? Вы вернулись к истокам моего повествования.

   Для меня же прошло три недели с момента, как я вернулась в наш грешный мир. Две из них я провела в больнице, с весьма насыщенной событиями программой. Началось с того, что я с неописуемой радостью узнала про Антошку. Друг мой, после того, как удачно вытолкнул меня из-под рухнувших декораций, остался жив хоть и загремел в хирургию с травмой черепа, но не задетой мозговой тканью. Увидев меня, он пришёл в бешенство. Спасибо здравому смыслу, не позволившему мне сразу вывалить ему, каким конкретно образом я сюда вернулась. После того, как страсти немного улеглись, и он перестал швыряться в меня всем, что попадалось под руку, стоило мне появиться на пороге его палаты, мы постепенно начали общаться. Как прежде доверительно, несмотря на кровную обиду Антона, за то, что я здесь, и не объяснила это какой-либо веской причиной. Вопросов типа: - А не псих ли я? - больше не возникало, ведь я точно знала, что не одна такая.

   Вторым из важнейших событий явилось случайное известие, что семья Антошки, биологически вовсе не его семья. Поскольку он в первый раз в жизни загремел в клинику с серьезной травмой, на друга в отделении интенсивной терапии завели новую карточку, для чего потребовались все документы. Вот так мы и обнаружили в свидетельстве о рождении совсем другую фамилию. Совершенно наобум придуманную врачами. Последовал серьёзный разговор с родителями. Чем он окончился, Антон мне не докладывал. Разумеется, фамилию менять и отказываться от родителей он не стал. Их отношения по-прежнему оставались тёплыми. Поиски его генетических родителей мы сообща решили отложить на потом, когда выпишут, появится время и возможность. Вернее я решила, покуда он молча продолжал строить обиженный вид.

   - Света, тебе приятно смотреть, как Костик под окном дежурит? Извёлся весь, может пожалеешь, а? - поинтересовалась подруга.

   Глаза у неё на боку что ли? Я затянулась и опёрлась спиной на раму.

   - Лерыч, не надо.

   - Из-за чего хоть поссорились? - девушка продолжала ловко орудовать кисточкой. - Раз бросила прям в больнице, изменил что-ли?

   - Нет. Не болтай, губы размажешь, - досадуя на свою совесть, не к месту проснувшуюся, проворчала я.

   Да, я рассталась с Костиком. Не смогла смотреть ему в глаза. Не ту персону хотелось лицезреть каждый день. Глаза у Кости серые, а не синие как вода в море. Фигура подтянутая, но не стройная, далеко до эльфийской. Пальцы на руках коротковаты, близко не похожи на пальцы лучника. Волосы русые, а не кипенно-белые, что снег на вершине в горах и на ощупь точно не шёлк. Не то. Вообще не тот.

   - Были причины, Лерка, - туманно изрекла я.

   Лерычу моё решение не понравилось сразу. В первый же день я вежливо, но жестоко выставила Костика за дверь палаты. Любой способ прервать отношения с моей стороны выглядел в тот день жестоко, для Кости. Он продолжал долго каждодневно навещать меня, не понимая причин внезапной холодности. Я была непреклонна.

   - В чём он виноват? Был бы он мой парень, давно помирились, - возмущалась подруга.



Табурцова Юлия

Отредактировано: 03.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться