Лабиринты Войнича

Размер шрифта: - +

Интерлюдия. Флоренция

      — Госпожа Регент, кажется, у нас всё ещё есть надежда, — Рикардо Мутти говорил тихо и немного сбивчиво. — Это поистине чудо!

      — А вы сомневались в наших возможностях? — сидящая на скамье женщина подняла на него внимательный и спокойный взгляд, улыбнулась. — Сеньор Мутти, я ни на миг не теряла веры, что у нас всё получится, — она едва заметным движением оправила дорогое синее платье, доходившее почти до щиколоток, пригладила чёрные волосы. — Ну что же вы, располагайтесь рядом, я чувствую, вы мне многое хотите рассказать.

      — Ваше Величество, Ассанта, — Рикардо чуть поклонился и почти мгновенно преодолел небольшое расстояние между ними и присел на тёплое дерево.

      — Я вовсе не королева, я всего лишь выбранный Советом Регент, вы зря так меня превозносите, — отмахнулась та, приятно рассмеявшись. Её голос Рикардо чем-то напоминал тёплый тягучий мёд, не слишком сладкий, но и не горький. Очень красивый.

      — Для них. Не для меня, — взволнованно прошептал Мутти, беря её за руку и целуя слегка загорелое и изящное запястье, спускаясь к тонким гибким пальцам. — Ассанты, вы…

      — Полно, не стоит, — она легко отвела ладонь и подняла голову чуть выше, нахмурилась, давая понять, что минута слабостей окончена. — Так что же вас так воодушевило, что вы вновь стали надеяться на благоприятный нам исход?

      — Признаться, сам покойный Мартелл, — отвечал Рикардо, тут же спрятав чувства глубоко внутри. — Я и не думал, что он догадывался об угрозе собственной жизни. Ян оставил своему сыну некоторые инструкции, касающиеся нашего дела, и велел встретить сеньора Годяну в случае своей смерти. Мы спасены.

      — Вот как? Воистину, я не ошиблась, когда выбирала посланника, — Ассанта позволила себе короткую тёплую улыбку, но тут же продолжила: — Так значит, в наших рядах грядёт пополнение в лице Конрада Мартелла, раз уж выполняет приказ, данный его отцу? Я не думала вмешивать юношу в дела старших, в дела бессмертных, но теперь попросту не имею права закрыть глаза на его участие.

      — Конрад и впрямь слишком мал, ему всего двадцать. Самому младшему из нас двадцать семь, да и то, Чезаре не является полноправным членом нашего общества. В конце концов, Ян просил нас этого не делать, — заметил Мутти, тяжело вздохнув. — Альда просила, если помнишь.

      — Альда погибла, выполняя волю своего отца, потому что чувствовала себя обязанной это сделать. Ян погиб, исполняя мою волю по той же причине. Они пошли на всё ради долга и, возможно, понимали, что Конрад не останется в стороне, особенно теперь. Да, они хотели бы оградить его от таких непростых и горьких решений, от этого безумства, но ведь Конрад их сын… Если мы не позовём его, то он придёт к нам сам, — парировала Регент, прикрыв глаза и сложив руки на коленях.

      — У него вместо любящих родителей остались две могилы, — коротко обронил Рикардо, опустив голову и слегка понурившись. — Не в двадцать лет, Ассанта. И уж тем более не ещё одна могила спустя некоторое время. Только теперь уже его собственная.

      — Но именно мы и можем помочь ему этого избежать, — возразила та. — Сейчас люди Вагнера охотятся за ним, наверняка охотятся, а если мы возьмём его под своё крыло, то у него будет защита, будет возможность отомстить.

      — Такая же, как у Яна? — зло спросил Мутти и тут же поник: — Простите, я был груб.

      — Пустое, я понимаю ваше беспокойство, — пожала плечами Ассанта. — И всё же мы должны его принять. Хотя бы потому что он не должен быть один в такое время. Он не должен замыкаться.

      — У него есть Годяну, — буркнул Рикардо. — Какая-никакая, а всё же компания.

      — Годяну? Такой же потерянный и позабывший всё? — уточнила его собеседница. — Это было бы мерзостью по отношению к ним обоим.

      — Не спорю, — нехотя признал Мутти. — Нашим людям найти их?

      — Пока нет, — покачала головой Ассанта. — Это может привлечь лишнее внимание. Они сами появятся здесь, когда придёт время.



Мари Веретинская

Отредактировано: 06.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться