Лампа для джинна

Размер шрифта: - +

Глава 12. В купе

Когда проводница принесла сладкий чай, в купе воцарился мир. Только гремели ложками, прихлебывали, отфыркивались — горячо! В купейном вагоне было куда прохладнее, чем в общем, так что пили с удовольствием. За окном пролетали деревеньки, и крыши утопали в оврагах, как шляпки грибов во мху.

В молчании, которое нарушал только перестук колес, Вовка отставила стакан и обвела всех троих взглядом:

— Я все равно не понимаю, зачем вы за мной увязались.

От сахара Лёля подобрела и больше не смотрела волком, только чуточку хмурилась, но для Лёли и это было уж неплохо. Федя, вальяжно растянув длиннющие ноги на половину купе, полулежал и сонно жмурился.

— Да странно ты себя вела, вот и все, — объяснил Илья. — Ты же мне сказала, что тебе какой-то аноним написывает. Потом — тишина. А дальше мне стала приходить какая-то ерунда.

— Вот и мне, — поддакнула Лёля.

— Погодите, — Вовка подняла руку. — Давайте по очереди. У меня голова пухнет.

Лёля откинулась на спинку и сощурила глаза. Ревнует, с нее станется.

— Ну, смотри сама.

Илья вытащил свой телефон, разблокировал и зашел в их переписку во ВКонтакте.

— Сначала, я думал, это ты, — он показал на первые сообщения.

все в порядке, не волнуйся. отбой.

— А потом ты начала ко мне так клеиться, что…

Вовка снова заметила, как покраснели у него кончили ушей. Но глянув на экран, она поняла, что стремительно розовеет и сама.

хотя зря я тебя к себе не позвала. все равно тут одна кукую. куковали бы вдвоем. с пользой.

— Э-эй! — возмутилась Вовка. — Это точно не я писала!

— И вот еще.

Илья прокрутил пониже.

если честно, то все время о тебе думаю. это очень плохо? не могу тебя из головы выкинуть.

Вовка зарделась, выхватила свой мобильник и показала у себя полупустую историю сообщений с Ильей.

— Не я это! Не знаю я, как это тебе приходило…

— Я так и думал, — заулыбался он. — На тебя не похоже. Ты такая скромная. Деловая.

Вовка спрятала лицо в ладонях.

— Скромная! Вот спасибо!

— Ну а что? — Илья уже смеялся. — Нет, ты только послушай: «Эта встреча в парке все для меня перевернула. В школе все было по-другому. А там, у пруда…»

Вовка взвыла.

— Не могу эту пошлятину слушать! Пожалуйста, прекрати.

— Ну, не ты же писала. Чего ты, — улыбнулся Илья.

Вовка замотала головой.

— Ужас какой-то.

Но хуже всего было то, что эти глупые строчки удивительным образом перекликались с тем, что и вправду чувствовала Вовка. Только вот вслух или пусть даже в сообщении — она бы ни за что таким не поделилась. Никому бы не призналась, что встреча в парке «все поменяла», что она про Илью нет-нет, да думает… А уж, конечно, про ночные визиты она даже про себя не заикалась. Это уже совсем стыдно. Она же еще ни разу…

— К десятому сообщению я уже просто хотел удалить тебя из друзей, — сказал Илья. — А потом почитал дальше и понял, что это точно не ты. Кто-то другой развлекался.

Вовка втащила рюкзак себе на колени и крепко-крепко его обняла, как будто хотела им отгородиться, как щитом. Ей было жутко стыдно. Джинн словно прочитал ее мысли и бессовестно вырвал их из контекста. Оголенные провода, а не мысли. Скелеты без плоти и крови. Ясное дело, он все-таки добрался до ее закрытых дневниковых записей. Добрался и бессовестно извратил.

Но зачем же он все это отправлял Илье? Чтобы вот таким вот неприкрытым, бестолковым флиртом оттолкнуть его? Как будто Вовка и без этого плохо справлялась. Убежала, как кипятком ошпаренная, после встречи с автомобилем, а потом вообще на связь не выходила, как последняя социопатка. А загадочность Илью-то, скорее всего, и привлекла. Еще бы, первая, наверное, девчонка на его пути, которая бегает не за ним, а от него.

— Посмотрел твоих друзей в ВК, — продолжал Илья. — На стенке у тебя одна Оля была…

— Лёля я, — гневно заявила та. — Это я для порядка там Ольга.

— Любительница порядка, — с ухмылочкой вставил из своего угла Федя.

— А ты вообще молчи, ходячее недоразумение, — снова разошлась Лёля. — Подойдет очередь, все от и до расскажешь. И мне в том числе.

— Дык а чо рассказывать-то…

— Да погодите вы, — оборвала Вовка. — Так, значит, ты написал Лёле? — повернулась она к Илье.

— Да. Спросил, что за петрушка такая творится с подругой. И она мне накатала целую простыню.



Анастасия Евлахова

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться