Лабиринты

Размер шрифта: - +

Тупик первый

И 220 вольт 
При мыс­ли о те­бе, 
И сок по про­водам... 
И мя­тая пос­тель…


Лет­нее ут­ро ти­хо про­сачи­валась в ок­но. За Мос­квой-ре­кой заб­резжил рас­свет, сол­нце стыд­ли­во по­каза­ло свой край из-за крыш сто­лич­ных вы­соток. Ксе­ния по­тяну­лась, сбра­сывая с се­бя ос­татки сна. Те­ло ло­мило, но она не ощу­щала ни кап­ли сты­да, со­жале­ния или рас­ка­яния. На­обо­рот, вос­по­мина­ния о вче­раш­ней но­чи все­ляли в ду­шу стран­ную эй­фо­рию.
Де­вуш­ка об­на­ружи­ла, что она ле­жит под тон­кой на­кид­кой, ко­торая, обыч­но бы­ла наб­ро­шена на крес­ло, сто­ящее око­ло ди­вана. Ва­дима ря­дом не ока­залось, хо­тя она точ­но пом­ни­ла, что за­сыпа­ла в его креп­ких объ­яти­ях, по­ложив го­лову ему на грудь.
Ксе­ния уви­дела, что дверь на бал­кон от­во­рена, за­навес­кой иг­ра­ет ве­терок, и за ней она смог­ла рас­смот­реть муж­ской си­лу­эт. Ва­дим ку­рил, сто­ял спи­ной к ней, об­ло­качи­ва­ясь на пе­рила. Де­вуш­ке ни­чего не ос­та­валось, кро­ме как по­доб­рать с по­ла его май­ку, на­деть ее на се­бя вмес­то при­выч­но­го до­маш­не­го ха­лати­ка с дра­коном, ко­торый отец при­вез из Ки­тая. 
Ксе­ния под­ня­лась на но­соч­ки и, лег­ко сту­пая, нап­ра­вилась на бал­кон, так, что­бы Мет­лицкий не за­метил ее приб­ли­жения. Она зас­мотре­лась на его спи­ну, джин­сы, прис­пу­щен­ные на бед­рах. Тем­но-ру­сые во­лосы бы­ли влаж­ные. По­хоже, Ва­дим чувс­тво­вал се­бя, как до­ма, и без­застен­чи­во при­нял душ, по­ка хо­зяй­ка квар­ти­ры спа­ла без­мя­теж­ным сном.
- Доб­рое ут­ро, - ти­хо про­из­несла Ксю­ша, при­кос­нувшись к пле­чу муж­чи­ны ла­донью. – Ду­мала, ты ушел.
Он выб­ро­сил оку­рок вниз, раз­вернул­ся к Ксе­нии, вни­матель­но пос­мотрел на нее, как буд­то ви­дит впер­вые. За­тем про­вел боль­шим паль­цем по ее при­пух­шим гу­бам, бе­реж­но об­вел их кон­тур. По поз­во­ноч­ни­ку про­шел удар элек­три­чес­ко­го то­ка. Сер­дце дер­ну­лось ма­ри­онет­кой на нит­ке, за­мер­ло и вновь по­нес­лось га­лопом, вы­рыва­ясь на сво­боду из тем­ни­цы гру­ди. 
- У ме­ня нет при­выч­ки убе­гать от жен­щин, - хрип­ло про­из­нес Ва­дим.
- Ты за­думал­ся, не за­метил ме­ня. Впер­вые из­ме­нил же­не, и те­бя заг­рызла со­весть? – Ксе­ния воп­ро­ситель­но под­ня­ла бровь, при этом за­куси­ла гу­бу, что­бы не рас­сме­ять­ся при ви­де то­го, как Мет­лицкий по­мор­щился.
- Нет, - од­нослож­но от­ве­тил он, опи­ра­ясь на пе­рила и рас­смат­ри­вая ее цеп­ким взгля­дом.
- Тог­да, те­бе впер­вые дос­та­лась в лю­бов­ни­цы де­вица, ко­торая пер­вая пред­ла­га­ет се­бя, - не уни­малась она.
- Ксюш, к че­му расс­про­сы? Вче­ра ты ка­залась по­нима­ющей де­воч­кой, - Ва­дим при­тянул ее к се­бе, и де­вуш­ка по­няла, что имен­но это­го ей хо­телось - ощу­тить за­пах его ко­жи, ус­лы­шать би­ение силь­но­го сер­дца, уз­нать всё бо­лее сме­лые и рас­ко­ван­ные лас­ки.
- Дол­жна же я знать хоть что-то о че­лове­ке, с ко­торым всю ночь нап­ро­лет за­нима­лась лю­бовью, - по­жала пле­чами Ксе­ния.
- Лю­бовь, Ксю­ша, - сар­кастич­но про­тянул Мет­лицкий, при­щури­вая си­ние гла­за, - воз­вы­шен­ное, ду­хов­ное по­нятие. Вол­шебное чувс­тво. Так, ка­жет­ся, нас учат? Лю­бовью за­нима­ют­ся по­чему-то с же­ной. Или с же­нами, ко­торые бы­ли или еще бу­дут. – Он за­мол­чал, яв­но об­ду­мывая сле­ду­ющую фра­зу. Ле­ниво ус­мехнув­шись, про­из­нес: - Меж­ду на­ми вче­ра бы­ло чуж­дое со­вет­ско­му че­лове­ку, ка­пита­лис­ти­чес­кое сло­во «секс». Не­уже­ли не слы­шала?
- Слы­шала, - бур­кну­ла де­вуш­ка, сбро­сила ру­ки Ва­дима со сво­их плеч, заш­ла в ком­на­ту. 
Вот так рас­сы­палась ил­лю­зия о ве­ликом Ка­зано­ве, ко­торый сов­ра­тил прак­ти­чес­ки каж­дую вто­рую жен­щи­ну сто­лицы. Слу­хи о том, ка­кой Мет­лицкий ве­лико­леп­ный лю­бов­ник, как уме­ет за­во­ёвы­вать жен­щин и, нас­коль­ко он га­лан­тен по­том, ока­зались не бо­лее чем оче­ред­ной бай­кой из ак­тер­ской сре­ды. 
«Все­го лишь секс», - про се­бя пов­то­рила Ксе­ния, по­нимая, что не мо­жет удер­жать­ся от го­речи ра­зоча­рова­ния, но пла­кать она не ста­нет ни при ка­ких об­сто­ятель­ствах. В кон­це кон­цов, она са­ма выб­ра­ла для се­бя этот путь, и не в ее пра­вилах сво­рачи­вать всё на дру­гих. Ви­димо, Ва­дим при­вык по­доб­ным ин­триж­кам и при­нял ее за ис­ка­тель­ни­цу прик­лю­чений. Од­на­ко ведь так и ока­залось на са­мом де­ле! Ее без­рассудс­тву вче­раш­ней ночью не бы­ло пре­дела, ло­гичес­ко­го объ­яс­не­ния и бо­лее-ме­нее связ­но­го наз­ва­ния. Тя­жело вздох­нув, Ксе­ния пос­та­ралась при­дать сво­ему ли­цу без­за­бот­ный вид, но по­нима­ла, что это не так-то и лег­ко сде­лать, учи­тывая, си­ту­ацию, в ко­торой она рань­ше и не по­дума­ла бы ока­зать­ся. 
- Мне по­ра, - про­из­нес Мет­лицкий, под­хо­дя к ней.
- Я те­бя не удер­жи­ваю. Иди. Спа­сибо за секс, - не смог­ла удер­жать­ся она от то­го, что­бы не от­ве­тит кол­костью. За эту свою при­выч­ку Ксе­ния не раз по­луча­ла вы­гово­ры от ма­тери, кон­флик­то­вала с пре­пода­вате­лями.
- Ксю­ша, - ти­хо про­тянул Ва­дим, - да­вай не бу­дем ус­ложнять. Ты же ум­ная де­воч­ка, са­ма всё по­нима­ешь. Мне с то­бой бы­ло очень хо­рошо, прав­да. На­де­юсь, те­бе со мной то­же. И еще очень на­де­юсь, что ты не бу­дешь боль­ше де­лать та­ких не­поп­ра­вимых глу­пос­тей. Для ум­ни­цы ты вче­ра бы­ла нас­то­ящей ду­роч­кой. 
Мет­лицкий приб­ли­зил­ся к ней, рез­ко при­тянул к се­бе и по­цело­вал так же, как и вче­ра – страс­тно, на­порис­то, не же­лая по­нимать ее от­каз. И у Ксе­ни не ос­та­лось сил, что­бы про­тивить­ся на­тис­ку его губ. Она вновь не смог­ла сдер­жать том­но­го сто­на, ко­торый по­мимо ее же­лания выр­вался на сво­боду. Де­вуш­ка за­пус­ти­ла ру­ку в его во­лосы, на­чала пе­реби­рать паль­ца­ми влаж­ные пря­ди, пах­ну­щие ла­ван­до­вым мы­лом.
Со­вер­шив не­воз­можное уси­лие и приз­вав всю си­лу во­ли на вы­руч­ку, Ксе­ния прер­ва­ла по­целуй, ко­торый при­вел бы к та­кому же раз­ви­тию сце­нария, что и вче­ра ночью. Ва­дим от­пустил ее, оки­нул взгля­дом, от ко­торо­го ста­ло жар­ко. Она пы­талась от­ды­шать­ся, но по­лучи­лось пло­хо. Воз­дух не хо­тел за­пол­нять лег­кие, в гла­зах пля­сали тем­ные пят­на. Гип­но­тичес­кий эф­фект от про­низы­ва­юще­го си­него взгля­да не спа­дал.
- Мне, дей­стви­тель­но, по­ра, - с ви­димой не­охо­той про­из­нес Ва­дим.
- Я по­нимаю, не дер­жу, - ти­хо про­шеп­та­ла Ксе­ния, в на­деж­де, что он не уй­дет, ос­та­нет­ся с ней.
- Тог­да поз­воль, - он по­тянул за край май­ки, ко­торая по-преж­не­му бы­ла на де­вуш­ке. Та без­ро­пот­но под­ня­ла ру­ки вверх, по­могая ос­во­бодить­ся от муж­ской одеж­ды.
Она ос­та­лась сто­ять об­на­жен­ной пе­ред Ва­димом, ко­торый вни­матель­но изу­чал ее, ис­сле­довал взгля­дом каж­дый из­гиб те­ла. Ксе­ния по­чувс­тво­вала, как ее зах­лесты­ва­ет жар­кая вол­на, не име­ющая со стыд­ли­востью ни­чего об­ще­го. Она впер­вые в све­те дня пред­ста­ла пе­ред муж­чи­ной в пер­воздан­ном ви­де, и по­няла, что име­ет власть над ним. Ее те­ло слу­жило маг­ни­том, ко­торый при­тяги­вал его к се­бе, брал в плен, при­ковы­вал не ху­же, чем же­лез­ные це­пи, ко­торые ког­да-то удер­жи­вали плен­ни­ков в тем­ни­це. 
От осоз­на­ния жен­ской си­лы у Ксе­нии зак­ру­жилась го­лова, в гор­ле пе­ресох­ло. Она улыб­ну­лась, от­нюдь не роб­ко, без на­пус­кной скром­ности, бро­сила ему вы­зов. 
- Жаль, что я вче­ра те­бя не мог рас­смот­реть, - под­би­рая сло­ва, ска­зал Мет­лицкий, про­дол­жая об­ша­ривать жад­ным взгля­дом Ксе­нию. – Был бы ху­дож­ни­ком, на­рисо­вал каж­дый из­гиб, каж­дую ро­дин­ку на ко­же… 
Она лишь по­жала пле­чами, изящ­ным жес­том под­ня­ла плед с ди­вана, за­вер­ну­лась в не­го на по­добии рим­ской то­ги.
- Те­перь уви­дел. На­де­юсь, не ра­зоча­рова­ла, - су­хим то­ном про­из­несла де­вуш­ка, по­нимая, что Ва­дим сей­час уй­дет. 
Та связь, ко­торая бы­ла меж­ду ни­ми еще се­кун­ду на­зад, рас­па­лась, ма­гия уш­ла, и ее мес­то за­няла ре­аль­ность, без­жа­лос­тно раз­ру­шив­шая мо­мент. Мет­лицкий уже на­дел май­ку, тя­жело вздох­нул, не под­хо­дя боль­ше к ней, быс­тро про­из­нес:
- Ксю­ха, я те­бе поз­во­ню.
- Ты не зна­ешь мой но­мер.
- Я мо­гу поз­во­нить и в дверь. Знаю, где ты жи­вешь. Но я ска­зал, что поз­во­ню, зна­чит – так и бу­дет. Но­мере те­лефо­на – не проб­ле­ма. Не де­лай глу­пос­тей боль­ше. Не бро­ди ночью од­на, - про­из­нес он с на­жимом и, не по­цело­вав ее на про­щание, скрыл­ся в при­хожей.
Ксе­ния неп­ро­из­воль­но дер­ну­лась, ког­да ус­лы­шала звук зак­ры­ва­ющей­ся две­ри и эхом раз­но­сящи­еся то­роп­ли­вые ша­ги на лес­тнич­ной пло­щад­ке. Она, как и бы­ла, за­вер­нувшись в плед, выш­ла на бал­кон, ви­дя, как Ва­дим ос­та­новил­ся око­ло ма­шины, на ко­торую уже гла­зели пер­вые про­хожие. Все же, да­же воз­ле до­ма на Ко­тель­ни­чес­кой на­береж­ной не каж­дый день уда­ет­ся уви­деть ав­то­мобиль инос­тран­но­го про­из­водс­тва.
Мет­лицкий пос­то­ял еще нес­коль­ко се­кунд воз­ле ма­шины, от­крыл во­дитель­скую двер­цу, за­курил и пос­мотрел на­верх. Ксе­ния пос­та­ралась вжать­ся в про­ем рас­пахну­той бал­конной две­ри, но Ва­дим за­метил ее. Де­вуш­ке по­каза­лось, что он ей под­мигнул. Пос­ле это­го муж­чи­на сел в ав­то­мобиль, и се­реб­ристая ино­мар­ка скры­лась за по­воро­том.
Ксе­ния заш­ла в ком­на­ту и в из­не­може­нии опус­ти­лась на ди­ван. Ру­гая се­бя пос­ледни­ми сло­вами, она упа­ла на по­душ­ку, ко­торая еще сох­ра­нила теп­ло и за­пах ее пер­во­го муж­чи­ны. Вот и сос­то­ялась ее «страш­ная месть» опос­ты­лев­ше­му же­ниху, мо­раль­ным ус­то­ям и тра­дици­ям. Но три­умф так и не при­шел. Вмес­то не­го де­вуш­ка ощу­тила ог­ромную ус­та­лость, ко­торая при­дави­ла ее к зем­ле, отор­ва­ла крылья на­деж­ды на луч­шее. Она за­пута­лась еще боль­ше, вмес­то то­го, что­бы на­чать жизнь с чис­то­го лис­та.
В квар­ти­ре ти­кал ма­ят­ник. С ули­цы до­носил­ся шум про­сыпа­юще­гося го­рода, на­чали свое дви­жение трам­ваи, зве­ня на хо­ду не­задач­ли­вым пе­шехо­дам, что­бы те пос­то­рони­лись. На ста­рой ака­ции, кро­на ко­торой зак­ры­вала по­лови­ну ок­на, ве­село чи­рика­ли во­робьи. Сол­нце уже ус­пе­ло по­казать­ся на не­бе, и его лу­чи па­дали пят­на­ми на ко­вер в ком­на­те. 
Но Ксе­ния впа­ла в ле­тар­гию. Она раз за ра­зом прок­ру­чива­ла со­бытия вче­раш­ней но­чи, ру­гала свою им­пуль­сив­ность, но сде­лан­но­го не во­ротишь. Ее пер­вый муж­чи­на и ду­мать за­будет о ней, и она пос­та­ра­ет­ся не вспо­минать, вы­чер­кнет раз и нав­сегда из па­мяти го­лос, си­ние гла­за, жар­кие, не­ис­то­вые лас­ки, ко­торые уве­ли ее в не­во­об­ра­зимый мир чувс­твен­ных нас­лажде­ний.
Де­вуш­ка не сра­зу ус­лы­шала тре­вож­ную трель те­лефо­на. Под­ни­мать­ся с ди­вана не хо­телось, но приш­лось про­явить вы­дер­жку и ха­рак­тер. Это мог­ли быть ро­дите­ли, ко­торые под­ня­ли бы на но­ги всех зна­комых, ес­ли бы их дочь не от­ве­тила на те­лефон­ный зво­нок в наз­на­чен­ный час. 
- Да, - ти­хо про­из­несла Ксе­ния в труб­ку, ожи­дая ус­лы­шать муж­ской го­лос. Он ведь ска­зал, что поз­во­нит!
- Ксю­ша, это Еле­на Ль­вов­на. Влад­лен у те­бя? – с тре­вогой по­ин­те­ресо­валась не­сос­то­яв­ша­яся свек­ровь.
Де­вуш­ка ти­хо вы­руга­лась. Она со­вер­шенно за­была о Са­мохи­не, как буд­то не бы­ло ни­каких трех лет вя­лых уха­жива­ний, крас­ных гвоз­дик и гло­баль­ных пла­нов на бу­дущее. Ес­ли рань­ше Вла­дик ка­зал­ся ей до­сад­ным об­сто­ятель­ством, то сей­час Ксе­ния ис­крен­не счи­тала его пус­тым мес­том и по­мехой на пу­ти. Бо­лее то­го, де­вуш­ка бы­ла уве­рена, что вспом­нит Вла­дик о ней лишь се­год­ня под ве­чер, ког­да при­едет до­мой, и ма­ма всу­чит ему в ру­ки куп­ленный за­годя бу­кетик, от­пра­вит ми­рить­ся с вы­год­ной не­вес­той.
- Нет. Влад­лен ос­тался на да­чи у Кос­ти, а я доб­ра­лась в Мос­кву со слу­чай­ным зна­комым, дру­гом ва­шего бра­та. А ваш сын да­же не со­из­во­лит по­ин­те­ресо­вать­ся, где же его не­вес­та, - Ксе­ния вы­дала ти­раду, и лишь по­том спох­ва­тилась. Но бы­ло уже поз­дно. 
Еле­на Ль­вов­на по­няла, что меж­ду ее сы­ном и де­вуш­кой что-то про­изош­ло, сра­зу же на­чала вы­яс­нять си­ту­ацию:
- Ксю­ша, вы что, пос­со­рились? Нап­расно ты всё дра­мати­зиру­ешь. За­чем ночью Вла­дику ехать за то­бой в Мос­кву? Он при­едет се­год­ня днем, и вы обо всем по­гово­рите. По­верь, мой сын очень к те­бе при­вязан…
- Еле­на Ль­вов­на, - Ксе­ния прер­ва­ла уве­щева­ния жен­щи­ны, до­садуя на то, что не сде­лала это­го рань­ше. Го­да два на­зад. – Это вы дра­мати­зиру­ете. Мы с Влад­ле­ном не ссо­рились. Мы рас­ста­лись раз и нав­сегда. Не на­до ему при­ез­жать ко мне ни се­год­ня, ни ког­да бы то ни бы­ло. Все­го хо­роше­го.
Де­вуш­ка по­ложи­ла труб­ку и по­няла, что груз спал с ее плеч. Она бе­зум­но ус­та­ла жить в уго­ду ро­дите­лям и при­нятым нор­мам, ей хо­телось сво­боды, ды­шать пол­ной грудью и не ду­мать о том, что бу­дет, о том, что ска­жут дру­гие. Ва­дим же жи­вет, нап­ле­вав на всех и вся, не ищет вы­годы. Ксе­ния вновь уви­дела его си­ние гла­за, горь­кую ус­мешку, вспом­ни­ла по­ез­дку по ноч­ным ули­цам сто­лицы. Ей тог­да ка­залось, что она ле­тит на по­меле, как та са­мая Мар­га­рита из зап­ре­щён­ной кни­ги, ко­торую чи­тала тай­ком на пе­репе­чатан­ных на ма­шин­ке по­жел­тевших стра­ницах. Ксе­нии ка­залось, что она упи­ва­ет­ся чувс­твом сво­боды, на­рушая все ог­ра­ниче­ния и мо­раль­ные ус­тои.
Прис­ло­нив­шись спи­ной к сте­не око­ло сто­лика, на ко­тором сто­ял те­лефон, она мед­ленно спол­зла на пол. Об­хва­тив ко­лени ру­ками, де­вуш­ка еще дол­го си­дела в ти­шине, пы­та­ясь по­нять, что же ей де­лать даль­ше, как пос­ту­пить.
Под­давшись ми­нут­но­му по­рыву, она взя­ла те­лефон, наб­ра­ла но­мер меж­ду­город­ней стан­ции. 
- Де­вуш­ка, будь­те доб­ры, я хо­чу за­казать те­лефон­ные пе­рего­воры с Ял­той. 
По­дож­дав обе­щан­ные три ми­нуты, Ксе­ния, на­конец-то, ус­лы­шала в труб­ке жен­ский го­лос, в ко­тором не бы­ло и на­мека на теп­ло­ту.
- Слу­шаю! 
- Ба­буль, это я, - ти­хо про­из­несла Ксе­ния.
- Ксе­ня? – го­лос ба­буш­ки сра­зу же по­теп­лел. – А я-то ду­мала опять но­мер в са­нато­рии ко­му-то из сто­лич­ных ши­шек по­надо­бил­ся. Что слу­чилось?
- Ба­буль, я сес­сию сда­ла. Хо­чу к мо­рю и сол­нцу. Ты ме­ня пус­тишь?
- Ну, на­конец-то, по­няла, что и от­ды­хать на­до! Ко­неч­но, при­ез­жай, я те­бя в люкс по­селю, всё рав­но бронь сня­ли. И не ви­делись с прош­ло­го ле­та. Из­ме­нилась, на­вер­ное.
- Угу, на­вер­ное, - Ксе­ния горь­ко ус­мехну­лась. – Я би­леты возь­му, сра­зу же те­бе поз­во­ню.
Ре­шив у­ехать в Крым, де­вуш­ка по­нима­ла, что бегс­тво – не вы­ход, тем бо­лее от се­бя са­мой. Ни­кому еще не уда­валось за­вер­шить ма­рафон, ник­то не дос­ти­гал фи­ниша на этой дис­танции. Но все же, Ксе­нии ка­залось, что сме­на об­ста­нов­ки по­может ей по­нять, че­го же она хо­чет в даль­ней­шем, как ей жить и, как не ждать звон­ка, ко­торо­го все рав­но не бу­дет. Хоть Ва­дим и обе­щал.



Korolevna

Отредактировано: 20.08.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться