Лампа для джинна

Размер шрифта: - +

Глава 18. Шкатулка

Салон связи они отыскали в конце проспекта. За то время, пока шли, стало еще темнее, как будто надвигалась гроза, но ни туч, ни даже облаков на небе так и не появилось. Только тусклая серая дымка висела сухой взвесью, как будто небо сверлили, а пыль так и не опала. Сквозь марево пятиэтажки смотрелись еще мрачнее, чем ночью. Бурые, давно некрашеные, заплывшие черными потеками, они глазели своими разномастными окнами и балконами, застекленными кто во что горазд, и будто следили за Вовкой, перешептывались за ее спиной.

А вот салон связи размещался в светлом, недавно отремонтированном помещении. Небольшая комнатка была заставлена стеллажами с разношерстной техникой, а за стойкой скучал парнишка едва ли старше Вовки с Ильей.

— Пополнить счет? Оплатить услуги? – подскочил он к вошедшим.

Держался он взволнованно и чуточку испуганно — ну точно, не привык к посетителям.

За дело взялся Илья:

— Нам нужен смартфон.

Продавец уже обрадовался, но Вовка вставила:

— Базовый. Очень базовый.

Илья скривился, но все-таки кивнул. Вовка хотела напомнить ему, что он обещал себе не тратить много отцовских денег, но передумала. В конце концов, это не подарок: она берет у него в долг.

Пока продавец возился с запорами на витринах и демонстрировал Илье то одну модель, то другую, Вовка стояла в уголке и переступала с ноги на ногу. В технике она понимала немного, да теперь и не до этого — хорошо бы хоть что-то купить, чтобы можно было и Лёле позвонить, и родителям еще разок попробовать… Можно, конечно, и с телефона Ильи, но свой — это все-таки совсем другое.

— Современному поколению без техники никуда, верно? — бормотнул кто-то за спиной.

Голос был женский, низкий, тяжелый, какой бывает у пожилых дам — полных и непременно курящих. И как это женщина вошла, не звякнув колокольчиком?

Вовка развернулась.

На нее, улыбаясь, смотрела девушка в такой же форме, что и у стеснительного парнишки-продавца. Длинные рыжие волосы падали ей на глаза, но заправлять их за уши она даже не думала. Только разглядывала Вовку из-за прядей и усмехалась. Слишком уж наглая улыбка для консультанта. И лицо как будто знакомое…

Вовка удивилась: с чего бы такой молодой девице говорить про современное поколение? Сама-то она — какое?

— Без телефона и не прожить, — добавила девушка, заправляя пальцы в кармашки на форменном жилете. — Ни минуточки, ни секундочки. Обидно. Все у вас теперь виртуальное.

Вовка вспыхнула. Что еще за уроки жизни? Девица меж тем продолжала, как будто и не ждала от Вовки ответа:

— Кто знает, какой яд там, в этих цифрах? Какие черви плодятся в этих мусорных кучах? Какие формы жизни заводятся в этой плесени?..

По спине у Вовки побежали ледяные мурашки. Какая еще плесень?..

— Все, я выбрал. Вот этот возьмем. Смотри, нравится?

Илья тронул ее за плечо, и Вовка обернулась. Он вложил ей в трясущуюся руку гладкий черненький аппаратик и нахмурился:

— Ты чего такая?

Вовка оглянулась, но девушки-консультанта и след простыл. Наверное, ушла в подсобку, вон дверь виднеется…

— Шестнадцать гигов памяти, — говорил Илья. — Всего два гига оперативки… И камера средненькая. Зато батарейка емкая, на два дня должно хватать. Ну, как тебе?

Вовка рассматривала экран с веселым радужным фоном.

— Нормально? Берем? По цене вроде адекватно. Китайский аппарат, конечно, но на годик его точно хватит, — продолжал Илья.

Часы на экране почему-то показывали 16:46 — вечер ведь еще не наступил! — а минуты все никак не сменялись. Но Вовка не обратила внимания и тупо кивнула:

— Давай.

Когда они вышли на улицу, Вовка как будто очнулась от дурного сна. В салоне творилось что-то не то, но она все никак не могла понять, что именно. Принялась дышать — поглубже, побыстрее — и тут же закашлялась.

— Мне пацан сказал, что это от комбината, — сказал Илья, похлопывая ее по спине. — Воздух тут так себе. Смог висит неделями.

Вовка откашлялась и распрямилась. Вот оно, значит, в чем дело. Вот почему полгорода пустует: дышать же попросту нечем!

Илья взял Вовку за руку.

— Ну ты чего смурная такая? Хочешь, мороженым позавтракаем? Для поднятия духа?

Вовка невольно улыбнулась.

— Мороженым?

— Ага.

Илья кивнул на вывеску напротив: рисованная креманка с мороженым на приторно-розовом фоне.

— Ты уже завтракал, — напомнила Вовка. — Тушенкой.

— А мороженым — еще нет. Ну, согласна? Сама-то, наверное, голодная?

Перед глазами все еще мелькала та разнесчастная банка фасоли, которую подсовывал ей Митя, но признаваться, что аппетит отшибло, не хотелось. В конце концов, и правда хоть что-то хорошее, обычное, человеческое…



Анастасия Евлахова

Отредактировано: 11.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться