Лабиринты Роуз

Размер шрифта: - +

Глава 21. Часть 2

- Напрасно я надеялся, что разбужу любовь Солнца. Ее сердце оказалось занято, - Соргос взглянул на Роуз, и ее сердце упало. - Я понял это слишком поздно. В то утро, когда мы искупались с тобой в реке, и ты ушла с Петром, Солнце постучалась в мою комнату.

«Пойдем, мне нужна твоя помощь», - сказала она. Я как раз снимал мокрую одежду. Быстро переодевшись, я выскочил во двор трактира, где нас ждал дракон королевы. 
Непривычно летать на спине собрата, которого ты хорошо знаешь по службе. В небе я особенно остро почувствовал свою ущербность, ведь у нас на драконах летают только женщины.
Мы приземлились у арки четвертого лабиринта, где нас уже ждала Лолибон. Она сама выбрала место встречи, опасаясь предательства. Королева казалась измученной и больной. Видно было, что ей все надоело, и она хотела поскорее убраться из страны, где стало слишком горячо для чужеземки. Лолибон потребовала голову Петра, и только тут я понял, что Бахриман значит для Солнца. Она едва не сорвала переговоры. Принцесса пришла в ярость. Если бы на шее королевы не висело Око, Солнце бросилась бы на нее без раздумий. Я не узнавал ту девушку, которую любил. 
«Я отдам вам голову Роуз» - нашла Солнце выход из положения. Лолибон сделала вид, что размышляет, но по ее лицу ясно читалось - ей понравилась идея заполучить эрийскую принцессу. Я понимал, что на кону стояло будущее моей страны, но не мог не вмешаться. «Охладите его пыл!» - прошипела Солнце. Дракон тут же поднял меня в воздух, зацепив когтями за шкирку, и сбросил в реку у трактира как нашкодившего щенка. 

Через какое-то время после переговоров в мою комнату явилась Солнце.
«Будешь упрекать?» - с усмешкой на губах произнесла она. «Если бы ты не вмешался, то понял бы, что я хитрила. Никто не собирался отдавать безумной королеве ни Петра, ни Роуз. Можешь быть спокоен. Дни Лолибон сочтены. Сам Шотс взялся извести ее. И за наших драконов не беспокойся. Как я могу позволить чужачке увести своих подданных?»
Солнце пыталась говорить убедительно, но я не поверил и решил не спускать с нее глаз. Я ожидал, что она пойдет отдыхать, ведь она провела бессонную ночь, но принцесса упрекнула меня, что я забыл о Фарухе.
«Ты же сам рассказал, как убивается его жена. Каждая минута промедления может стоить жизни жрецу». Солнце хотела идти в лабиринты с поваром Аристом, но я убедил ее, что как воин принесу больше пользы. Когда мы пришли к вашему дому, тетушка, я прямо спросил у Солнца, зачем нам Петр и Роуз, если мы можем справиться сами, на что она ответила, что Петр знает все ловушки как никто другой. 

- Но ты мог бы предупредить Петра, что меня собираются похитить! Вы же выходили во двор? - Роуз злилась.
- Я не знал наверняка. Но на всякий случай попросил Петра быть осторожным и не отходить от тебя ни на шаг.
- Роуз, позволь Соргосу продолжить, - спокойный голос Эдуарда вмиг остудил пыл дочери. - Зачем бросаться обвинениями, когда непоправимое уже произошло? Сейчас нужно думать о будущем. 
-  Где Петр? - Роуз не могла больше слушать, как оправдывается Соргос. – Что произошло после того, как Шотс похитил меня?
- Я напал на Солнце. Ее подлость поразила меня. Если бы не Петр, я бы просто убил принцессу. Ослепленный ненавистью, я совсем забыл о клятве верности, и змея, до поры спавшая у моего сердца, укусила меня. Обессиленный болью я лежал в высокой траве и не мог пошевелиться. Видел, как выскочили из разрушенной мельницы преданные Солнцу люди. Сначала удивился, откуда они здесь? Но потом вспомнил, что недалеко от дома тетушки нас поджидал мальчишка, и Солнце передала ему, что мы направляемся к Чертовой мельнице. «Чтобы наши знали, где искать, если мы не объявимся через три дня».

- Боже правый! Где же Петр? – щеки Роуз пылали.
- Его и Фаруха держат в замке. Я так думаю. Солнце даже не обернулась, когда уходила из зеленого лабиринта.
- Для чего ей Фарух? – Эдуард наклонился ближе к Соргосу, который уронил на грудь голову, вновь переживая предательство.
- Вот и я спрашиваю: для чего? – вмешалась тетушка Катарина. – Он болен и сохранил лишь крупицы магии. Для чего немощного, убитого горем старика тащить с собой? Раз гадюка не бросила Фаруха там, в лабиринте, значит, он ей нужен зачем-то? О Петре я вовсе молчу. Тут все понятно.
- А мне не понятно, - взвилась Роуз. - Что Солнце будет делать с мужчиной, который ее не любит? 
- Деточка, я говорю не о любви. Он ведь знает тайну горючих камней.

- Я думаю, очень даже хорошо, что Солнце любит Петра, - Эдуард притянул к себе посмотревшую на него с изумлением дочь и успокаивающе погладил ее по голове. – Что делают с человеком, который знает, где находится богатство? Его сначала пытают, а потом убивают, чтобы он не выдал тайну кому-то еще. Но любимого мужчину она вряд ли тронет, - Эдуард поднялся. - Пора бы и нам встретиться с этой интересной девицей.
- Папа, - Роуз придержала отца за руку. – Надо бы Соргоса взять с собой. Он знает замок, с ним будет проще найти Петра.
- Нет, - покачал головой Соргос. – Я не смогу. Просто не выдержу боли. Даже если опустошу всю бутылку противоядия, надолго моих сил не хватит.
- У Петра тоже змея у сердца, - забеспокоилась Роуз. – Может, поэтому он не в силах противостоять принцессе драконов? Соргос, мне Петр рассказывал, что это ты провел над ним обряд. Неужели нет способа избавиться от клятвы?
- Только тот человек, в верности к которому вы клянетесь, способен отозвать магическую змейку.
- То есть Солнце? – уточнила Роуз.
- Да. Считайте, что я уже мертвец. 
- Ну уж нет. Будем торговаться, - Роуз вытащила из-под ворота цепь с Оком. Ни от кого не укрылось, как сильно Соргос побледнел. – Теперь я повелительница драконов.

Еще до полета в Лабиринты Эдуард обсудил с Роуз, как им следует действовать. Солнце и ее сторонники не должны догадываться, что Око утратило магию.
- Хотел бы я посмотреть на лицо Солнца, - Соргос поднялся из-за стола, но пошатнулся, и тетушка Катарина тут же подставила ему свое плечо. – Я с вами. Хоть ползком. Ни за что не пропущу этот момент.
- Я тоже с вами, - Катарина, не отпуская Соргоса, быстро развязала ленты фартука и стащила его с себя. – Я больше не буду сидеть дома и ждать, когда вы приведете моего Фаруха. 
- Но… - начал Эдуард.
- Никаких «но», - отрезала тетушка и пошла мелкими шажками к двери, поддерживая Соргоса. 
- Я закрою глаза на то, что передо мной не только не расшаркиваются, но и не обращаются должным образом, - вслед Катарине произнес Эдуард. – Чего не сделаешь ради счастья дочери. Но как только все встанет на свои места, я жду извинений…
Тетушка обернулась и открыла рот, чтобы ответить, но наследник вдруг широко улыбнулся.
- Ватрушками. Извинения будут приниматься только ватрушками.
Все разом заулыбались.
- Пап, мы так далеко не уйдем, - произнесла Роуз, наблюдая, как тетушка сняла с крючка два теплых плаща и помогла одеться своему подопечному. 
Поддерживая друг друга, странная парочка переступила порог.
- Подождите! – окликнула принцесса Соргоса и Катарину.
Те остановились на крыльце.
 – «Вручаю от всего сердца», - торопливо произнесла Роуз, сняла с себя Кольцо Жизни и надела его на палец Соргоса. - Не знаю, поможет или нет, но попытаться стоит. - Роуз подняла глаза на отца, который недовольно покачал головой. - Иначе он умрет по дороге во дворец.
Все уставились на Соргоса.
- Ну как, легче? – Роуз искала признаки улучшения. 
Соргос вдохнул полной грудью. Распрямился. Убрал с пояса руку тетушки Катарины и шумно выдохнул.
- Фух! – не веря ощущениям, он потер грудь. - Боль отпустила. 
- Теперь произнеси: «Вручаю от души» и снимай кольцо. Так надо.
Соргос повторил. Кольцо жизни вернулось к Роуз.



Татьяна Абалова

Отредактировано: 10.02.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться