Ланиакея

Размер шрифта: - +

Глава 6

Как я и обещала Катюхе, мы с ней пошли на выходных в ночной клуб. «Провокация» — есть такое в Тюмени заведение, где можно и поесть, и выпить, и потанцевать, и даже не придется платить за вход.

Привычная вывеска с перечеркнутым глазом смотрела на нас с двери. В Тюмени, где находилось самое большое в области скопление психопрактиков, закон о блокировке способностей в общественных местах работал четко. Фейсконтроль равнодушно чиркнул по нам взглядами, и мы прошли внутрь, туда, где били тяжелые басы и в воздухе стоял белый дым.

— Где наш столик?! – завопила я, пытаясь перекрыть — абсолютно безуспешно — стоящий вокруг гул.

Катя ткнула в сторону галереи. Она позвонила заранее и забронировала нам места — и правильно, народу было битком. Суббота, люди едва успели прийти в себя после восьмимартовских выходных, а тут снова выходные. Некоторые, похоже, так и не протрезвели еще с праздника.

Мы с Катей плюхнулись на красные диванчики и развернули меню. С соседнего диванчика нам помахали Раф-4, и мы махнули в ответ, радуясь, что видим своих.

Пока несли наш заказ, Катя в очередной раз подвергла меня огневой атаке. Заставила пересказать письмо и разговор с Веревкиной, показать смс-ку Вагнера в телефоне.

— Ну вот, ты уедешь, а мне придется развлекать Ласточкину в одиночестве, — сказала она грустно, приваливаясь к моему плечу. — Я же люблю тебя, Голуб. Чтобы ты знала.

— Кать, я могу отказаться из-за тебя от «Ланиакеи», но ты же меня рано или поздно бросишь из-за какого-нибудь импринта. И что мне делать? — криво пошутила я.

— Фай, я серьезно. Я очень рада за тебя, но одновременно понимаю, что буду жутко скучать.

— Может, еще увидимся, — сказала я, гладя ее по плечу, пока официантка расставляла на столе нашу еду и напитки.

До меня доходило медленнее, чем до нее, но все же доходило, и постепенно в душе поднималась самая настоящая буря.

Я уезжаю в Москву.

Я буду учиться в «Ланиакее».

Я уеду из Тюмени, возможно, навсегда, да что, там я даже в Зеленодольск могу больше никогда не вернуться.

Вагнер наверняка будет вести у нас летом, он преподавал курс для морталов и вел на базе своей alma mater какое-то исследование — я помнила это из разговора между ним и кем-то из преподавателей, который зацепила краем уха не так давно.

В «Ланиакее» появлялся даже Аткинсон, а Аткинсон был фигурой сверхвеличины, как галактика, и то, что я увижу его вживую, было просто как исполнение заветной мечты.

— Хелло, девушки, — раздался у нас над ухом резкий голос, и мы с Катей одновременно подняли головы. Рядом с нашим столом стояли два симпатичных парня и официантка — извиняющаяся улыбка, в руках – еще одна книжка меню. Ну конечно. Субботний вечер, забитый до отказа клуб. Этого стоило ожидать.

— Девочки, вы не против, если я подсажу этих молодых людей к вам? – спросила официантка, укладывая меню на стол. — Они обещали вести себя по-джентльменски.

Я заколебалась, но Катюха уже кивала и говорила, что если по-джентльменски, то мы даже очень за. Парни уселись напротив, то и дело оглядывая нас пока еще трезвыми взглядами.

Пока несли их заказ, мы успели познакомиться и слегка поболтать «за жизнь». Их звали Федор и Олег, они пришли сюда, потому что Федора бросила девушка, и ему нужно было «поправить свое душевное равновесие». Спустя полчаса мы уже весело болтали. Конечно, и мартини производил свой бодрящий эффект, и я даже смогла расслабиться и чуточку пофлиртовать — самую чуточку, тоже для поправки своего душевного равновесия.

Катя и Олег вышли покурить, и спустя пару минут Федор по-джентльменски предложил мне обменяться номерами — вдруг еще свидимся. Я начала извиняться — у меня не было намерения заводить новые знакомства, да и не нравился он мне настолько, чтобы я захотела увидеться еще раз, — когда снизу донеслись дикие крики.

Мысль о Кате заставила меня буквально подпрыгнуть на месте. В следующую секунду я уже была внизу, а там меня просто вынесло толпой любопытствующих наружу, где посреди пустой проезжей части разворачивалась драма.

— О боже, о боже, — повторяла рядом какая-то девушка. — Да они же поубивают друг друга!

Я перевела взгляд туда, куда смотрела она, и поняла, что девушка права.

В потасовке участвовали Раф-4 и еще человек десять, они мутузили друг друга почем зря и по улице разносился крепкий мат, сопровождаемый звуками ударов.

Катя стояла чуть поодаль, закрыв лицо руками, и, кажется, совершенно потерялась. Я выбежала на дорогу, едва не полетев на асфальт, когда толпа дерущихся вдруг понеслась в мою сторону, и, ухватив Умочку за руку, потащила с проезжей части прочь, к клубу.

— Ты что? Кать, что стряслось? — Она только качала головой и молчала. Я была в ужасе — чтобы Катя и молчала, должно было случиться что-то из ряда вон. — Они тебя задели? Ударили?

Но она только трясла головой и сжимала мою руку.



Юлия Леру

Отредактировано: 08.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться