Лабиринты Роуз (союз пяти королевств - 2)

Размер шрифта: - +

Эпилог

- Дорогая! Я вернул наших детей! 
Эдуард бегал из комнаты в комнату по Эрийскому королевскому дворцу, распугивая бледнеющих при его появлении слуг, и уже в десятый раз выкрикивал имя жены, но Свон не откликалась. 
- Ну где же ты, милая, - его терпению приходил конец. Он еще с Форша отправил в Северную Лорию почтовых драконов с сообщениями, что возвращается, и чтобы она ждала его в Эрии. Лететь еще несколько дней до родины Свон у него не хватило бы сил, так он мечтал поскорее ее увидеть. 
- Ваше Высочество, Ее Высочество в комнате короля, - пискнула присевшая в поклоне служанка, попавшаяся ему навстречу. Она несла большую корзину с бельем. – Его Величество совсем плох.

- Отец! – Эдуард открыл дверь в покои короля Артура Пятого. Спертый воздух, пахнущий лечебными мазями и притирками, безошибочно подсказал, что на кровати лежит тяжелобольной. В памяти всплыла похожая комната, в которой умирал настоящий отец Эдуарда - Себастьян Шовеллер. Тогда, более двадцати лет назад, Эдуард не испытывал таких сильных чувств к умирающему, как сейчас. В то время его сердце не сжималось от предчувствия непоправимой беды. Он любил человека, воспитавшего его как родного сына, и не любил настоящего отца, привнесшего в его жизнь лишь раздор и сумятицу.
У изголовья стояло кресло, в котором дремала Свон, но скрип двери, торопливые шаги и тревожный вскрик заставили ее открыть покрасневшие от бессонных ночей глаза.

- О, Эдуард! – Свон поднялась навстречу мужу и крепко обняла его.
- Что с ним? – голос Эдуарда срывался. Он не ожидал, что его триумфальное возвращение с детьми совпадет со столь безрадостными событиями.
- Он стар и немощен. Я прибыла из Северной Лории сразу же, как только Генрих сообщил о болезни короля, но Кольцо Жизни незначительно ослабило его страдания.
Эдуард подошел к кровати. Отец спал. Его грудь вздымалась редко и дыхание сопровождалось хрипами. Рука с Кольцом Жизни, безжизненно лежащая поверх белой простыни, была холодна. Наследный принц припал к ней губами, и она слабо пошевелилась.
- Сын…
- Да, Ваше Величество.
- Я ждал тебя. Ты нашел моих внуков?

Эдуард посмотрел в тревожные глаза Свон и догадался, что ни отец, ни любимая не знают о том, что произошло в Лабиринтах, ведь почтовые драконы улетели в Северную Лорию. Сообщить сюда, в эрийский дворец, Эдуард не посчитал нужным, надеясь, что Свон сама расскажет отцу и сыну об итогах похода армии Союза пяти королевств в пески Форша.
- Да, отец, они здесь. Я лишь немного опередил их, загнав своего дракона. 
- Позови. Я хочу их видеть.
Свон не стала никого звать, сама выскользнула за дверь. Ее дети во дворце!
Она бежала, распугивая слуг, по анфиладам дворца и длинным переходам, пока не попала на стоянку драконов. Взволнованная женщина издалека увидела, как ее дочь спускается с крыла черного ящера, поддерживаемая Петром.
- Роуз! Петр! – закричала Свон, не в силах ждать, когда они ее заметят.

Смех, слезы, и вновь смех. Тесные объятия, поцелуи. Свон не верила своему счастью: ее дети снова здесь живые и здоровые. Роуз немного похудела, а Петра совсем не узнать. Почти такой же высокий, как Генрих. Он вскоре тоже присоединился к их счастливым объятиям. 
- Мам, я все-таки выхожу замуж! - Роуз не смогла дождаться удобного момента, чтобы объявить о своем счастье.
- И за кого? – тревога кольнула материнское сердце. Кто тот жених, который собирается опять отнять у нее дочь?
- За моего любимого.
- За какого любимого? За Руффа?! – Свон недоверчиво оглянулась на Генриха, который тоже застыл с удивленно открытым ртом. 
Роуз радостно засмеялась и прижалась к плечу Петра.
- Любимый - это наш Петрик. 
- Подожди, подожди! – Свон отступила на шаг, но счастливые глаза влюбленной пары убедили ее в том, что дети ее не разыгрывают. И опять смех сменялся слезами, радостные крики не менее радостными всхлипами.
- Женщины, - Петр кивнул головой в сторону Роуз и Свон, чувствуя, что они не скоро наговорятся.
- Да, - подтвердил Генрих и совсем как Эдуард многозначительно поднял бровь. – Рад снова видеть тебя, брат!

- А где Петр и Генрих? – наконец очнулась Роуз. Они с матерью так и стояли на заднем дворе. За их спинами черные драконы ссаживали наездников, складывая после этого свои огромные крылья. Один из ящеров привез короля Андаута Уильяма, и тот, широко раскинув руки, приближался к невестке.
- Свон, дорогая! А ты ничуть не изменилась! Все такая же красотка! Не надо никаких церемоний, милая. Дай-ка, я тебя расцелую!
Свон, увидев брата Эдуарда, тут же вспомнила об умирающем короле.
- Печальная новость, - шепнула она Уильяму, утонув в его объятиях, - Ваш отец умирает.

Когда Свон с дочерью и Уильямом пришли в покои короля, они были приятно удивлены. Артур Пятый полулежал на кровати и весело смеялся.
Рядом стояли Петр и Эдуард и наперебой рассказывали какую-то историю из жизни в Лабиринтах. Генрих сидел рядом в кресле и держал старика за руку.
- Роуз, милая! Иди поцелуй своего деда. О, Уильям, сынок! Я так счастлив, что вы все собрались вместе! – король замахал руками, подзывая любимых чад.
- Я ничего не понимаю, - Свон встала возле Эдуарда. – Он только сегодня ночью молил бога, чтобы тот его забрал, а теперь выглядит значительно лучше.
- Это Петр. Не забывай, дорогая, что наш сын - бахриман. А они отличные целители. Правда, я узнал об этом чуть раньше тебя. Петр только подержал руки над грудью отца, и тот на глазах начал розоветь. 
- Петр? – Роуз изумилась не меньше Свон, уступив место рядом с дедом Уильяму. Она услышала слова, произнесенные отцом. – Но он… Но как же?..
Ее взгляд встретился со взглядом загадочно улыбающегося Петра. «Потом» - шепнули его губы. 



Татьяна Абалова

Отредактировано: 03.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться