Ладомир

Размер шрифта: - +

Путь к трону

Яркое осеннее солнце сияло на безоблачном голубом небе. Освобожденный от цветочной пыльцы воздух казался немыслимо прозрачным и звонким. На солнцепеке было по-летнему жарко, но в тени и при порывах резкого северного ветра чувствовалось дыхание приближающейся осени. Всадники перевалили через очередной хребет, их взору открылась раскинувшаяся внизу долина, обрамленная чуть тронутыми желтизной деревьями. Анри направил коня к принцу:

- Отсюда начинается Вестландия, - сообщил он.

Сандро вскинул на родича недоверчивые глаза.

- Прямо отсюда? Откуда ты знаешь?

- Просто, я ведь бывал здесь не раз с твоим отцом. Такое не забывается. Вот твои владения, мой государь, - он повел рукой, предлагая юноше охватить взором видневшиеся вдали долины, горы, перелески и поля.

Повинуясь внезапному порыву, Александр спешился и опустился на колено, на мгновение прижавшись лицом к земле. Следовавшие за ним люди примолкли. Некоторые воины последовали примеру своего принца. Земля пахла какими-то горьковатыми травами. Юноша поднялся с колен и вскочил в седло. Надо было что-то сказать людям, но слова показались ненужными и бессмысленными, – те, кто следовал за ним, прекрасно понимали, для чего пришли в эти края и какая неимоверно трудная задача стоит перед ними. Эрл заметил, как сдвинулись темные брови и немного шевельнулись губы принца, словно мальчик давал безмолвную клятву.

 

Герцог Генрих понравился Александру сразу и навсегда. Большой и шумный, с львиной гривой пшеничных, тронутых проседью волос, он заполнял собой любое пространство, зычный голос двоюродного деда раздавался повсюду, он не умел смирять его никогда, и даже обычную застольную беседу вел так, словно командовал на поле брани целой армией. Анри он стиснул в своих медвежьих объятиях так, что, казалось, сейчас захрустят кости могучего рыцаря. Александр с некоторой опаской приблизился к своему знаменитому родичу. Герцог наконец выпустил сына из рук и вперил прищуренные из-под кустистых бровей пронзительные светлые глаза в юного принца.

- Так вот, значит каков мой новый сюзерен! А помнишь, Анри, как ты притащил его к Фреду в крепость? С тех пор он немножко подрос, а? Прости, мальчик, что я так вот, по-свойски, с тобой. Можно старику?

- Вы вовсе не старик, - вырвалось у Александра. – Я рад, что могу видеть живую легенду Вестландии, дядя.

- Хо-хо! Живую легенду, говоришь? Государственный у тебя ум, малыш, - раскаты смеха старого рыцаря гулко раскатились под сводами замка. – Я рад, что ты не обиделся. Еще раз прошу прощения, Ваше Высочество.

- Нет, нет, только не Высочество, для вас и Генриха я всегда буду просто Александром, - возмутился юноша. – И я хорошо помню, что обязан Вам жизнью и троном.

- А ведь правильный получился парень, а, Фредди? – герцог повернулся к старшему сыну. – Троном говоришь? Трон еще добыть нужно, но о делах потом, а сейчас дай рассмотреть тебя хорошенько. Вылитый Ричард! Но и от матери многое есть. – Генрих неожиданно мягко привлек принца к себе и прижал к необъятной груди.

- Кстати, познакомься со своим родичем, - усмехнулся Фредерик. – Это мой старший, Мишель, стремится служить под твоим началом, государь. – Граф вытолкнул вперед высокого темноволосого подростка, восторженно наблюдавшего за встречей деда с принцем. Щеки мальчика залил густой румянец.

- Мечтает отличиться и получить рыцарские шпоры.

- Да я и сам-то, получил их недавно, - засмеялся Александр. – Хорошо, будешь моим оруженосцем, пока Анри не обзаведется семьей и собственными сыновьями. Андрэ уже рыцарь, ему нужен собственный оруженосец. Кому и быть при мне, как не ближайшему родичу.

- А пока честным пирком отметим возвращение моего сына и нашего сюзерена в родные края. Все уже готово, прошу мои господа за столы.

Александр впервые очутился в древнем родовом гнезде старого герцога и с восторгом рассматривал просторную, темную от времени пиршественную залу, массивную, резного дуба мебель, высокие сводчатые потолки, циклопические камины. Все тут веяло древностью и надежностью, не походило на изящные покои герцогини Беренис или узорчатые хоромы Тура. На стенах висели щтандарты и устрашающего вида секиры, пол устилали медвежьи шкуры, свет падал сквозь узкие решетчатые оконца, над столом свисли огромные светильники, но множество свеч не могли разогнать тьму древнего помещения, и в помощь им воткнули в специальные подставки на стенах огромные факелы.

- Давно пора построить новый современный теплый и светлый дворец, но отец привержен старым традициям, этот замок для него дороже сказочных чертогов небесных владык, - улыбнулся Эрл, наблюдая за принцем.

- Мне очень понравился и твой отец и этот замок, - рассмеялся Александр. – Здесь можно выдержать настоящую осаду. Гора почти неприступна, как я успел заметить по дороге, а в самой крепости есть все необходимое.

- Ну, надеюсь, до осады не дойдет, эти земли не знали войны лет сто, но тут и впрямь есть все. И окрестным крестьянам можно укрыться.

Александр с содроганием вспомнил виденные позавчера, в пути, остатки деревень, где похозяйничали войска Эдуарда – остовы сожженных домишек, гниющие трупы на ветвях деревьев, воронье на пепелищах… И этот правитель надеется сохранить верность своих подданных?!

 

Гонец с известием о приближающейся коннице Эдуарда прискакал через три дня. Разведчики Генриха докладывали, что войско узурпатора состоит из десяти тысяч человек, из них не менее семи тысяч – конники, частью вестландское рыцарство, в большинстве же наемники из соседней Штирии.

- А у нас только две тысячи рыцарей да две тысячи флоренских стрелков, остальные – малообученные крестьяне и ремесленники из владений отца и соседних провинций, - вздохнул Эрл.



Скорпион

Отредактировано: 14.10.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться