Лампа для джинна

Размер шрифта: - +

Глава 4. Жетон

Федя вышел вслед за ней в коридор, недоуменно пожевывая пиццу.

— Вспомнила! — Вовка развернулась. — Она твоя одногруппница. Она так сказала, Света.

Федя вытаращился и покачал головой:

— Девчонок у нас в группе три штуки. Не запутаешься. Никаких Светок у нас нет.

— Ну погоди. Рыжая такая, с веснушками. Вся в косичках.

— Рыжая? — Федя почесал нос. — Не знаю. Была на первом курсе какая-то рыжая… Ее отчислили после первой сессии. Вообще не ходила. Пару раз была.

— Может, она?

— Ага, и живет тут с нами, а мы и не знаем, — хохотнул Федя. — Да не, может, и она. Надо у Лехыча с Петро спросить. Наверное, чья-то из них.

— А сами они где?

— Ну, может, свалили куда-то. А девка осталась. Эй, Света, ты тут? — гаркнул Федя. — Пошли.

Он махнул Вовке. Они прошлись по квартирке, распахивая двери одну за другой.

Первая спаленка оказалась совершенно треугольной: она ютилась под скошенным потолком и распрямиться можно было только у левой стены.

— Это Лехыча, — объяснил Федя.

Во второй царил такой кавардак, что ступить было некуда. С лампы свисал носок, у комода, ощетинившись скотчем и упаковочной бумагой, валялись одна под другой початые коробки, кровать была завалена одеждой.

— Это Петро.

В третьей спаленке, темной и тесной, тоже особо не убирались.

— Эт моя, — с непонятной гордостью сказал Федя. — Кароч, нет тут места для девчонок. Три комнаты у нас и кухня.

— А где же Марина спала? — спросила Вовка и вдруг покраснела.

А может, бестактность спросила?

— Так на кухне. На раскладушке. Она кантовалась недолго, может, месяца два.

— Ничего не понимаю...

— Слушай, да забей вообще. Пацаны придут — разберемся, кто тут к нам без разрешения шастает.

— Ну странно же: была и ушла...

— Ясно все: завтра с утра первым делом пойду за замком.

Вовка хотела поверить, что ничего подозрительного в исчезновении, да и в появлении тоже, этой рыжей Светки нет, но после выходных без света и анонимных звонков ей всюду чуялись какие-то странности.

— Слушай, а что у вас тут с нумерацией? И домов, и квартир, — спросила Вовка. — Какой-то бред.

— А-а, это, — Федька потопал обратно в кухню, оторвал себе еще пиццы и принялся беззаботно пережевывать. — Так тут все посносили. Потом вроде как в документах что-то потеряли, перепутали... Короче, какие-то дебилы перевесили таблички. Ну, потом и повелось. А квартиры тут тоже уже от балды нумеровали. Веселенький у нас райончик, ага.

— Да как же так можно? — недоумевала Вовка. — Взяли и перевесили?

— Дык давно это было. Еще в том веке, — хохотнул Федя. — Ты чего приехала-то, я так и не понял?

— Да говорю же, хочу про Лёлю расспросить. И вот... телефон заодно зарядить, — как-то виновато отозвалась Вовка.

Ну не говорить же Феде, что дома ей какие-то ужасы чудятся? И вроде бы все объяснимо, но… Как-то неприятно. Пусть и с котом, а все-таки — в одиночестве. С Лёлей она хотела еще и про Илью поговорить, поделиться восторгом, а после ее холодного приема она и думать забыла про встречу в парке…

— А что с Лёлькой? Поцапались? Давай-ка я ей звякну. Ну-ка, погоди, пока не забыл. Давай твой номер запишу. На всякий случай.

Не выпуская из руки пиццу, Федя ловко выудил из кармана телефон. Вовка покорно продиктовала.

— Ага, все верно, — кивнула она, когда ее экранчик загорелся вызовом от Феди.

— Ну и супер. Так, давай с Лёлькой разбираться.

Но Лёля не отвечала.

— Гудки, — пожал плечами Федя. — Не берет.

— А гудки — какие? — уточнила Вовка.

— Обычные.

— Короткие?

— Нет, просто не отвечает.

— Значит, длинные?..

— Ну да.

Прожевав остаток пиццы, Федя подозрительно сощурился:

— Ты какая-то дерганая.

— Есть немного…

— У тебя там дома, что, жрать нечего? Давай садись, нормально поедим. Могу макарон сварить.

— Да нет, спасибо. У нас газовая плита, я не голодала, — Вовка улыбнулась.

Все-то ее сегодня пытаются накормить… И Зинаида Зиновьевна, и Света эта с ее пиццей… А Федька такой забавный — простой, заботливый.



Анастасия Евлахова

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться