Лабиринты разума

Font size: - +

20

Бегущий по галечному ложу ручей ласкал слух тихим журчанием. Студеные струи приятно холодили рыбий хвост, опущенный в кристально чистую воду. Его зеркальные чешуйки отливали золотом, пуская танцующие блики на галечном дне.

Атме нравился чувственный облик русалочки. Она принимала его, когда хотелось побыть одной. Нравился и романтизм любимой сказки: героиня пожертвовала естественным обликом и вышла к людям. Там всё закончилось хорошо: свадьба, дети и смерть в один день. Собственная история была очень похожей. Вот только финал совершенно другой.

Закусив губу до крови, нимфа едва не простонала в отчаянии. Вроде бы любила обычного человека, а он оказался чудовищем. Черт знает кем! Как и она, раз вытворяла такое!

Безумие той страсти всё еще не оставляло ее, заставляя гасить жар в прохладных водах ручья. Больше всего хотелось вернуться на Землю, но там тени и Мара. И непонятно еще кто страшнее. Если поймают, то с ней поступят так же, как с Хансом: запрут и станут тыкать иголками, пока не свихнется.

Так что же произошло? Это какое-то ужасное недоразумение, которое Атма не могла объяснить. Она помнила только отрывочные фрагменты событий: экстаз наслаждения, нападение ужасных существ, безумный взгляд Мири и яростно сражавшийся Грид. Бедный мальчик закрыл ее собственным телом, спас еще раз, а как она вела себя с ним?

Ей стало горько и стыдно. Наверное, еще и оттого что там оставила Ханса. Но ведь его было невозможно спасти! Нельзя рисковать, теперь себя надо беречь! Но почему?

Вот этого Атма не знала. Помнила лишь ощущение чего-то значительного, сверхважного – того, что спасет этот мир. Не она сбежала – это инстинкт самосохранения заставил уйти. Он выбрал за нее наиболее безопасное место в галактике. Но там оказалась засада теней! Полчища монстров прямо перед величественным зданием Канцелярии! На Площади Единства! Как так могло быть?

Твари из адов всегда казались ей мифом, чьи персонажи существовали только в границах ветхих страниц. Но сначала ведьма, а потом и Мири со свитой доказали, что страшные сказки реальны. Они превратили обычный летний день в леденящий кошмар!

Атма помнила свой крик, оскаленные пасти вокруг. Сжалась, зажмурилась, уверенная, что ее разорвут в клочья, но вдруг стало тихо. Время словно остановилось, внешний мир будто исчез. Ничего не происходило.

Осторожно открыв глаза, увидела полупрозрачную сферу, заботливо закрывшую от адских существ. Защитный купол опасно колыхался под напором, но Атма не могла сразу уйти и с ужасом считала секунды. Активация нового портала требовала примерно минуты, которую пришлось ждать.

К счастью, паузу заполнил почетный караул асуров. Появление роя в святыне до крайности изумило солдат, повидавших на своем веку многое. Оцепенение быстро прошло – здесь стояли только лучшие из ветеранов. Земля будто встала на дыбы. Тени и божества смешались в вихре яростной схватки, и Площадь Единства скрылась в огне. В поднявшемся хаосе нимфу остановить не сумели.

Атма долго петляла по галактике, путая след, пока не спряталась на одной из планет своего детства. Эти заповедные земли помнила по путешествиям с Джаем. Изумрудные озера, девственные леса и живописные закаты под тремя лунами в тот раз заворожили ее. Она просила остаться, но непреклонный старик утащил их из рая. Он опасался привязанности. Местная идиллия была слишком хороша для него.

Зато у Атмы теперь есть временное убежище, а значит, возможность перевести дух и подумать. Вот только думала она не о том. Мысли упрямо ходили по кругу, а центр прочно занимал Ханс. Завертевшаяся карусель событий требовала ясности ума, а в нем еще трепетало смакованием интимных подробностей последнего приключения.

Вновь поймав себя на тихой полуулыбке, Атма раздраженно поморщилась. И дело даже не в затуманенном взгляде с дурацкой поволокой в глазах. Приливы незнакомой энергии бросали из крайности в крайность. Переживания покоя и удовлетворенности сменялись вспышками гнева и бессильной ярости. Атма злилась на себя, Ханса и весь мир, который что-то с ней сделал.

Свое загадочное преображение она уже видела в «обмороке» на карнавале. Там реальность причудливо смешалась с грезами, и было невозможно четко отделить одно от другого. Теперь же Атма чувствовала себя насильником и жертвой насилия одновременно, безвольной куклой и инструментом в глобальном и непонятном процессе. Она точно ребенок, беспечно болтающий ножками в кратере, где начинается грандиозное извержение.

А в следующую секунду захватывало уже прекрасное, восхитительное ощущение гармонии. Казалось, внутри нее распускается тайный цветок, готовясь проявить нечто невообразимо красивое, величественное и колоссальное.

– Девочка моя!

Атма вздрогнула от неожиданности. Голос сильно испугал, заставив рефлексивно вызвать защитную полусферу.

Нимфа подавила приступ паники и вгляделась в силуэт за мерцающей золотистой поверхностью. Там беззвучно шевелила губами богиня. Со слезами на глазах Атма убрала купол и бросилась к ней в объятия.

Первые несколько минут Нима слушала сбивчивый монолог растерянного существа, описывающего свои злоключения. Ее движения были намеренно медленными и успокаивающими в контрасте с бурной жестикуляцией испуганной ученицы. Жалуясь на судьбу, Атма широко разводила руки, показывая размер когтей, клыков и гениталий адских существ. Но ни слова, ни жесты не могли передать ужас и отчаяние, испытанные во время космической чехарды, загнавшей ее на край света.



Евгений Кострица

Edited: 23.07.2018

Add to Library


Complain




Books language: