Лабиринты

Размер шрифта: - +

Поворот первый

Мос­ква, 1978 год

«Я при­выкаю к сво­боде от те­бя,
При­ят­но жить мне в при­роде не лю­бя,
Не слы­ша пош­лых приз­на­ний в веч­ной люб­ви…»

- И за­чем мы ту­да едем? Мож­но по­думать, что я тво­его дя­ди не ви­дела, - Ксе­ния не­доволь­но по­мор­щи­лась, рас­смат­ри­вая сво­его же­ниха Влад­ле­на, ко­торые си­дел за ру­лем но­вень­кой, толь­ко что со­шед­шей с кон­вей­ера «Вол­ги».
Па­рень ши­роко улыб­нулся, про­демонс­три­ровав ряд бе­лос­нежных зу­бов. Вла­дик Са­мохин дав­но при­вык к то­му, что сла­бый пол бук­валь­но мле­ет от его улыб­ки, и по­это­му поль­зо­вал­ся сво­им стра­теги­чес­ким ору­жи­ем пос­то­ян­но, с за­вид­ной ре­гуляр­ностью влюб­ляя в се­бя пер­во­кур­сниц и оча­ровы­вая пре­пода­ватель­ниц. Ксе­ния по­жала пле­чами, не об­ра­тив вни­мания на из­вечное са­модо­воль­ство с ко­торым па­рень не рас­ста­вал­ся. За три го­да зна­комс­тва мо­лодые лю­ди смог­ли при­вык­нуть к осо­бен­ностям друг дру­га, по­это­му осо­бых проб­лем в об­ще­нии не воз­ни­кало.
- Это ты Кос­тю ви­дела в ок­ру­жении на­ших пред­ков. А у се­бя на да­че он сов­сем дру­гой, мо­жешь по­верить. Ты же хо­чешь стать жур­на­лис­ткой? Вот и пос­мотришь, как жи­вут ак­те­ры вне ка­мер и вне сце­ны. Счи­тай, у те­бя прак­ти­ка!
- Ну, спа­сибо Вам, Влад­лен Ге­ор­ги­евич за та­кую воз­можность, ко­торая вы­пада­ет раз в жиз­ни! Низ­кий пок­лон до зем­ли. Ку­да уж нам – си­рым и убо­гим - до жи­телей твор­ческой бо­гемы! – съ­яз­ви­ла Ксе­ния, но Са­мохин не за­метил.
Мос­ква ос­та­лась да­леко; впе­реди бы­ла сво­бода - дач­ный по­селок, неп­ри­нуж­денная ат­мосфе­ра. Сес­сия сда­на, ле­то в пол­ном раз­га­ре, мож­но сме­ло от­прав­лять­ся в Крым к ба­буш­ке на от­дых. Но Вла­дик ре­шил, что это ле­то они про­ведут вмес­те, а так же им не­об­хо­димо под­го­товить­ся к пред­сто­ящей свадь­бе, воп­рос о ко­торой ви­сел над Ксе­ни­ей да­мок­ло­вым ме­чом из прит­чи. 
Ро­дите­ли же­ниха и не­вес­ты дав­но со­бира­лись по­женить сво­их от­прыс­ков. А мать Ксе­нии счи­тала, что ее до­чери луч­шей пар­тии не най­ти: сын дип­ло­мата, кра­сивый, под­тя­нутый брю­нет со спор­тивной фи­гурой и ми­лым ли­цом, у Влад­ле­на бу­дет блес­тя­щее бу­дущее, он у­едет ра­ботать жур­на­лис­том в ка­пита­лис­ти­чес­кую стра­ну – ту­да, ку­да путь прос­тым смер­тным из Стра­ны Со­ветов за­казан.
Ксе­ния впол­не под­хо­дила на роль мо­лодой же­ны, за ко­торую не бу­дет стыд­но в об­щес­тве – не­высо­кая ша­тен­ка с зе­лены­ми гла­зами, из хо­рошей семьи (ро­дите­ли ин­же­неры с име­нем, пос­то­ян­но на­ходят­ся в разъ­ез­дах, в том чис­ле и в за­пад­ных стра­нах), с оп­ре­делен­ны­ми ам­би­ци­ями. Нет, этот со­юз дол­жен сос­то­ять­ся по всем за­конам бы­тия. Од­на­ко Ксе­ния чувс­тво­вала се­бя все­го лишь не­боль­шой сос­тавля­ющей в ог­ромном ме­ханиз­ме, ко­торый вер­тится вмес­те с ней, по­жирая ее чувс­тва и по­дав­ляя во­лю. Ро­дите­ли ре­шили, где она бу­дет учить­ся, тем бо­лее в МГУ ра­бота­ли «нуж­ные» лю­ди. Мать при­вела Влад­ле­на в дом со сло­вами: «Это сын мо­ей при­ятель­ни­цы, прис­мотрись к не­му. Вы бу­дете учить­ся вмес­те. Же­них за­вид­ный». 
Ксе­ния вновь поз­во­лила дру­гим ре­шать за се­бя, тем бо­лее, на тот мо­мент она толь­ко пос­ту­пила на жур­фак и бы­ла ув­ле­чена ис­клю­читель­но уче­бой, вре­мя от вре­мени за­писы­вала свои мыс­ли в не­боль­шую тет­радку в ко­жаном пе­реп­лё­те, пе­реме­жая де­вичьи пе­режи­вания с ро­ман­ти­чес­ки­ми сти­хами, ко­торые не от­ва­жива­лась по­казы­вать ни при­зем­ленным друзь­ям, ни де­ятель­ным ро­дите­лям. 
Пос­те­пен­но она при­вык­ла к при­сутс­твию Вла­дика в сво­ей жиз­ни. Де­вуш­ка от­но­силась к пар­ню, как к обы­ден­ной ве­щи, та­кой, как, к при­меру, по­сеще­ние лек­ций в уни­вер­си­тете или се­мей­ные обе­ды с друзь­ями и кол­ле­гами ро­дите­лей. Же­них был вес­ким на­поми­нани­ем о том, что она часть то­го об­щес­тва, в ко­тором вра­щалась че­та Дроз­до­вых. 
«Вот, но­вый по­ворот, и мо­тор ре­вет…» - нес­лось из ди­нами­ков ав­то­мобиль­ной маг­ни­толы. Ред­кая за­пись по­лузап­ре­щен­ной рок-груп­пы бы­ла еще од­ним на­поми­нани­ем о том, что Са­мохин был пред­ста­вите­лем ко­гор­ты из­бран­ных. У не­го бы­ло всё, в то вре­мя как дру­гие од­но­кур­сни­ки жи­ли в об­ща­ге и ед­ва сво­дили кон­цы с кон­ца­ми, су­щес­твуя на сти­пен­дию. 
- У мо­ей не­вес­ты, бу­дущей же­ны дип­ло­мата, есть гран­ди­оз­ные воз­можнос­ти. Пом­ни об этом! 
Ксе­ния уд­ру­чен­но вздох­ну­ла, вновь при­нялась рас­смат­ри­вать мель­ка­ющие за ок­ном по­ля и ве­си ближ­не­го Под­московья. 
- Ксю­ха, ну ты че­го та­кая кис­лая? – жиз­не­радос­тно про­из­нес Вла­дилен, а де­вуш­ка хо­тела от­ве­тить что-ни­будь кол­кое, но сдер­жа­лась. 
Они ссо­рились все­го па­ру раз, но за­то с раз­ма­хом. Влад­лен вел се­бя ху­же том­ной де­вицы в бу­ду­аре. На рез­кую фра­зу оби­жал­ся, ухо­дил, дол­го не раз­го­вари­вал, и лишь спус­тя па­ру не­дель при­ходил с бу­кети­ком гвоз­дик, не­уме­ло пы­тал­ся на­ладить от­но­шения. 
- Я не спа­ла всю ночь, го­тови­лась к эк­за­мену, силь­но пе­ренер­вни­чала, по­ка жда­ла сво­ей оче­реди вой­ти в а­уди­торию. Пос­ле тя­жело­го эк­за­мена ты ме­ня хва­та­ешь в охап­ку, не да­ешь опом­нить­ся, та­щишь в наш сов­де­пов­ский бо­монд. Я спать хо­чу!
- Ксю­ха, не кап­ризни­чай! И хва­тит с та­ким усер­ди­ем учить­ся. Вся жизнь ми­мо прой­дет! Да­вай, я ре­шу воп­рос. У от­ца есть зна­комые. Те­бе боль­шую часть эк­за­менов прос­та­вят «ав­то­матом».
- Спа­сибо. Я при­вык­ла учить­ся са­ма. И мне это нра­вит­ся, - Ксе­ния ре­шила прек­ра­тить те­му уче­бы, ко­торая всег­да бы­ла боль­ным воп­ро­сом. Вла­дик пред­по­читал поль­зо­вать­ся свя­зями вмес­то то­го, что­бы учить­ся и сда­вать за­четы. 
Даль­ней­шая часть пу­ти прош­ла в ти­шине. Сол­нце ле­ниво опус­ти­лось к ли­нии го­ризон­та, ког­да бе­лая «Вол­га» въ­еха­ла на тер­ри­торию дач­но­го по­сел­ка, где уже боль­ше пя­тиде­сяти лет жи­вет сто­лич­ная бо­гема – ху­дож­ни­ки, пи­сате­ли, а те­перь уже и ак­те­ры.
Вла­дик ос­та­новил ав­то­мобиль око­ло же­лез­ной ка­лит­ки с ко­ваным за­бором, за ко­торым вид­нелся дву­хэтаж­ный дом, ок­ру­жен­ный ог­ромны­ми ду­бами и хвой­ны­ми де­ревь­ями. Не­пода­леку от же­лез­ных во­рот сто­яла се­реб­ристая ма­шина яв­но заг­ра­нич­но­го про­из­водс­тва. Она смот­ре­лась вы­зыва­юще ря­дом со сво­ими соб­рать­ями со­вет­ско­го ав­топро­ма.
Вый­дя из «Вол­ги», Ксе­ния ос­мотре­лась по сто­ронам и пош­ла вслед за же­нихом, ко­торый уве­рен­но шес­тво­вал впе­реди. Ка­лит­ка от­во­рилась, и к ним на встре­чу вы­шел муж­чи­на лет трид­ца­ти пя­ти с ин­те­рес­ным, мож­но ска­зать, ти­паж­ным ли­цом: мо­ложа­вый блон­дин, гла­за го­лубые, иро­нич­ный взгляд, ши­рокая улыб­ка. Ни дать, ни взять, ге­рой-лю­бов­ник. Де­вуш­ка при­вет­ли­во улыб­ну­лась, она уже не раз встре­чалась с дя­дей сво­его же­ниха Кон­стан­ти­ном Мер­ку­ловым, ак­те­ром те­ат­ра и ки­но.
- Кто нас по­сетил! Бу­дущая гро­за всех ак­те­ров, спе­шащая пи­сать раз­гром­ные кри­тичес­кие статьи в «Прав­ду»! – муж­чи­на кар­тинным жес­том при­ложил­ся к ее ру­ке.
- Не по­веришь! Еле вы­тащил. Ждал под дверью, по­ка она эк­за­мен сдаст, - вста­вил бес­це­ремон­но Вла­дик. 
- Кос­тя, я сес­сию сда­ла, ре­шила от­пустить се­бя на во­лю, - Ксе­ния не­воль­но улыб­ну­лась.
С Кон­стан­ти­ном она дав­но уже пе­реш­ла на «ты», прав­да, в те мо­мен­ты, ког­да ее ро­дите­ли те­ряли бди­тель­ность и поз­во­ляли до­чери ус­коль­знуть из об­щей ком­па­нии в ук­ромный уго­лок и по­об­щать­ся с ак­те­ром об ис­кусс­тве. Тем бо­лее, Мер­ку­лов счи­тал­ся сре­ди «при­лич­но­го об­щес­тва» пер­со­ной нон-гра­та, и серь­ез­но его ник­то не вос­при­нимал. 
- Пой­дем, у нас уже по­сидел­ки дав­но идут пол­ным хо­дом. При­ехал Ва­дик, при­вез нес­коль­ко бу­тылок «Вдо­вы Кли­ко». Идет на ура.
- Да пи­ла я эту кис­ля­тину, - по­мор­щи­лась де­вуш­ка. – Не знаю, кто та­кой ум­ник, что наз­вал эту га­дость «бо­жес­твен­ный нек­тар».
- Граж­данка Дроз­до­ва! – на­зида­тель­но про­из­нес Кос­тя, хо­тя в его гла­зах де­вуш­ка смог­ла уло­вить пля­шущие сме­шин­ки. – Не у всех ро­дите­ли ез­дят в капс­тра­ны, не все но­сят джин­сы, - ак­тер ука­зал на юб­ку-тра­пецию из джин­со­вой тка­ни, ко­торая се­год­ня бы­ла на де­вуш­ке, - и не все пь­ют фран­цуз­ское ви­но. Зап­ретный плод сла­док. Так что не порть удо­воль­ствие ре­бятам. Мно­гие сту­ден­ты из ВГИ­Ка или «Щу­ки», про­вин­ци­алы, толь­ко об­жи­ва­ют­ся в сто­лице. Так что, де­вуш­ка из до­ма на Ко­тель­ни­чес­кой, вам бы луч­ше по­мол­чать.
Ксе­ния на­супи­лась. Ее чувс­тво са­модос­та­точ­ности бы­ло у­яз­вле­но вер­ны­ми сло­вами стар­ше­го дру­га и бу­дуще­го родс­твен­ни­ка. Она всег­да за­быва­ла, что при­час­тна к дру­гому ми­ру, ко­торый не дос­ту­пен про­чим граж­да­нам боль­шой и в ту по­ру ве­ликой дер­жа­вы.
- Пой­дем, жур­на­лис­тка. Поз­на­ком­лю те­бя с са­мым глав­ным смуть­яном стра­ны. А то три го­да те­бя знаю, а луч­ший мой друг по­чему-то с то­бой ни­как не пе­ресе­чет­ся.
Ксе­ния прош­ла за Кос­тей на ве­ран­ду, где был нак­рыт ши­кар­ный стол, за ко­торым си­дели че­ловек двад­цать раз­но­го воз­раста, по­ла и внеш­ности. Де­вуш­ка уз­на­ла ак­те­ров, му­зыкан­тов, но боль­шая часть при­сутс­тву­ющих бы­ли мо­лоды­ми людь­ми, яв­но сту­ден­та­ми, ко­торые хо­тят за­явить о се­бе в не­фор­маль­ной об­ста­нов­ке, вне ат­мосфе­ры прос­мотров и худ­со­ветов.
Но вот ко­го не ожи­дала уви­деть де­вуш­ка, так это свою од­но­кур­сни­цу Май­еч­ку Бо­рисо­ву. Ры­жая и яр­кая дев­чонка слы­ла про­вин­ци­ал­кой, ко­торая при­еха­ла в Мос­кву в по­ис­ках луч­шей до­ли, и лез­ла из шку­ры вон лишь бы выс­ко­чить за­муж за сы­на дип­ло­мата или мо­лодо­го ак­те­ра. По­это­му она всег­да бы­ла в по­доб­ных ком­па­ни­ях, хо­тя ее ту­да ник­то не звал. Спо­соб­ность Майи вти­рать­ся в до­верие к лю­дям уже ста­ла ле­ген­дой жур­фа­ка МГУ. 
- Ого-го! Ка­кие лю­ди! Ну и ка­ким вет­ром те­бя сю­да за­нес­ло? Дроз­до­ва, ты же у нас сту­ден­тка, ком­со­мол­ка! По злач­ным мес­там не хо­дишь. – Ма­еч­ка на­халь­но улыб­ну­лась и за­маха­ла ру­кой, приг­ла­шая при­сесть ря­дом на сво­бод­ный стул. 
Ксе­нии ни­чего не ос­та­валась, как при­мос­тить­ся ря­дом с од­но­кур­сни­цей и вы­ис­ки­вать гла­зами Са­мохи­на, ко­торый ку­да-то зап­ро­пас­тился. 
- И свя­тые гре­шат, но тай­но. Что здесь бы­ло? И где мой обе­щан­ный «сюр­приз»? Кос­тя уже столь­ко вре­мени обе­ща­ет поз­на­комить с Мет­лицким. Да вид­но, не судь­ба, – про­из­несла она, наб­лю­дая за тем, как мно­гие из ком­па­нии уш­ли из-за сто­ла, а мес­то во гла­ве яв­но бы­ло ос­во­бож­де­но для ко­го-то.
- Судь­ба-судь­ба! Здесь он, прек­расный наш Ай­вен­го! Эх, ка­кой му­жик! Гла­за си­ние с по­воло­кой, от улыб­ки в жар ки­да­ет… И дос­тался ба­бе, ко­торая от не­го к чер­ту на ро­га умо­тала! Пра­виль­но, за­чем ей сю­да воз­вра­щать­ся? Здесь у нас что? Гос­концерт? А там - Ми­лан, Рим, Ла Ска­ла. – Майя фыр­кну­ла.
- А те­бе за­вид­но, что ли?
- Мне? Да боль­но на­до! Мне ну­жен муж, ко­торый у ме­ня под кол­па­ком бу­дет. А этот… Ты ду­ма­ешь, он ку­да из-за сто­ла де­вал­ся? Од­на де­воч­ка яс­ногла­зая, что та лань подс­тре­лен­ная, обе­щалась сти­хи ему чи­тать, что­бы он оце­нил ее «та­лан­ты». Ага, в го­лом ви­де!
Ксе­ния сде­лал вид, что по­нима­ет речь од­но­кур­сни­цы, но при этом ста­ралась вспом­нить, что же она зна­ет об упо­мяну­том Мет­лицком. Ак­тер те­ат­ра и ки­но, заг­ра­ницу вы­пус­ка­ют, яв­но в на­деж­де, что сю­да он не вер­нется. Од­на­ко каж­дый раз Мет­лицкий воз­вра­ща­ет­ся, плюя на про­волоч­ки со сто­роны го­сударс­тва, кри­вотол­ки и пе­ресу­ды, ко­торые жи­вут вок­руг его пер­со­ны и об­новля­ют­ся с за­вид­ной ре­гуляр­ностью.
- Май­ка, ну что злая та­кая? Свеч­ки всем дер­жа­ла. Да ма­ло ли ку­да че­ловек по­шел?
- На­ив­ная чу­кот­ская де­воч­ка! Ес­ли бы ча­ще учеб­ни­ки бро­сала и в свет вы­ходи­ла, то зна­ла бы, как од­на де­вица с юри­дичес­ко­го фа­куль­те­та из-за Ва­дика ед­ва ли не ве­ны ре­зала. У не­го из пок­лонниц га­рем нас­то­ящий. Он их в ма­шине оп­ри­ходу­ет, а они по­том в соп­лях еще год хо­дят.



Korolevna

Отредактировано: 20.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться