Лабиринты Роуз

Размер шрифта: - +

Глава 6. Часть 2

Утром Салима забежала в комнату и осторожно потрясла спящую госпожу за плечо, напугав ту до смерти. 
- Что?! Что случилось? – воскликнула Роуз. – Драконы? 
- Какие драконы? - удивилась служанка, не подозревая о ночном происшествии, случившегося с Роуз. – Лолибон Великая ждет вас в тронной зале. 
- Дайте хотя бы попить, - без надежды на завтрак взмолилась Роуз, видя, как служанка выкладывает из сундуков красивую одежду. Во рту стояла такая сухость, что язык прилипал к небу, а губы потрескались, словно бесплодная почва в жару. 
Как Роуз не старалась отогнать тревожный сон, он не желала рассеиваться. 
Дракон с гладким черепом всю ночь таскал ее в когтистых лапах над лабиринтами, а потом сбросил в песчаной пустыне, которая тут же начала поглощать неожиданную добычу. Крики ужаса, вырывавшиеся из уст принцессы, заглушал горячий ветер, смеющийся голосом капитана Шотса. 
Выпив залпом бокал воды, Роуз потрогала ребра и втянула воздух через зубы. Ребра почему-то болели. Вспомнив жесткие объятия Соргоса и Шотса, принцесса нахмурилась. 
- Чертовы мужчины, совсем не соразмеряют силы, - проворчала она, не обращая внимания на удивленный возглас Салимы, которая подняла с пола ее вчерашнее платье. Ворот без пуговиц и выдранные кустами клочья материи делали наряд непригодным для носки. 

Когда служанка сняла с Роуз ночную сорочку, она не удержалась: 
- Госпожа! Что с вами произошло ночью? 
- Я дышала свежим воздухом, - почти не соврала Роуз. 
- Я не думала, что это так опасно, - сокрушенно цокнула языком Салима, и вытащила из шкатулки кувшинчик с мазью, которой совсем недавно лечила Роуз. 

Безвольной куклой принцесса стояла перед зеркалом, когда две служанки, пришедшие на помощь неопытной Салиме, наряжали принцессу в многослойный наряд. 
На голое тело Роуз надели нижнюю рубаху из тончайшего полотна, сверху - два широких платья: одно простого кроя без рукавов, другое, красное, с клиновидным глубоким вырезом, через которое проглядывал узор нижнего платья. 
И последним на Роуз надели золотой халат, густо расшитый каменьями. Прорези для рук давали возможность выпустить наружу рукава красного платья, которые были такой длины, что достигали пола. Наряд венчали конусообразный жесткий колпак и палантин. 

Когда Роуз вплыла в зал (иначе и нельзя было, тяжелый наряд позволял делать только мелкие шажки), королевские придворные поклоном приветствовали иноземную принцессу, выглядевшую экзотической птицей. 
«Я уже не фазан, я - Турух». 
Об этой чудесной птице складывались легенды. Ее золотое яйцо могло вернуть молодость и здоровье. Но если в рот попадала хоть капля белка, вместо счастья человека ждала мучительная смерть. Не всякий маг брался разделить две жидкости, дающие жизнь птенцу. 
«Я – Турух, а на моей голове золотое яйцо». 
С грустной улыбкой Роуз вспомнила, как противилась нарядам, которые выбирала мать Руффа. Свадебный ритуал Бреужа перестал казаться странным, но заставил засомневаться: «Почему меня так вырядили?». 

Оказавшись в огромном помещении, чей высокий свод тонул в темноте, и куда не дотягивался ни свет, льющийся из окон, украшенных цветным стеклом, ни пламя факелов, Роуз преодолевала пространство шаг за шагом, стараясь не упасть, наступив на подол халата, стелившегося за спиной двухметровым шлейфом. 
Пока она шла к трону, мерцающему золотом в дальнем конце зала, краем глаза умудрилась разглядеть, что на цветных гобеленах, развешанных по стенам, были изображены одни драконы: красные то сцеплялись в смертном бое с белыми ящерами, то пировали на трупах черных собратьев. 
- Я надеюсь, вам хорошо спалось нынешней ночью? 
Роуз вздрогнула от женского голоса, неожиданно громко прозвучавшего в просторном помещении. На мощном, поражающем своими размерами, троне совсем затерялась хрупкая фигура Лолибон Великой. 
- Простите, Ваше Величество! - Роуз чуть присела в приветственном поклоне. Она боялась, что королева расценит его недостаточно почтительным, но сделать полновесный поклон побоялась. Она просто не поднялась бы. – Я засмотрелась на гобелены. 
- Вам нравятся драконы? 
- Те, которых я знала, или проявляли дружелюбие, или во всем слушались людей. Да, они мне нравились. 

Взгляд Роуз прошелся по людям, стоявшим за троном или около него. Она узнала Анвера, выделяющегося белой рубашкой. Остальные мужчины были одеты преимущественно в темную одежду. Любовник Лолибон сидел на самой верхней ступени помоста из череды многих, ведущих к трону, но на этот раз не обнимал ноги королевы. Они покоились на скамеечке: слишком высок был трон для королевы Тонг-Зитта. 
Слева от Лолибон стоял Фарух, устремивший взгляд куда-то мимо принцессы. Он сложил руки замком на тощем животе, но даже отсюда Роуз различала, что пальцы старика подрагивают. 

За жрецом маячил Соргос и заговорщицки улыбался принцессе. С другой стороны трона стоял, застыв монолитом, Шотс. Одетый в черное, капитан выглядел торжественно и мрачно. Его плащ спускался до кончиков мягких сапог, перчатки из оленьей кожи рельефно обтягивали мощный кулак, сжимающий эфес меча. Другая рука костяшками пальцев упиралась в подлокотник трона, совсем рядом с миниатюрной рукой королевы. Шотс ни взглядом, ни жестом не показывал, что знаком с Роуз. 
- Наши драконы тоже дружелюбны с теми, кто нравится мне, - с ударением на последнем слове произнесла Лолибон. Шотс сохранил каменное выражение лица, в то время как с лица Соргоса слетела улыбка. Жрец нервно потер ладони. 
Роуз стояла у подножия лестницы и чувствовала себя бабочкой, которой легко могут обломать крылья по одному жесту королевы. 
- Это хорошо, что вы не боитесь драконов, потому как за одного из них вам предстоит выйти замуж. 



Татьяна Абалова

Отредактировано: 10.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться