Лабиринты разума

Font size: - +

16

В последний день судебного заседания божества заполнили Площадь Дебатов до отказа. Шишек из Канцелярии прилетело с избытком. На этот раз пускали только прессу и чиновников, имеющих прямое отношение к проекту, а каждый из них таким себя и считал.

Несколько важных персон излучали ледяное презрение, стоя прямо у входа. Доказывать свою влиятельность они сочли унизительным, и Мара подходил то к одному, то к другому, чтобы провести на предусмотрительно забронированное им место. Теперь они ему будут должны, и демиург пребывал в прекрасном расположении духа. Улыбка излучала уверенность и силу – он словно знал о победе заранее.

Нима встретилась с ним взглядом и отвела глаза в сторону, завидуя такой толстокожести. В отличие от Мары она ощутимо нервничала. Он угрожал погубить дело всей жизни, но любовь слепа. Коварный асур по-прежнему не вызывал ненависти. Разумеется, он не вредил ей назло. Демиург делал то, что считал логичным и правильным, оставаясь преданным собственным принципам. Проблема в том, что они сильно отличались от гуманистических идеалов. Нима любила, уважала за проницательный ум и последовательность, но сейчас ей хотелось крови. Сейчас он был ее враг.

– С тобой хочет поговорить Мортед, – шепнул Снорк, показав глазами на жгучего брюнета с загнутыми на спину хрящевыми рогами, – это Глава Ревизионной Комиссии...

– Я знаю кто это! – фыркнула Нима, не ожидая от разговора хорошего.

Чиновник уже долго разговаривал с Марой, и это ее беспокоило. Пришлось сделать усилие, чтобы выдавить на лице улыбку доброжелательности.

– Рад видеть вас снова, богиня! – почтительно кивнул Мортед.

– Мы как раз говорили о деликатной проблеме, которую способно создать столь прекрасное божество, – поклонился демиург, подчеркнув это «мы». Он выглядел удовлетворенным. Похоже, эти интриганы успели договориться.

– В чем же дело, Ваше Темнейшество? Предательство, убийство, клевета – что не выходит на этот раз, милый? – с иронией спросила Нима, не стесняя себя чиновничьей этикой. Мортед не мог не знать об их близости.

– Он лишь имел в виду, что глядя на вас, теряет рассудок, – поддержал игру тот, – а в нем были интересные мысли о перспективах живой пылевой плазмы. Мы могли бы заселить уже не планету, а звезду или газовую туманность!

– Как? Кем? Чем? – округлила глаза Нима.

– Дело в том, что плазменная кристаллизация приводит к формированию длинных цепочек из пылинок, самопроизвольно закручивающихся в спирали, – довольно пояснил Мара, наслаждаясь ее удивлением. – Они стабильны, создают собственные копии и взаимодействуют друг с другом. Эти связи способны создавать ДНК, значит, и эволюционировать. Части спиралей могут пребывать в двух устойчивых состояниях с разными диаметрами. На каждой помещается множество отрезков и у каждого свое сечение. Таким образом можно передавать информацию.

– Хочешь предложить новый глобальный проект? И угробить этот?

– Вот поэтому мы пока не станем это финансировать, – поспешил заверить Мортед. – Но инициатива заслуживает внимания, а направление мысли весьма перспективно. Об этом я обязательно упомяну на Совете.

– Сочту за честь, если Ваша Божественность найдет время и станет куратором моего проекта, – ухватился за его обещание Мара.

– Очередное чудовище? Пунктик на большие размеры? – издевательски фыркнула Нима. – Только ведь такую ДНК образуют уже не молекулы, а пылевые частицы плазмы. Жизнь придется развивать в «звездном хвосте», а такие масштабы Чистые Миры не потянут.

– Дорогая, знание – сила! – болезненно скривился асур. – Науку в любом случае не остановить. Ты ведешь себя, как религиозный фанатик!

– Наука переписывает себя бесконечно! – парировала она. – Любое знание ненадежно и грозит опровержением или новой трактовкой. Да, религии кажутся архаичными, но их посыл неизменен: хорошо поймешь одно – познаешь и всё остальное!

– Постойте! – поднял руки Мортед, прерывая диспут. – Давайте к делу. У нас согласованы и подготовлены два варианта реформы. После решения суда я объявлю только один.

– Вот как? А можно узнать варианты? – Нима нашла взглядом подозрительно съежившегося Снорка, который всё это время молчал. Бывший начальник почему-то стеснительно держался в тени, пряча глаза.

– В Канцелярии внимательно следили за ходом процесса. Рассмотрев все обстоятельства… – Мортед замялся. Кажется, ему было неловко. – Поверьте, там очень уважают ваш опыт и заслуги, но…

– Так что решили? – холодно перебила богиня. Неуклюжие дипломатические маневры всегда раздражали.

– Человечество признано депрессивной и опасной цивилизацией... – собравшись с духом, выпалил он. – Земле официально присваивается статус «адского измерения класса АА+».

– Да вы с ума сошли? – сжала кулаки богиня.

Чиновник отступил на шаг, словно опасался, что ему выцарапают глаза. В нечастых приступах ярости фейри вели себя подобно берсеркам.



Евгений Кострица

Edited: 23.07.2018

Add to Library


Complain




Books language: