Лакуна

Размер шрифта: - +

Лакуна

Озираясь по сторонам, Дрейк крался по новообразованной лакуне. За последний месяц это уже вторая мертвая зона на его территории, но если две недели назад все прошло гладко и никто не попался, то сегодня пеленгатор упорно пищал и показывал красную цифру один. Что за идиот решил проверить, как работают спасатели?

Стояла невыносимая духота и влажность, как в тропиках, казалось, воздух можно раздвинуть руками. Дешевая акриловая водолазка за считанные минуты пропиталась потом и неприятно липла к телу, не долго думая Дрейк избавился от нее оставшись в брюках и высоких ботинках. Это форменная одежда, без которой в лакуну просто нельзя, не зависимо от того, какой климатический сюрприз подбросит новое образование.

Вытерев пот со лба, Дрейк прислушался к звенящей тишине. Часть шикарного городского парка теперь оказалась во власти изоморфа и все еще зеленеющие деревья и кусты даже не подозревали, что они уже мертвы и завтра на их месте останется только пустая оболочка. Но пока не настало завтра, и голодный «чужак» боящийся дневного света не выпил все соки из этого островка, нужно найти человека.

Замерев на месте, Дрейк максимально напряг слух. Секунда, две, пять… Бинго!

Он, шурша ботинками по гравийной дорожке, двинулся в северном направлении, откуда донеслись слабые звуки, похожие на всхлипывания. Через минуту быстрой ходьбы спасатель оказался на круглой поляне с вековым дубом по центру и серо-коричневыми декоративными валунами по периметру.

Дрейк опять замер на месте и огляделся. Никого. Тихо. Он, конечно же, мог позвать, но где гарантии, что рядом не спит изоморф, которого разбудят крики. Вообще об этих странных существах мало что известно, их и видели всего-то пару раз. Точнее из тех, кто видел, в живых осталось пару человек. Эти твари уже почти год терроризируют планету: ни с того ни с сего оккупируют кусок земли, будто отсекают его прозрачным куполом от окружающего мира, за сутки уничтожают все живое и исчезают, оставив опустевшую лакуну.

Когда впервые заговорили о «чужаках» по телевизору, Дрейк только посмеялся над чьей-то больной фантазией, но когда беда пришла в его штат, он первым получил обухом по голове. Его жена и шестилетняя дочка не вернулись с прогулки, вот из такого же городского парка.

Воспоминания о родных – это кровоточащая рана, с которой Дрейку жить до конца дней. Он тысячи раз проклинал себя, за то, что не пошел тогда с ними гулять, а остался смотреть телевизор. Пытался свести счеты с жизнью, но по каким-то странным стечениям обстоятельств выживал. Месяц пролежал в «дурке», благодаря заботливым родственникам, называвшим это реабилитационным центром, пока не понял, что в его жизни все-таки есть цель.

Вот уже полгода он работал спасателем. Смельчаков готовых зайти в лакуну отыскалось немного, некоторые уже погибли, а Дрейк продолжал бесстрашно играть с судьбой. Ему нечего терять!

Прищурившись, спасатель медленно пошел вдоль валунов, старясь, как можно тише шуршать гравием. Он немного запыхался от быстрой ходьбы, пришлось сдерживать звенящее в ушах дыхание, чтобы не пропустить важных звуков.

Один, второй, третий валун… Приглушенный всхлип. Десять гигантских шагов и перед глазами Дрейка оказалась девчушка с двумя косичками до боли напомнившая дочь. Спасателя передернуло от неожиданной находки, и тело на несколько секунд покрылось гусиной кожей.

- Дядя, вы спасатель? – зашептала девочка, убирая ладошки от заплаканного лица.

Дрейк кивнул, приложив палец к губам, показал, чтобы она прекратила разговаривать. Он осмотрел находку со всех сторон. Девчонка явно приклеилась к камню. Изоморфы специально измазывают поверхности возле своего логова липкой дрянью, чтобы жертва не могла убежать. Они как пауки, ловят в свои невидимые сети будущий обед, и если девчонка попалась, значит, логово совсем рядом.

Дрейк снял с пояса пластиковую бутылку с растворителем, и от души вылил воняющей ацетоном жидкости малышке на спину. Десять-пятнадцать минут и он сможет отодрать ее от камня. А пока спасатель подобрал валяющуюся неподалеку палку и прикрутил к ней веревкой тесак. Кто знает, что пригодится, если вдруг изоморф надумает на них напасть?

Дрейк слышал, что «чужаки» покрыты чешуей, похожей на рыбью, и те, кто пытался в них стрелять, получали рикошет в лоб. Ему не жалко своей головы, но ведь пуля-дура, может угодить и в девчонку, поэтому лучше иметь штык.

Дрейк как раз закончил прилаживать тесак, когда девочка громко застонала не в силах терпеть боль разъедающую кожу.

- Тише, - зашипел спасатель.

- Не могу, простите, не могу, - зарыдала малышка и потянула к нему худенькие ручонки.

Дрейк взял ее за кисти и дернул на себя. Не поддалась, нужно еще пару минут. Внезапно воздух наполнился едким запахом сероводорода с примесью тухлой рыбы и мертвую тишину нарушили шлепающие шаги. Из дыры в стволе дуба выполз изоморф. Длинное змеиное тело со слепой рыбьей головой на несколько секунд замерло, прислушиваясь. Оскалившись и уловив, откуда идут звуки, «чужак» на длинных перепончатых лапах проворно двинулся в сторону людей.

Дрейк схватил штык и встал перед валуном, закрывавшим девочку. Малышка сжавшись в комочек, приложила ладони к лицу, стараясь не зарыдать в голос, она не хуже спасателя знала, что чудовища днем реагируют только на звук. Об этом много раз говорили в школе.



Ольга Бурцева

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться